Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Грабитель

Мерлин

Грабитель

    
     Берг стоял перед родителями, уныло потупив взор и повесив хобот. Все шесть глаз его пристыжено смотрели в землю, большой рыжий хвост замер и лежал без движения. И даже прекрасные белые клыки блестели куда менее ярко, чем обычно.
    
    - Так как же это понимать? – говорил в это время его отец. – Целыми днями ты бродишь по лесу, гоняешься там с сачком за детенышами птеродактилей, читаешь стишки, а о том, чтобы заниматься делом даже и не думаешь! Ты что же, решил опозорить всю нашу семью?
    
    Берг обиженно шмыгнул хоботом.
    
    - В общем, мы с матерью решили, что не можем позволить тебе и дальше бездельничать и должны заставить тебя, наконец, заняться делом.
    
    Берг испуганно посмотрел на отца.
    
    - Ты должен пойти по стопам своих предков. По нашим с матерью стопам. Короче говоря, сынок, ты тоже должен стать космическим пиратом. И до тех пор, пока ты не совершишь своего первого космического ограбления, не сделаешь чего-то такого, чтобы мы с мамой смогли тобою гордиться, на пороге нашего дома можешь не появляться!
    
    - Но папа! – вскричал Берг.
    
    - Никаких «но», - отрезал отец. – Сегодня же ты отправляешься в свою первую космическую экспедицию. Мать даст тебе оружие и другие необходимые вещи. Твоя задача, - стать за это время настоящим космическим пиратом, грабителем в лучшем смысле этого слова, ограбить какого-нибудь богатого инопланетного монстра и привезти нам трофей, подтверждающий, что сын наш перестал быть слюнтяем.
    
    - Хорошо, - печально согласился Берг.
    
     Вечером он уже стоял у новенького, подаренного родителями, космического корабля. Рыжий мех его печально развивался на теплом локинианском ветру. Глаза были полны грусти и уныло глядели на высокую синюю траву, милые сердцу круглые стволы деревьев и прячущихся в голубоватой листве птеродактилей. Берг печально вздохнул, и не спеша, направился к двери мерцающего на солнце звездолета.
    
    
    ***
    
     Берг приземлился на планете под названием Руддон. Он летел без перерыва третий день и потому весьма устал от постоянного сидения в замкнутом пространстве. Поэтому, когда звездолет приземлился на твердую поверхность Руддона, Берг был рад, наконец, вылезти наружу и размять соскучившиеся по движению когтистые лапы. Долгие скитания не принесли ему успеха. За два месяца странствий он так и не встретил ни одного достойного ограбления субъекта. Создавалось ощущение, что космос необитаем. Впрочем, правда заключалась, конечно же, не в этом. Просто Берг плохо учил на лекциях расположение обитаемых планет, траектории полетов купеческих звездолетов и все то, что было необходимо знать профессиональному космическому грабителю. Вместо этого, Берг во время лекций сочинял стихи, воспевая в них, сидящую за соседней партой красавицу локинианку. Восхваляя ее луноподобный хвост, жемчужного цвета клыки, и шесть дивных глаз сияющих подобно ожерелью рубинов. Поэтому сейчас Берг был совершенно не приспособлен к ограблению какого-либо космического купца и в виду этого даже не мог найти планету, на которой водились создания, которых можно было бы ограбить. Слава Богу, еще, что дядя научил его в детстве управлять звездолетом, а то вообще получилась бы сущая катастрофа. Вместе с тем, Берг уже порядком соскучился по родной планете и мечтал поскорее туда вернуться. Милые его сердцу локинианские золотистые закаты, и пьянящие вечерние погони за детенышами птеродактилей, литературные чтения в гостиной у прелестных барышень с изящными хоботками и крохотными когтистыми лапками. Ах, как же Берг любил свою драгоценную родину! Но, к сожалению, у него был лишь один шанс вернуться туда, - ограбить какого-нибудь знатного купца и привезти трофей родителям. Берг уныло огляделся вокруг, - зеленое небо неприветливо вздымалось над ним холодным куполом, неестественно-красная земля лежала под ногами.
    
    - Ах, чужбина! – печально воскликнул Берг и грустно протрубил в свой синий хобот красивую исполненную грусти мелодию. – Впрочем, возможно, что эти скитания благотворно повлияют на меня как на поэта, - подумал он, понемногу успокаиваясь.
    
     Спустя два часа Берг отправился на разведку. Угрюмо осматривая территорию, он к своей печали видел только голые безжизненные равнины.
    
    - Ах, неужели тут так и не появится ни одного богатея, которого я бы мог обобрать?!! – воскликнул он с патетикой присущей всем настоящим поэтам. И тут судьба ниспослала ему утешение и Берг к своему глубочайшему восторгу, увидел неподалеку странного смешного богатея, зачем-то копающегося в земле. У богатея было две тщедушных руки, две тщедушных ноги и такое уродливое лицо, что Берг прослезился от жалости к этому причудливому инопланетянину. В голове у него возник новый божественный стих, проникнутый темой сострадания к лишенным красоты не-локинианцам, но вовремя себя остановив, Берг решил сначала ограбить инопланетянина, а потом уже предаться литературному сочинительству и состраданию. Достав из большой оранжевой кобуры, красивый зеленый бластер, он обнажил клыки и твердой поступью направился грабить богатея.
    
    
    ***
    
     Вербов стоял перед только что возведенной палаткой и ругал себя последними словами. Звездолет, на котором он прилетел, сломался, и починить его не было никакой возможности, поскольку у Вербова отсутствовал запасной тригулярный микропроцессор. А это значило, что ему придется шататься по этой планете до тех пор, пока кто-нибудь его не отыщет. Перспектива такая Вербову ужасно не нравилась, в виду того, что искали его, не иначе, как роботы-убийцы, отправленные за ним Китано Римсом за то, что он умудрился подчистую разорить его бандитское казино, трижды поставив на красное. Роботы эти, судя по слухам, являлись мастерами своего дела и легко находили заказанных им жертв, после чего безжалостно их истребляли, либо доставляли заказчику. Ни того, ни другого Вербову не хотелось. Он прекрасно понимал, что мстительный Китано едва ли ограничится изъятием своих денег, а предпочтет еще и сурово наказать не в меру удачливого игрока. Вербов грустно вздохнул, - все-таки жизнь несправедлива, он никого не обманывал, не жульничал, просто математиком был хорошим и потому, разработал беспроигрышную систему игры. Ну, и бандитов наказать хотелось, конечно. И ведь все продумал, - сначала блестящая победа, потом быстрая погрузка денег на звездолет, следом полет на Лунорик, а там его уже Китано не достанет. Все-таки на этой планете за соблюдением законов следят строго. А вот ведь как получилось, - тригулярный микропроцессор вышел из строя, и пришлось приземляться на этой дурацкой планете. И хотя планета эта вполне подходила для жизни и, судя по датчику Треба, тут даже можно было есть растущие на деревьях плоды, Вербову было ужасно грустно, - преследователи могли нагрянуть в любую минуту. А может быть они уже здесь? Вербов нервно огляделся по сторонам. Нет, роботов здесь не было. Зато прямо с гор к нему двигалось какое-то большое рыжее пятно. Вербов присмотрелся к нему внимательнее и вздрогнул от неожиданности, - пятно оказалось страшным шестиглазым чудовищем высоченного роста. Вместо носа у чудовища был хобот как у слона, а в когтистых лапах оно сжимало что-то наподобие пистолета. Вербов судорожно сглотнул.
    
    
    ***
    
     Чудовище подошло к Вербову настолько близко, что теперь их отделяло не более пяти шагов. Потом оно галантно поклонилось и громко произнесло на эсперанто, давно уже ставшим межгалактическим языком следующее:
    
    - Приветствую тебя, беспечный богатей, легкомысленно попавшийся в коварные лапы потомственного грабителя Берга, странствующего рыцаря, защитника обездоленных и угнетенных!
    
    - Разве странствующие рыцари грабят богатеев? – удивился Вербов, даже позабыв про испуг. – Тем более, если они еще и защитники обездоленных и угнетенных.
    
    - Тьфу! – досадливо воскликнуло чудовище. – Это все книжки. Я, видишь ли, люблю почитать, и сегодня как раз читал про…впрочем, не важно, я - грабитель. Злобный грабитель, господин богатей, так что извольте отдать мне ваши сокровища, а иначе, вы познакомитесь с моим грозным оружием! – и чудовище покрутило в воздухе, зажатым в когтистой лапе пистолетом.
    
    - Видишь ли, - произнес Вербов, как можно ласковее, - уважаемый странствующий…грабитель, дело в том, что я, к своему глубочайшему стыду и горькому сожалению, отнюдь не богатей, и у меня, как это ни печально, нет, не то что сокровищ, но даже и приличных часов.
    
    - Напрасно вы так, сударь, - сказало чудовище, почесав свободной лапой свой рыжий хобот, - я, если на то пошло и вовсе не хотел вас грабить. Я, если вам будет угодно, вообще отношусь к грабежам, как к тяжкой ноше, доставшейся мне по воле родителей. И уж поверьте, предпочел бы сейчас заняться, сочинением стихов и слушаньем песен крылатых лягушек, прилетающих по весне, в мой дивный край, а не отнятием у вас сокровищ. Но, раз уж судьба распорядилась таким образом, то каждый должен делать свое дело и делать его хорошо. Я, - грабить, вы, - отдавать сокровища. Будьте же порядочным богатеем, отдайте мне ваши сокровища.
    
    - Но у меня нет сокровищ, - пожал плечами сбитый с толку Вербов.
    
    - Ах нет?!! - рассердилось чудовище, явно ему не веря. – А это что? – и подойдя к палатке Вербова, оно извлекло оттуда когтистой лапой лазерную зажигалку.
    
    - Это мне нужно, чтоб не погибнуть с голода! – встрепенулся Вербов. – Я хотел пожарить мясо или сварить какой-нибудь бульон! Да и ночью тут без костра холодновато будет, - проговорил Вербов, поеживаясь от ветра.
    
    - В общем, я это забираю, - сказало чудовище, - но только учти, что мне этого мало. Если я с этим вернусь к родителям, они с меня шкуру спустят. Так что завтра я приду опять. Убегать даже не думай, я тебя всюду найду, у меня с собой лучший локинианский выслеживатель богатеев. Но я надеюсь на твою порядочность.
    
    - Но…
    
    - Завтра буду в то же самое время, - проговорило чудовище, и, крутя в когтистых пальцах лазерную зажигалку Вербова, неспешным шагом двинулось туда, откуда пришло.
    
    ***
    
    После ухода чудовища, Вербов всерьез загрустил. Он прекрасно понимал, что зажигалка далеко не главное его сокровище и если бы беспечный грабитель догадался зайти на борт его звездолета, то нашел бы там весьма не маленькую сумму денег, выигранных Вербовым в казино. Но грабитель сделать этого не догадался. Видимо он и впрямь любил стихи значительно больше, чем ограбления. Однако без зажигалки Вербов чувствовал себя неуютно. Он действительно рассчитывал пожарить мясо, а теперь ему этого не светило. Плита на его звездолете без тригулярного микропроцессора не работала, спать там тоже было невозможно, поскольку из-за поломки обогрев автоматически отключился, и единственным способом для Вербова согреться, на этой далеко не самой теплой планете было развести костер. Теперь же у него такой возможности не было. Вербов поежился от холодного ветра и посмотрел туда, где должен бы был гореть яркий и теплый огонь. Вместо огня там ползала большая противная сороконожка фиолетового цвета. Вербов с грустью подумал о том, как будет засыпать этой ночью в палатке. Вдруг такое вот раскрасивое насекомое решит заползти к нему в гости? Но что поделать? На звездолете температура теперь была ниже, чем здесь градусов на пятнадцать. Эх, если бы хоть зажигалка была при нем…бесстыжее чудовище! Грабитель! Вербов обреченно полез в палатку. «- А ведь завтра оно снова вернется, – внезапно возникла неприятная мысль. - А что оно возьмет у него на этот раз?» Вербов погрустнел еще больше. Вопрос стоял очень остро, - улететь он не мог, убежать тоже. Что же делать? Может откупиться выигранными в казино деньгами? Но они достались ему с таким трудом, на какой риск он вынужден был ради них пойти! И теперь отдать? Ну уж нет! А что если чудовище решит на этот раз забрать у него жизнь? Вербов лег на спину и угрюмо уставился в матерчатый потолок серой палатки.
    
    ***
    
    Берг сидел на холме и вертел в когтистых лапах лазерную зажигалку. Для того чтобы с триумфом вернуться домой этого явно было мало. Он с грустью представил себе лица родителей, разочарованно разглядывающих его трофей. В воображении мигом возникли два недовольно вздернутых хобота. Тут же Бергу вспомнился и нахмуренный рыжий лоб отца, с разбегающимися во все стороны изумрудными морщинками. Упрек во взгляде шести материнских глаз. Нет, для того, чтобы вернуться, ему нужно привезти с собой что-то значительно более ценное. Но что есть у этого богатея? С виду не так уж и много. Одет он смешно, никаких особых сокровищ Берг у него не заметил. Может он куда то их спрятал? При этой мысли Берг рассерженно засопел, воинственно вздернув хобот. Его раздражала жадность богатея, его нежелание идти навстречу.
    
    - Завтра обязательно надо будет отнять у него что-нибудь посолидней, чем эта безделушка - подумал он и, улегшись под шестиугольной луной, отложил в сторону лазерную зажигалку Вербова, и принялся за чтение стихов своего любимого локинианского поэта Греба.
    
    
    ***
    
    Спал Вербов плохо. Всю ночь ему снился кошмар про гигантскую фиолетовую сороконожку с пистолетом в одной руке и лазерной зажигалкой в другой. В этом ужасном сне, сороконожка загнала Вербова в палатку, угрожая ему пистолетом, а потом подожгла палатку зажигалкой. Вербов попробовал было выбраться из палатки, но, едва высунувшись оттуда, столкнулся с грабившим его чудовищем. Чудовище протягивало Вербову букет белых роз и пело про них какую-то противную песню, которую Вербов слышал давным-давно от своей бабушки. На секунду он замялся, а потом бросился бежать, но вдруг обнаружил, что бежит вовсе не по земле, а по большому игральному столу в казино Китано и что самое ужасное, - сверху на него падают огромные фишки, способные раздавить его будто крохотного муравья. Вербов старательно уворачивался от них и приходил в дикое отчаяние, слыша тот чудовищно громкий звук, что они извлекали при падении и, видя облако пыли, поднимающееся в воздух в эти секунды. На мгновение Вербов зазевался, и тут же на него обрушилась огромная черная фишка в виде чудовища с рыжим хоботом. Понимая, что увернуться ему уже не удастся, Вербов истошно закричал и закрыл от страха глаза.
    Когда он их открыл, то не увидел перед собой ничего, кроме серого потолка палатки. Тяжело вздохнув, он медленно начал выбираться наружу. Едва высунув голову, Вербов увидел, что спускаясь с горы, сжимая в правой лапе пистолет, к нему спускается рыжее чудовище с хоботом. Вербов нервно сглотнул, но все же заставил себя вылезти из палатки.
    
    - Приветствую тебя, любезнейший богатей! – приблизившись, проговорил монстр.
    
    - Привет, - произнес Вербов и поднял в знак приветствия левую руку.
    
    - Как спал ты любезнейший, не мучила ли тебя совесть минувшей ночью?
    
    - Меня? – удивился Вербов. – А с чего это она собственно должна была меня мучить?
    
    - Но ты же укрыл от меня свои сокровища! Разве это не повод для раскаянья и угрызений совести? – удивился в свою очередь монстр.
    
    Вербов хрипло и нервно засмеялся.
    
    - То есть, по твоему меня должна мучить совесть, потому что я не отдал своих сокровищ грабителю?
    
    - Конечно! – произнес монстр, почесывая левой лапой затылок. – Это же самое, что ни на есть бесчестное поведение!
    - А грабить это честное поведение? – спросил Вербов, таким тоном, что даже сам подивился своей язвительности.
    
    - Вы, друг мой богатей, философ, как я погляжу, - с интересом сказало чудовище, присаживаясь на большой серый камень, рядом с Вербовым. – Мне это, скажу я вам, необычайно приятно. Ибо я, что греха таить и сам не столько грабитель сколько поэт. И вы, как я теперь вижу, так же как и я занимаетесь своим делом без особой радости. Вы, такой же несчастный богатей, как я грабитель. Поверьте мне, я вас очень понимаю. Но, должен вам сказать, что и для меня и для вас было бы гораздо выгодней, если бы вы сами отдали мне свои сокровища. Ведь тогда и я мог бы вернуться к родителям, с достойным трофеем и вы с чистой совестью исполнили бы свой долг перед грабителем.
    
    - Я свои сокровища заработал тяжким трудом, - сердито произнес Вербов. – Потом и кровью. А ты меня грабить пришел. И я, между прочим, отнюдь не философ, я математик. И, как теперь вижу, общего языка нам с вами нипочем не найти.
    
    - Это почему же? – удивился монстр, продолжая почесывать рыжий затылок.
    
    - Да потому что, мы – физики, вас лириков никогда не понимали! – жестко сказал Вербов и сел напротив чудовища, прямо на землю.
    
    - Это потому что вы не слышали моих стихов, - назидательным тоном проговорил монстр.
    
    - Вздор, - махнул рукой Вербов, - это потому, что у нас с вами разный тип мышления. Вы мыслите образами, а мы четкими данными, понятиями. Вы представители искусства, а мы представители науки. Вы ближе к дикарям, а мы…мы служим разуму, а не эмоциям.
    
    - Я говорю, вы сперва послушайте, а потом уже делайте свои выводы, - упрямо проговорил монстр.
    
    - Ну, хорошо, я вас слушаю, - сказал Вербов, скептично ухмыльнувшись и скрестив на груди руки.
    
    К удивлению Вербова, чудовище поднялось с камня, спрятало в кобуру пистолет, галантно поклонилось и громогласно провозгласило:
    
    - Выступает поэт Берг, с циклом стихов о лете.
    
    И Берг начал читать Вербову свои стихи.
    
    - Ну как? – спросил он, когда прошло два часа.
    
    - Совершенно замечательно, - проговорил сонным голосом Вербов. – Особенно про летающих гадюк, вяжущих носки для своих племянников.
    
    - А про гусей сбривающих бороды лампочковыми стрекозами? – взволнованно поинтересовался Берг.
    
    - Ну, это просто вне конкуренции, - сказал Вербов.
    
    - Благодарю вас! – проговорил Берг, с воодушевлением сжав Вербову правое плечо.
    
    - Ну что, вы…- сказал Вербов, морщась от прикосновения когтистой лапы.
    
    - Вы знаете, - произнес Берг, - я вам так признателен, что пожалуй, сегодня даже не буду выбивать из вас ваше главное сокровище, а ограничусь какой-нибудь безделушкой, - голова локинианца завертелась в поисках чего-нибудь подходящего. – Ну, например вот это барахло, - и без малейшей сложности, Берг поднял в воздух палатку Вербова и понес ее к себе в логово.
    
    - Нет, нет, постойте! Это не надо! – закричал Вербов. – Это же…а где…а спать? – жалобно вскрикнул он.
    
    - Нет, большего я с вас сегодня взять не смогу, - отмахнулся Берг. – И не просите. Сегодня вы и так сделали для меня довольно много.
    
    - Но…но мне это нужно…возьмите что-нибудь другое! – вопил Вербов.
    
    Берг снова махнул рукой и покачал головой. Весь его вид говорил о том, что большей жертвы сегодня он принять не сможет. На глазах у него, маленькими бриллиантами блестели счастливые слезы благодарности своему слушателю. Вербов вынужден был его отпустить.
    
    ***
    
    Всю ночь Вербов отчаянно дрожал от холода. Спать на голой земле было невозможно. В итоге, большую часть ночи он просидел на большом зеленом бревне, думая о своей печальной участи и несправедливости судьбы. В голове его непрестанно роились мысли об очередном приходе Берга. Если в прошлый раз он уволок палатку, то теперь Вербову наверняка придется расстаться с чем-то подороже. Может даже и с жизнью. Вербов грустно вздохнул. В темном небе мерцали далекие и зловещие звезды. Где-то протяжно выло какое-то животное. «- Как же быть с этим Бергом, - думал Вербов. – Как же от него отделаться?»
    - Думай, думай! – сквозь зубы яростно прошипел он и от отчаяния дважды ударил себя ладонью по лбу. К сожалению никаких идей у Вербова так и не возникло. Вскоре его начал одолевать сон и лиловый рассвет он встретил сидя на бревне в странном состоянии между сном и бодрствованием.
    С трудом поднявшись на ноги, Вербов побрел к звездолету, - как знать, вдруг там окажется что-то, чем удастся откупиться от приставучего монстра? Шатаясь, он сделал несколько шагов и вдруг услышал вдалеке какой-то шум. Отыскав в кармане миниатюрный бинокль с гипер-увеличительными линзами, он внимательно всмотрелся в горы, откуда доносился все усиливающийся гул.
    
    - Все, мне крышка…- мрачно проговорил он, как следует рассмотрев шумящий объект. В горах только что приземлился небольшой серебряный звездолет. И судя по изображенной на нем голове Медузы Горгоны, принадлежал он роботам-убийцам, посланным по его следам жестоким владельцем казино Китано Римсом. Против этих роботов у Вербова не было никаких шансов. Он чуть не плача смотрел, как медленно открылась дверь, и как оттуда на железных ногах-щупальцах выбралось три вооруженных бластерами робота. Роботы-убийцы всегда отправлялись на задание втроем. Впрочем, это было совсем не важно, - Вербову при всем желании не удалось бы уничтожить даже одного. Он почувствовал себя совершенно опустошенным и, сунув бинокль в карман, сел прямо на землю. Повесив голову, Вербов думал о том, что его жизни, по всей видимости, пришел конец.
    Внезапно что-то зашумело где-то поблизости. Вербов резко вздернул голову. На встречу ему, лучезарно улыбаясь, шел похожий на рыжего слоненка шестиглазый монстр. В когтистой лапе он сжимал уже небезызвестный Вербову пистолет. «- Сейчас и этот еще перед смертью ограбит, - мрачно подумал Вербов».
    
    - Привет, достопочтенный богатей! – радостно выкрикнул монстр, помахав ему невооруженной лапой.
    
    - Привет, - Вербов вяло помахал ему в ответ.
    
    - Решил ли ты отдать мне свое самое ценное сокровище? – подходя ближе, поинтересовался монстр.
    
    «- Мое самое ценное сокровище это моя жизнь, - с грустью подумал Вербов, но его уже собираются забрать эти…эти…ЭВРИКА!!!». Внезапно Вербов вскочил на ноги и начал потирать ладони. В глазах его возник дикий, веселый блеск. Это случилось столь внезапно, что Берг даже попятился.
    
    - Что это с тобой милостивейший богатей? – с осторожностью спросил он.
    
    - Да, да! – радостно завопил Вербов, - я решил отдать тебе самое ценное, что у меня есть. Ведь ты поэт, а я математик. А математика, как говорится, хлебом не корми, дай поэта послушать! – и Вербов начал радостно и немного страшно пританцовывать.
    
    - Это очень хорошо, - обрадовался Берг, все же немного остерегаясь странного танца богатея, - я очень рад, что в тебе взыграла совесть, и ты решил честно исполнить свой долг, поскольку, что уж тут лукавить, ты весьма пришелся мне по душе. Так где же твои сокровища?
    
    - Вон они, идут к нам, - проговорил Вербов, протягивая Бергу бинокль, - да ты сам посмотри.
    
     Берг внимательно вгляделся в указанную Вербовым точку.
    
     - Видишь? – взволнованно спросил Вербов.
    
     - Вижу, - произнес Берг.
    
     - Это три очень дорогих механизма. Каждый из них состоит частично из титана, а частично из алмазной крошки и вакуумного камня. Это очень дорогие предметы.
    
     - Вакуумные камни действительно очень высоко ценятся у меня на родине, - согласился Берг, - но как их извлечь из этих титановых банок?
    
     - Очень просто! – проговорил Вербов.- Ты видишь, у них на спине есть такая квадратная черная кнопка?
    
     - Вижу.
    
     - Если ее нажать, они отключаются и их головы слегка приоткрываются. В этот момент из образовавшейся расщелины, на специальной подставочке выдвигается вакуумный камень, чтобы зарядиться от солнечных лучей, являющейся для этих механизмов энергией. Ты просто возьми и извлеки камень из подставки.
    
     Берг протянул Вербову бинокль и одобряюще улыбнулся.
    
     - Я рад, что ты сделал правильный выбор, господин богатей, - сказал он и похлопал Вербова по плечу своей большой когтистой лапой.
    
     - Только учти, что они вооружены, - сказал Вербов. – Это одновременно и сокровище и его охранники.
    
     - Не беда, - ухмыльнулся Берг. – На то я и космический пират! Мне такая охрана не помеха!
    
     Ловко перехватив бластер, Берг зашагал навстречу, подъезжающим уже роботам-убийцам.
    
    
    ***
    
     Пока Берг шел навстречу роботам, он уже совершенно забыл о том, что делает это для того, чтобы заполучить вакуумные камни. Теперь он казался себе странствующим рыцарем, защитником угнетенных. Его богатая фантазия рисовала ему удивительные картинки: вот Берг, - поэт и рыцарь идет навстречу безжалостным механизмам-убийцам, укравшим у беспечного, но в целом неплохого богатея дорогие вакуумные камни и жаждущим теперь его уничтожить. Берг представлял себя одетым в прекрасные рыцарские доспехи, обязательно с красивым фиолетовым плащом за спиной, восхитительно развевающемся на ветру. Но вот один из роботов поднял своей отвратительной рукой-щупальцем бластер, и Берг вынужден был нажать на красную кнопку. В тот же миг, рубиновый луч прострелил титановое тело робота и тот, отлетев в сторону замер. А спустя секунду, уже и сам Берг вынужден был уворачиваться от двух сапфировых лучей. Берг увернулся мастерски, и пока роботы недоумевали, почему никак не могут попасть в это большое оранжевое тело, метким выстрелом сразил одного из них. Поверженный робот подлетел в воздух, и несколько раз прокрутившись, свалился на землю.
     Теперь они остались вдвоем, - Берг и предводитель злых роботов. Замерев, они стояли напротив друг друга. Берг смотрел в желтые глаза-лампочки своего противника не отрываясь. Робот ответно буравил его взглядом. Прошло около тридцати секунд, - никто из них не решал пошевелиться. Но вот робот быстрым движением поднял бластер и нацелил его в Берга, вот уже его металлическое щупальце нащупало синюю кнопку. Но поздно! Берг оказался быстрее. И вот уже рубиновый луч его бластера отбросил в сторону последнего из роботов-убийц.
    
    ***
    
     Вербов осторожно подошел к Бергу. Оранжевый монстр, весело напевая какую-то песенку, не спеша, извлекал из поверженных роботов дорогие вакуумные камни.
    
     - Как же вам, удалось с ними справиться? – рискнул поинтересоваться Вербов, когда Берг по-дружески ему подмигнул тремя правыми глазами.
    
     - Пустяки! – только и сказал Берг, пожав плечами.
    
     - Но вы же поэт! Где вы научились так метко стрелять?
    
     - Отец заставил, - ответил Берг, убирая в синий мешочек последний вакуумный камень, - сказал, что если не выучусь, то о полном собрании сочинений Регспира на день рождения могу даже не мечтать. А я очень люблю стихи Регспира, вот и пришлось учиться.
    
     - Здорово вы их! – с уважением сказал Вербов.
    
     - Пустяки! – улыбнулся Берг.
    
    
    ***
    
     - Ну вот и пришло нам время прощаться, - сказал Берг, пожимая Вербову руку, - мне очень приятно, что вы все-таки поддались нравственному началу и честно признались, где прячете сокровища. Эти камни весьма пригодятся мне по возвращении.
    
     - На здоровье, - щедро махнул рукой Вербов.
    
     - Я тоже не хотел бы оставаться в долгу, перед таким внимательным слушателем как вы и желал бы преподнести вам в подарок сборник стихов горячо любимого мною поэта Греба, - и с этими словами, Берг протянул Вербову небольшую книжечку оранжевого цвета.
    
     - На эсперанто? – поинтересовался Вербов.
    
     - Безусловно, - ответил Берг.
    
     - Покорнейше вас благодарю.
    
     - Ну и…свое конечно тоже напоследок почитаю. Гулять, так гулять!
    
    Вербов помрачнел и приготовился слушать поэму про летающих гадюк. Однако на этот раз Берг прочел ему свои последние стихи про жадного богатея, который посредством волшебства поэзии, с которой его знакомит благородный локинианец, облагораживается и честно отдает прекраснейшему из всех грабителей свои сокровища. Заканчивалась поэма тем, что поэт-грабитель торопится домой и прощается с богатеем, но тот никак не желает его отпускать и непрестанно просит почитать ему еще что-нибудь из чудесных стихов талантливого локинианца.
    Потом Берг принялся читать стихи про кальмаров-гитаристов, дающих концерты в царстве романтичных овощей.
    
    
    ***
    
    
     Вербов перетащил тригулярный микропроцессор со звездолета роботов-убийц на свой. Благо, процессор был небольшим и достаточно легким. Вербов конечно мог бы воспользоваться и звездолетом подосланных роботов, но поскольку тем не нужно было, не есть не пить, у них на звездолете не было ни плиты, ни ванны, ни других столь необходимых человеку предметов.
     Вскоре температура на звездолете Вербова нормализовалась, и включившийся компьютер автоматически устранил все неполадки. Вербов с удовольствием включил автопилот, задал курс на Лунорик и с улыбкой победителя осмотрел свои честно выигранные у казино Китано денежки. Этого ему запросто бы хватило на то чтобы прожить всю жизнь, ни в чем не нуждаясь. Он представил себе гневное выражение лица этого бандита Китано, когда тот узнает, что роботы уничтожены, а Вербов является теперь гражданином Лунорика. Да, бесспорно он будет в бешенстве.
    
     - Вот и поделом! – улыбнулся Вербов, уютно устраиваясь в кровати. Он хотел проспать всю дорогу до Лунорика. Немного полежав, и помечтав о будущем, Вербов заснул. Ему снились летающие гадюки, вяжущие носки своим племянникам.
    
    ***
    
     - Торжественно вручаю! – проговорил Берг, протягивая отцу вакуумные камни.
    
     - Вот это да! – присвистнул отец, вытянув хобот от удивления. – Как же тебе удалось?
    
     - Все благодаря поэзии, - хмыкнул Берг, - перед хорошей поэзией ни один богатей не сможет устоять. Услышав мои стихи, он сам отдал мне эти сокровища.
    
     - Вот это да! – снова повторил отец, и в голосе его слышалось искреннее уважение, - ты знаешь, мне за всю мою долгую грабительскую жизнь всего лишь дважды удавалось заполучить вакуумные камни. Я очень горжусь тобой сынок!
    
     - Все дело в поэзии, - беспечно махнул когтистой лапой Берг.
    
     - Тогда до следующего лета можешь заниматься ей сколько хочешь, - сказал отец, - я даже дам тебе денег на издание книги.
    
     - Не может быть! – воскликнул Берг, сразу вдруг как-то оживившись.

       Смотрите www.zakazspravok.com справка из КВД купить. / демонтаж и монтаж металлических конструкций зданий и сооружений.

    
     - Можешь в этом не сомневаться, - улыбнулся отец, - мне бы хотелось, чтобы твое следующее ограбление прошло не менее удачно, чем это.
    
     - Так оно и будет! – улыбнулся в ответ Берг.
    
    ***
    
     Спустя неделю Берг уже сжимал в руках большущую книгу в синей обложке. Это были его стихи. Он назвал ее «Исправление богатея». На Локониане книга сразу же стала бестселлером. Берг был почти абсолютно счастлив. Единственное чего ему не хватало это внимательного квалифицированного слушателя. Но это была пустяковая проблема, он планировал разыскать Вербова уже следующим летом.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн