Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

тридцать три

Создатель

тридцать три

    правдивая библейская история

    Тридцать три
    Правдивая библейская история
    
    
    Первый райский эпизод
    (эротический)
    
    «Адамчик, дорогой, ну ещё один поцелуйчик. Ну, пожалуйста» – Ледина провела наманекюренным ноготком по наметившейся щетине молодого красивого человека. Она сидела у него на коленях. Её тяжёлые ягодицы тёрлись о его обнажённые бёдра. Ярко накрашенные алые губки, сложившись трубочкой, всё время пытались поймать ускользающую щеку Адама.
    Умопомрачительные высокие сапожки, сшитые из превосходной красной кожи, при каждом движении издавали крякающие звуки: кррряк (сапожки)-чмммок (губки) - кррряк (снова сапожки)-мммцык (снова губки)- кррряк (и опять сапожки). Длинные каблучки-шпильки пробуравили в земле две глубокие ямки.
     «Ну, Адамчик …». Кроме косметики, украшений, сапог и густых огненно-рыжих волос на Ледине в упор ничего не наблюдалось. Впрочем, на Адаме не было и этого. Одни отпечатки разноцветной губной помады, в произвольном порядке разбросанные по всему голому телу атлета.
    Внизу, в ногах у Адама сидела другая молодая особа. Она массировала левую ногу нашего героя – от нежной почти детской ступни до мощного мужского колена. Массажировать мускулистые бёдра она не могла, хотя по глазам было видно, что ей очень бы этого хотелось. А не могла потому, что бёдра молодого человека были заняты лединиными ягодицами.
    Эту женщину звали Эйша. Поступательные движения она совершала то с остервенением низвергающегося водопада, то с нежностью струящегося ручейка, но при этом не переставала периодически бросать враждебные взгляды на хорошо устроившуюся соперницу. Эйша была одета в прозрачное кимоно, через которое ясно просматривались все выпуклости и цветовые тона её молодого тела. Восточное личико девушки было густо усыпано косметической пудрой, чёрные-причёрные длиннющие брови, гармонируя с такими же чёрными волосами, воздушно нависали над очерченными антрацитовой тушью продолговатыми глазками. Временами, фиолетовые губки Эйши пропускали красный язычок, который мимолётными прикосновениями ласкал, а заодно и увлажнял массируемые части тела.
    За спиной у Адама находилась ещё одна молодая женщина. Она делала вид, что тоже занимается массажем, но уже верхних частей клиента – шеи и заушин правильно посаженной головы. Но это был всего лишь вид: как будто отвлекаясь, она временами прижималась щекой к золотистой кудрявой шевелюре, опуская при этом руки на мускулистую грудь и даже ниже, насколько могли позволить пышные формы Ледины.
    Инера, а так звали третью девушку, тоже была вроде бы одета, а вроде бы и нет: короткая голубая туника с высокими боковыми разрезами, открывающими с обеих сторон длинные полоски белоснежной кожи, показывали, что область паха была абсолютно доступна. Правая бретелька туники сползла с прекрасного плечика и поэтому одна грудь девушки обжигала взгляд своим мраморно-розовым контрастом. Со стройных бёдер до лёгких сандалий спускалась серебристо-голубая круговерть из сплетённых кожаных ремешков. Длинные светлые волосы Инеры были окантованы повязкой, по которой золотым по голубому фону сверкали замысловатые геометрические фигурки.
    Вдруг Адам резко встал, сбросив с себя Ледину. Красивое мужское тело засверкало наготой.
    Адам повернул голову назад и в упор встретился с пристальным взглядом Инеры, которая в первый же момент отпрянула от него. Не выдержав взгляда, молодой человек опустил взор вниз, туда, где прильнула к земле невозмутимая Эйша - её с первого взгляда равнодушные глаза в глубине были полны кошачьей преданности. Ледина снова бросилась к Адаму и прильнула к нему всей своей роскошной массой.
    «Как вы мне уже надоели!» – бросил Адам и, оттолкнув Ледину, рванулся прочь. Он показал девушкам, на что способен в легкоатлетическом плане – мощное тело как будто летело, нет, даже стремительно парило над усыпанным разноцветной флорой огромным лугом.
    Три пары глаз с обожанием и одновременно с ненавистью проводили убегающую прочь прекрасную, атлетически скроенную фигуру их общего любовника.
    «Завтра моя очередь сидеть на коленях» - язвительно провизжала Инера.
    «Вот» - сказала Ледина и показала ей выразительную фигу.
    На глазах у Эйши навернулись слёзы.
    
    Бытие. Глава 1
    
    Вначале было слово.
    Вернее слова.
    Точнее буквы. Тридцать три буквы.
    Но, обо всём по порядку.
    Два существа явно мужского пола сидели напротив. Однако взоры обоих были направлены совсем не друг на друга, а почти в противоположные стороны. Они так много смотрели друг на друга раньше, что каждая очередная встреча взглядов давалась обоим с огромным трудом. В их глазах читалась покорность перед необходимостью вечного общения друг с другом. И только в то время, когда один из них начинал говорить, второй молниеносно поворачивался к собеседнику. И тогда взгляды скрещивались. Скрещивались, чтобы не упустить визуальную интонацию произносимых слов. Чтобы уловить связь звуков с мыслью говорившего. Иначе было нельзя. Каждый из них не мог позволить обмануть себя.
    Один – худощавый субъект, одетый в черный бархатный фрак и красную шелковую сорочку, развалился в мягком кожаном кресле. Под выразительной козлиной бородкой сверкала опаловая бабочка-галстук. Скрещенные ноги были обуты в длинноносые лаковые туфли на высоких пробковых каблуках. На голове красовалась широкополая шляпа. Открытые части тела – лицо и холёные руки покрыты тёмным густым загаром. Глядя на него, можно было подумать, что он уроженец жаркого климата. Впрочем, так оно и было на самом деле. Но черты лица у него были абсолютно правильные – никаких там курчавых волос, жирных губ, выпученных глаз и приплюснутого носа. Как раз наоборот, волосы, бачки и бородка не имели даже признаков кучерявости, нос имел явно выраженную гордую горбинку. Но во взгляде сверкало лукавое смирение.
    В отличие от первого второй мужчина был по-доброму толст и одет в просторную белую рясу, благородно ниспадающую до кожаных сандалет и полностью скрывающую дородную фигуру. Он восседал на высоком троне, отделанном драгоценными камнями, золотом и звёздной пылью. Над лысой розовой макушкой … Точнее сказать - чуть выше головы парил в воздухе своеобразный головной убор – сверкающий чистым серебром абсолютно правильный обруч. Взгляд выражал явное превосходство и над собеседником и над всем окружающим их райским великолепием.
    Главный сказал: «Да будет буква «А». В знак нашей вечной дружбы на эту букву дам тебе имя. Им будут называть тебя вечно. Это имя будет «Ангел». Впрочем, можно дать тебе и второе, более обыденное, например – «Аспид».
    Чёрный франт невозмутимо пожал плечами.
    «Вторая буква будет «Б». И начинать она будет моё великое имя. И имя это будет – «Бог». Это официально. Можно придумать и неофициально. Например - Батюшка. А что, мне очень даже нравится».
    В знак согласия щеголь слегка наклонил вперёд голову и приложил руку к своей груди.
    Первый, теперь уже идентифицированный Богом, собеседник продолжал: «Следующей буквой будет «В». Какое бы имя ты мог себе подобрать на эту третью букву, о вечный мой спутник?»
    «Уважаемый мой Бог-Батюшка, пусть это будет тоже твоя буква – с явный подхалимской интонацией сказал Чёрный Ангел – И тогда тебя будут величать «Всемогущим» или «Всевышним», как тебе заблагорассудится, о Великий Боже».
    «Хорошо сказал, чертяка» - согласился Бог и довольно осклабился. Ему понравилась придуманная игра - «далее будет буква «Г». Она мне тоже нравится. Мы её поделим пополам. Моё слово на эту букву будет «Господь», а твоё - «Гад».
    «Ага, добавь ещё «ползучий» - съязвил Чёрный Ангел – Ты, Батя, опять издеваешься надо мной. Подари мне лучше следующую букву. Букву «Д». И тогда я назовусь «Демоном» или ещё лучше «Дьяволом».
    - Ладно – согласился Господь Бог – да будет так.
    И это было правильно.
    Новая игра увлекла приятелей. Они продолжали играть весь день. Придумывали имена и названия. Сначала друг другу. Потом различным предметам, окружающим их. Одежде. Частям тела.
    А что им ещё оставалось делать. Они существовали вечно, вдвоём, во всём необъятном мире. Поэтому им приходилось коротать своё бесконечное время за какой-нибудь забавой, типа словесной игры.
    
    ***
    На следующее утро Бог ни свет, ни заря позвал своего единственного друга к трону и предложил продолжить увлекательную игру.
    Но теперь Бог решил усложнить правила: каждый играющий должен вместе с буквой не только придумать слово, обозначающее какой-нибудь предмет, но и создать его. А так как Всемогущий очень любил вкусно и сытно поесть, то и предложил придумывать фрукты или ягоды.
    Первый фрукт придумал сам. Большой сладкий арбуз как нельзя лучше вписывался в кулинарное меню: в нём была и нежная мякоть и утоляющий жажду сок. Бог остался очень доволен своим кулинарным изобретением.
    А заодно, в качестве дополнительного развлечения, Господь создал ещё один предмет, похожий на арбуз, сказав при этом что-то вроде «да соберётся вода, которая под небом и да явится суша». Что-то получилось. И подвесил он эту штуковину в воздухе пред очами своими. Так, чтобы можно было постоянно наблюдать за ней и возможно доработать.
    Демон на букву «А» придумал апельсин. Он у него вышел не таким большим, но зато ярким и ароматным.
    Бог снисходительно одобрил и повесил возле своей первой сферы ещё два ярких шарика, похожих на апельсин, сказав, что они будут освещать сферу днём и ночью.
    Игра продолжалась. Почесав подбородок, Всевышний мануальным жестом факира вынул из рукава забавнейший плод. Сказал, что это будет один из лучших его лакомств, потому что он не только вкусен и полезен, но и красив - его форма представляет спираль, по которой бежит время. Поэтому, сказал Боже, этот его шедевр будет считаться темпоральным символом во вселенной, а зваться будет Ананасом.
    Шарик, висящий перед глазами, Бог слегка крутанул, задав тем самым вектор времени. Шарик медленно завертелся, попеременно освещаемый с одной стороны более ярким шариком, а с другой еле-еле мерцающим.
    Полюбовавшись на торчащий из макушки ананаса пушистый зелёный куст, Бог в порыве вдохновения высадил свою игрушку различной зеленью – травой, кустами и деревьями.
    Демон на букву А смастерил абрикос. И сказал, что он тоже будет символом – символом вечности. Его можно засушить и тогда получится прекрасное лакомство, которое не портится со временем.
    Бог согласился и снисходительно усмехнулся, дав этим понять, что творчество Чёрного Ангела даже не стояло рядом с великой божественной фантазией.
    На этом было предложено завершить с буквой «А». А арбузоподобный шарик назвали землёю.
    И был вечер,...
    
    ***
    …и было утро.
    На букву «Б» Бог придумал «банан» - жёлтый продолговатый продукт содержал много полезных веществ и был очень удобным для еды.
    Демону не повезло. Как он ни старался, хорошего лакомства на букву «Б» придумать не смог. Сначала у него получились какие-то мелкие горькие ягоды, которые он назвал «бузиной». Попробовав убрать горечь, он создал ещё более противные ягоды, название к которым напросилось само – «бздника». Богу, конечно, не понравились. Он констатировал счёт 2:1 в свою пользу.
    Буква «В» принесла миру только «виноград», придуманный Демоном. Это уже был шедевр. Бог даже и не пробовал возразить и объявил равный текущий счёт игры. Гранат снова вывел Бога вперёд (гранатовые зёрнышки вдохновили Творца создать звёздочки вокруг земли), а Дыня увеличила разрыв в счёте.
    На некоторые буквы придумать фрукты не получалось ни у Бога, ни у Демона. Эти буквы пропускались и придумывались новые. В процессе игры были придуманы и ароматный инжир и аппетитный персик, и урожайная слива и великий финик. И много-много других фруктов и ягод.
    Очередной буквой оказалась буква «Я». На неё Демон придумал яблоко, чем и должен был сравнять счёт. В это время в добрых глазах Всемогущего уже сверкали недобрые искорки азарта, в обычное время не свойственные его великой натуре. Он даже не стал пробовать на вкус внешне аппетитный фрукт. А просто посмотрел, скорчил ро…, то есть лицо, то есть лик, конечно, и на этот раз не одобрил дьявольское изобретение. Таким образом, он провозгласил свою победу. Увидев лукавое недоверие в глазах партнёра, Владыка попытался объяснить принятое решение усталостью от умственного напряжения, делая вид при этом, что усердно рассматривает созданную им пародию на солнечную систему.
    Кстати, Бог мог и не объясняться перед собеседником, так как его иерархическая привилегия позволяла не оправдываться ни перед кем, даже перед единственным другом.
    На этом они и закончили не только вкусную игру, но и игру в придумывание новых букв. Богу понравилась цифра 33, составляющая количество уже придуманных символов. Он объявил, что отныне этот звуковой комплект будет называться «алфавитом» и содержать тридцать три полноценные буквы.
    
    Первое пояснение автора
    
    Внимательный и критически настроенный читатель может подумать, что в повествовании имеются неточности, поэтому автор решил дать кое-какие пояснения:
    Первое: в тот памятный день было создано много фруктов и ягод. Но, конечно же, не все, которые мы знаем. Например, такая банальная ягода, как вишня была придумана позже, случайно. Как-то раз, Демон задумал позабавиться и изобрести какую-нибудь отраву – это было как раз в его духе. А чтобы Бог не заметил его коварного замысла, он запрятал снадобье далеко-далеко – в твёрдую косточку. А косточку одел в мягкую алую плоть. Получилась неплохая съедобная и красивая ягодка. Назвали «вишенкой». Богу понравилось. И до поры до времени Всемогущий даже не предполагал, что внутри этой прелести зреет сильнейший яд – синильная кислота. Вот такие вот игры у небожителей.
     И второе: из повествования видно, какой алфавит был изобретён первым. И Кирилл с Мефодием тут совсем ни причём. Они просто пытались добавить ещё одну свою буковку, похожую на перечёркнутый твёрдый знак. Но время показало, что созданное богами изменению неподвластно. И вспомни, читатель, при каких кровавых событиях происходило изъятие лишней буквы из алфавита. Да, да, да, начало двадцатого века!
    Кстати, продолжая логическую цепочку, можно сделать неоспоримый вывод о том, какой язык первым появился на Земле. Вот так.
    
    Второй райский эпизод (лирический)
    
    Адам издалека увидел Еву. Оставаясь незамеченным, он осторожно, на цыпочках, приблизился к маленькой полянке и спрятался за широкий ствол масличного дерева.
    Он долго наблюдал, как она собирает ягоды: землянику и ежевику. Он знал, что это Ева делает для него. Когда он приходит к ней в её маленький шалашик, скатёрка, выполняющая роль достархана, всегда уставлена различной снедью: в плетеных корзинках аккуратно разложены фрукты и ягоды: апельсины и бананы, малина и смородина, мандарины и киви; половинки кокосовых скорлупок заполнены фруктовыми соками, в которых плавают дольки арбуза, ананаса и дыни. Вся эта вкуснятина всегда свежая, как будто только что собранная.
    Не было только яблок, этих запрещённых в раю фруктов.
    Кстати, Адам не понимал, почему в раю запрещено всё, что связано с яблоками. Даже само слово запрещается произносить. Когда на Собрании снедаемый любопытством Адам, осмелился всё-таки спросить про яблоко у самого Отца, то Ледина и Инера брызнули от смеха, Эйша укоризненно покачала головой, а Чёрный Ангел стрельнул в его сторону таким грозным взглядом, что у Адама мурашки побежали по коже. Ева потупила глаза и покраснела. Отец тогда промолчал. Но это молчание было наиубедительнейшим доводом, что такой вопрос никогда больше задавать не следует. Впрочем, в своём кругу обитатели Эдемского сада о странном фрукте всё-таки разговаривали. Даже сам Чёрный Ангел иногда рассказывал что-нибудь о будоражащем умы предмете. Разумеется, если только Отца не было поблизости. Кстати, как-то раз Демон рассказал сказку, в которой одна принцесса, съев подаренное ей яблоко, заснула беспробудным сном. А сам Адам после услышанного не мог нормально спать несколько дней - всё думал о женщинах из странной сказки – плохой и хорошей, и что-то в них было очень знакомое. А во рту чувствовался необыкновенный яблочный вкус. Видно, действительно сладок был запретный плод.
    Адам размышляя смотрел на Еву, собирающую в сумочку ягоды. Она в отличие от других обитательниц Эдема, не носила ни побрякушек, ни каких либо нарядов и поэтому была полностью обнажена. Только перевязь с сумкой, в которую Ева складывала спелые ягоды, проходила между точёных грудей девушки. Конечно, нельзя утверждать, что Адама не оставляли равнодушным сексуальные наряды и косметические изыски трёх других своих подруг. Но Ева чуралась всего этого. Зачем – говорила она. Без одежды её тело более доступно для его ласок. И все его попытки объяснить, что снятие нарядов и украшений может быть очень хорошей прелюдией к интимному общению, не приносили результатов. Она же пыталась так обосновать ему свою позицию о бижутерии: зачем нужны эти яркие цацки, когда весь мир полон прекрасных цветовых гамм. Если хочешь, говорила Ева, увидеть игру света, пойди на цветочный луг и наслаждайся созерцанием роз и орхидей, тюльпанов и гладиолусов. Если хочешь получить удовольствие от запахов - к твоим услугам вечноцветущие деревья черёмухи, акации и сирени. И не надо никакой парфюмерии. Тело женщины должно пахнуть женщиной. А кожа должна дышать. Ну, что ж, может быть. Но Адаму так хотелось посмотреть на стройные ножки Евы, обутые в высокие красные сапоги или в фильдеперсовые чулочки. Или увидеть её прекрасную грудь сквозь прозрачную ткань кимоно. А если б ещё татуировочку в виде бабочки на Евину попочку! М-м-м.
    Пока Адам мечтал, Ева набрала полную корзинку ягод и собралась было уходить с поляны. Увидев это, Адам вышел из-за дерева и окликнул девушку. Ева, увидев любимого, тут же бросилась ему на шею, теряя при этом собранные ягоды. Он поднял её на руки и понёс в сторону низенького тростникового шалашика. Адаму нравилось жилище Евы, которое так сильно отличалось от элегантного шалаша Ледины, сплетённого из вьющегося розового куста, от грациозного шалаша Инеры, оригинальным образом высаженного из лоз отборных сортов виноградника и, естественно, от изысканного шалаша Эйши, собранного из разноцветных цветов, стеблей и веточек, специально пропитанных маслами и воском, и скреплённых между собой тончайшими нитями отборного шелка.
    
    
    Бытие. Глава 2
    
    И был вечер, и было утро.
    «Ну, а сегодня мы будем создавать людей – сказал Бог своему вечному сотоварищу – эти создания будут отличаться от зверей и птиц, которых мы создавали вчера, потому что смогут думать. Ну, соображать. Примерно так же, как мы с тобой. Для этого нужно наделить их мозг мышлением, называемым Логикой. Хотя, скажу я тебе, дружище, что Логика логике рознь. Вот мы с тобой – тоже вроде не дураки, а Логика у нас разная. Ты любишь чёрный цвет и темную одежду, даже несмотря на то, что этот цвет не отражает световые лучи и тебе, наверное, жарковато в твоём смокинге. Но ты упорно напяливаешь на себя галстук и шляпу. По моей Логике – у тебя в этом вопросе нет никакой логики».
    «Владыко, о вкусах не спорят, а ты мне не можешь запретить одеваться так, как я хочу – гордо ответил чёрный Ангел – давай-ка лучше продолжим нашу игру».
    «Давай – согласился Всемогущий – сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да будут владычествовать они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землёю, и над всеми гадами, пресмыкающимися на земле».
    «Сначала я создам особь мужского пола. Назовём его на первую букву алфавита. Например – Адам. А что, не плохо. Вон он какой получается – красавец, да и только»
    Великий Творец осмотрел со всех сторон слепленного из глины человека и остался своей работой вполне доволен.
    Итак, создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою.
    «Теперь давай ты - сказал Бог Демону – попробуй слепить женщину. Только прошу тебя - без фокусов. Чтобы и красива была и умна и, главное, терпима к выходкам мужа. Всё-таки им жить вместе вечно, как нам с тобой».
    «Если б я с тобой жил так, как будут жить они, я бы повесился» – пошло пошутил Демон. Но Бог сделал вид, что не услышал глупой шутки. А Демон принялся за дело.
    Старался он, старался, но у него ничегошеньки не получалось. Нет, с внешностью как раз было всё хорошо: женское тело вышло прямо на загляденье – огненно рыжая пышная шевелюра, приятное личико, пышная грудь, великолепные крутые бёдра. Но вот характер получился какой-то эгоистичный. Стерва стервой, одним словом.
    Всевышний посмотрел-посмотрел и дал Чёрту вторую попытку.
    Демон пыхтел часа три и выставил на суд божий другую очень милую на вид спортивную блондинку. Но когда Бог заглянул ей в душу, то увидел там жестокое сердце и мстительный характер. Не будет она любить мужа больше чем себя – решил Владыко и дал третью, последнюю попытку.
    В этот раз Чёрный Ангел постарался применить всё своё мастерство и попытался создать такую женщину, у которой на первом месте будет преданность мужчине, а уж потом свои меркантильные заботы. Как будто это у него получилось. Но когда Бог посмотрел на очередное сатанинское творение, то чуть не упал в обморок. Кроме преданности, у этой жгучей брюнетки не было никаких чувств. Да и с внешностью вроде что-то не то. Нет в принципе - симпатяшка, но красота какая-то нестандартная вышла: узкие глазёнки, чуть приплюснутый носик, смуглая кожа. Видно, увлёкся Бес идеалом верности, упустил стандартные критерии женской красоты. А вот самому Демону смуглокожая женщина очень даже понравилась и он не преминул напомнить Господу всё о том же различии во вкусах.
    Но Бог не стал даже слушать разглагольствования своего подельника и решил сам создать жену для Адама. Единственное, на что он согласился, так это не аннигилировать трёх первых женщин, созданных дьяволом. Хай живут. Хотя бы для сравнения с той женщиной, которую сделает он лично. И разрешил назвать женщин второй, третьей и четвертой буквой алфавита. Но, когда Чёрт предложил варианты имён, Бог почему-то не согласился с ним и отнял обратно свои буквы. Так и остались имена трёх созданных Демоном женщин укороченными спереди на одну букву.
    Бог же создал поистине произведение райского искусства: и пригожа, и стройна, и умом не бделена. Доволен остался Всемогущий. И пребывая в хорошем настроение от содеянного, тут же согласился с Чёртом на маленькую сделку: Демон настаивал, что будет справедливо обрезать имя новой девушки на одну первую (её же пятую по алфавиту) букву. На том и порешили. Так «родилась» Ева, жена Адама, как бы не первая, но самая красивая женщина в мире. И совсем не из ребра адамова, зачем бы было портить мужскую силу и красоту, а сотворённая волшебной силой Великого Создателя. И предстояло Адаму и Еве жить в согласии и прославлять имя Божие во веке веков. Аминь.
    
    
    Третий райский эпизод
    (нравоучительный)
    
    Призвал Боже как то раз к себе Адама и стал вести с ним беседу.
    «Когда-нибудь издам я свои заповеди в твёрдом варианте – начал Господь – а сейчас слушай и запоминай, что такое хорошо, а что такое плохо».
    Адам смиренно преклонил колено и приготовился воспринимать нравоучения божьи, хотя он уже прекрасно усвоил, что законы, объявленные властью (коей в раю и был Боже Всемогущий), не всегда совпадают с нравственными критериями. Как яркий пример было пресловутое яблочное дело.
     «Первая моя заповедь – сделав грозное лицо, молвил Бог - ты не должен знать никакого бога кроме меня, не должен поклоняться никому кроме меня. Понял?»
    «Понял, Батюшка, - ответил раб божий, вопрос можно?»
    «Валяй, сын мой»
    «А Чёрного Ангела я должен слушаться?»
    «Ни в коей мере. Поэтому моя вторая заповедь: ты не должен сотворить себе кумира ни на небе, ни на земле, ни под землёй. А если вдруг и сотворишь, что я вполне допускаю, то не должен им служить и поклоняться. В противном случае прокляну тебя и род твой до третьего, нет – до четвёртого колена».
    «Не богохульствуй – это моё третье требование, хотя в принципе оно роднится с первой заповедью, но кашу, как говорится, маслом не испортишь».
    «Четвёртый мой закон – ты должен помнить и соблюдать субботу, работать шесть дней, а на седьмой ничего не делать. Это нужно мне для того, чтобы и я мог отдохнуть в свой выходной. Ведь работа моя заключается в том, чтобы следить за твоими делишками и за делишками племени твоего».
    «Не доверяешь, Батюшка?».
    «Нет, не доверяю. Ибо подозреваю я, что вы там с Чёртом за моей спиной шепчетесь. Анекдоты, небось, всякие про меня рассказываете».
    Адам потупил голову.
    «Да, ладно-ладно, успокойся – продолжал Великий – слушай пятый постулат: уважай отца и мать свою. Кто такая мать? Ах, да. Я же и забыл, что ты сирота. Ну, ладно, расскажу». И Бог ввёл своего подопечного в курс дела о им же и придуманной системе размножения. Адам был в буквальном смысле ошеломлён тем, что секс, оказывается, напрямую связан с продолжением рода. Но ничего не сказал, а решил оставить этот вопрос на вечернее обсуждение со своими подругами.
     «Далее идёт вторая часть заповеди, также состоящая из пяти наставлений: не убивай, жене не изменяй, не кради, не клевещи, не завидуй – по пальцам перечислил Всемогущий».
    Адам всё прилежно законспектировал.
    «Доведи моё учение до остальных. Сдавать будете через месяц – назначил Господь первый и далеко не последний в жизни людей экзамен. Кто не сдаст – отправлю в ад на вечные муки».
    
     Секретарём экзаменационной комиссии был назначен Чёрный Ангел.
    
    
    
    Второе пояснение автора
    
    Яблоко яблоком, а был ещё один интересный продукт, созданный Сатаной. Он то и сыграл ключевую роль в нашей истории. Это, как вы помните, был ви-и-но-о-град.
    Дьявол то не дурак. Пусть все считают виноватым то самое безобидное яблоко. Но ведь сахара в нём мало, дрожи слабые. А вот в винограде…
    
    Бытие. Глава 3
    
    Змий был хитрее всех зверей полевых.
    Собрал он всех пятерых и поведал им, что есть в мире прекрасный напиток, вином называемый, а если поколдовать над ним при помощи тепла огненного и холода водяного, то получится прямо таки уж волшебный эликсир. И кто отведает этого напитка, у того как будто глаза откроются и познает тот добро и зло без всякой зубрёжки. Сдать экзамен после этого – раз плюнуть.
    Всё получилось именно так, как советовал Чёрный Ангел. Втайне от Босса девчонки отжали собранный виноград, выдержали его пару недель в соответствующей посуде, процедили и перегнали. Технология простая: каждый день создавали дожди в масштабе планеты, а тут всего лишь ведро-другое браги.
    На вечеринке были все, даже Ева. Она тоже волновалась и не хотела провалить сессию. Во главе стола восседал сам Сатана. По правую руку у него сидел Адам, а по левую его любимица Эйша. Напротив устроились Ледина, Инера и Ева. Пили из кубков, из которых обычно принято испивать святую воду. Сегодня всё было можно: Чёрный Ангел остался за старшего. Потому, что Владыко улетел в другую Галактику с очередным аудитом. Должен быть только к утру. Наутро был назначен экзамен.
    Первая, конечно же, пошла «за успешную сдачу экзамена». Чокнулись, выпили… Хорошо.
    Вторая, естественно, за тех, кого с нами нет. Пусть ему там не икается, мы его любим, ценим и уважаем. Аминь.
    Потом – за женщин. Чёрт с Адамом встали. Локти на уровне плеч. Хлоп.
    Посмотрел Сатана в глаза Адаму: «Ты меня уважаешь?». Выпили за дружбу.
    Ну и пошло-поехало.
    К утру вся чесная компания была на рогах. Пели песни, патриотические – про отца и сына и святого духа, и неприличные – про яблочко, да на тарелочке. Плясали в присядку и в приляжку. И никто не заметил, как на краю пирской поляны появился транспортировочный портал. Когда же увидели, что перед оргиеобразной компашкой стоит Он, тоже встали.
    Наверное, усталость, а скорее всего обида побудили Отца врезать звонкую пощёчину Адаму, который в тот момент ещё совсем не понимал, что перед ним стоит не кто-нибудь, а его великий Создатель и Покровитель. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке – вот и услышал Бог всё-привсё о себе и его делах праведных. И «Яблоко» было главным аргументом, на который давил Адам в своих разоблачениях.
    Разозлился Боже и изгнал всю компанию из сада Эдемского.
    Лишил всех вечности и пообещал сплошные неприятности в земной жизни.
    Ворота в Рай приказал закрыть и поставить туда охранника с лазерным оружием.
    А Черного Ангела он проклял во веки веков.
    
    Третье пояснение автора
    

       Алюминиевые трубы смотрите на сайте.

    Эйша отправилась на дальний Восток, где и родила в муках земного малыша с узкими глазёнками.
    Дети Инеры родились на Апеннинах и распространились по всей Европе.
    Ледина где только не была. Везде сеяла разврат и пьянство. У неё тоже были дети, но из-за недостатка в воспитании они вырастали или в злодеев или в больших начальников.
    Да, кстати, заглавные буквы имён Бог женщинам вернул.
    Ева осталась с Адамом. Одела шкуры, на которые расщедрился Всевышний: на Земле-то – не в раю, холодно, да и гигиену нужно соблюдать. После переселения она перестала быть такой лапочкой, какой была в Эдеме, столкнувшись, наверное, с бытовыми проблемами. Ведь рай в шалаше – это не то же самое, что шалаш в раю. Где они поселились можно догадаться из первого пояснения автора.
    Ну, а далее всё происходило в полном соответствии с Ветхим Заветом.
    
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн