Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Похождение Нечволодо

Магистр Лиги Плюща

Похождение Нечволодо

    Если у вас получилось не то, что вы хотели, задумайтесь:
    может это нечто лучшее, чем вы задумали в самом начале.
    

    Дело было декабрьским вечером 2109 года. На носу сессия, а у студента Харьковского Политехнического Интернационального Института Нечволодова Сергея Порфирьевича еще пять несданных зачетов. И в то время как большая часть его сокурсников разъехалась по домам готовиться к новогодним праздникам, Нечволодов был вынужден буквально вымаливать разрешение на сдачу одной из лабораторных работ. За пару пачек марсианских сигар и банку маринованных крысосусликов ему все-таки удалось уболтать лаборанта на час работы.
     Старый андроид взял ключ и, скрипя поржавевшими шарнирами, двинулся к самой крайней двери по коридору.… Когда Нечволодов остался один на один с лабораторией, а дверь за андроидом-лаборантом закрылась, стало понятно, что на помощь рассчитывать не придется.
    —Видимо, крысосуслики были протухшими,— заключил Нечволодов, соображая, как бы это всё успеть за отведенный час. Да и неплохо было бы вспомнить, что именно ему предстояло сделать. Соображал Нечволодов обычно неплохо, но обычно он соображал на троих.… Сейчас ситуация была несколько иная. В результате титанических усилий, брошенных им на поиски нужных воспоминаний, он все-таки извлек из архивов своей памяти поеденный вирусами и похмельем файл с названием и целью лабораторной работы: собрать стаступенчатый(!!!) холодильник модели KRCL 2087 года выпуска.
    Нечволодов извлек из кармана свой любимый паяльник. Паяльник был старый, еще советских времен, поэтому-то паяльник и был единственной вещью, которую он не сломал по прошествии недели пользования. Нечволодов использовал его с различными целями во всех областях своей нелегкой жизни: как зубочистку, кипятильник, штопор, зажигалку, вилку и отмычку для дверей. Сегодня был знаменательный день в его жизни. Паяльник использовался как паяльник, впервые.
    Вообще-то, этот чудесный, многофункциональный инструмент был семейной реликвией Нечволодовых. Он передавался от отца к сыну в момент, когда тот торжественно поступал в Харьковский Политех. Этой традиции уже больше ста лет. И Нечволодов Сергей был седьмым обладателем паяльника. Единственное, что поменялось в его конструкции, это аккумулятор с микроскопическим вечным двигателем, с гарантией пять лет. Его поставил еще отец Нечволодов-Старший в момент своей молодости. Порой создавалось впечатление какой-то таинственной связи между электроприбором 20-го века и семейством Нечволодовых.
    Давайте расставим все точки над «і» чтобы потом не было лишних вопросов. Технический прогресс в далеком 2109 шагнул так далеко, что японцам и не снилось: люди научились получать энергию из ничего, клепать роботов со сломанных мясорубок, строить казино и притоны на Меркурии и гнобить марсиан. А все из-за того, что одним прекрасным утром 2010 года, неизвестный в то время ученый Безтормозов (ударение на второе О) проснулся с ужасного бодуна, взглянул на портрет Эйнштейна, и такая его злоба взяла, что решил он из принципа наплевать на все законы квантовой физики.… Как некогда наплевал Коперник на учение церкви о строении мира. Так и начинаются новые периоды в истории человечества.
    Но это было лирическое отступление. Стоит, значит, наш герой с паяльником в руках среди стеллажей с компрессорами и детандерами, и понятия не имеет о том, как его делать и что с чем спаять. Хотя это его слабо волновало, ведь цель была поставлена. Нечволодов приступил к выполнению лабораторки. У него уже был довольно богатый опыт в выполнении такого рода заданий. Правда,… неудачный: камера кремации вместо криокапсулы. Просто названия были схожими. Ну да ладно, когда через сто лет вместо клиента выведут из криосна кучку золы, то скажут, что так и было. Не впервой…
    В этот раз Нечволодов превзошел сам себя. Одному Эйнштейну известно, чего он там наморозил, но вместо холодильника у него получилась Машина Времени… или Портал между мирами. А может все вместе взятое: и портал, и машина времени, и холодильник. Факт состоит в том, что попал Нечволодов в параллельную реальность. Можете сами дофантазировать себе глубокое средневековье с толпами революционно настроенных крестьян, всеистребляющими драконами, рыцарями психопатами с манией подвигов, и кострами инквизиции, на которых весело полыхали еретики.
    На первых порах приходилось туго. На все расспросы типа: «где тут у вас интернет-кафе?», «как пройти к ближайшему космопорту?», «не подскажете, где тут поблизости туалет?» у прохожих возникала весьма однообразная реакция: обвинение в ереси и жгучее желание спалить Нечволодова на костре. Нечволодов, несмотря на своё пристрастие к разгульной жизни, был человеком весьма эрудированным, много читал о средневековье и быстро просек ситуацию: чуть что не так — спалят! Сначала Нечволодов решил косить под дурочка, но вскоре выяснилось, что шизофреников здесь палят даже активнее, чем еретиков. Чаще казнят только ростовщиков.
    Навыки поиска пищи, приобретенные им в студенческом общежитии еще на первом месяце проживания, сильно упрощали Нечволодову жизнь. Ни один из здешних базарных воров не мог так умело тырить пищу, а потом так невозмутимо отмораживаться при появлении городской стражи, как это делал Нечволодов.
    —Это он! Он сожрал моего кролика! — яростно выкрикивал продавец, тыча в Нечволодова пальцем.
    — Это нэ я… Хрум-хрум. Ны шего нэ жнаю,— отнекивался Нечволодов, пытаясь запихнуть обратно выпирающую изо рта шерсть, пока стражники этого не видели.
    Как правило, ему всё сходило с рук, благодаря невероятному актерскому мастерству. Однажды ему даже пришлось изображать приступ эпилепсии. Тот, кто думает, что это легко, глубоко заблуждается. А тот, кто не пытался откосить от службы в космическом флоте, вообще ничего не смыслит в эпилептических припадках. Нечволодов откосил уже от шести призывов.
    — Падучая болезнь! — воскликнул стражник, глядя на бьющегося о прилавок Нечволодова. Особенно его впечатлила пена изо рта вперемешку с гусиными перьями.
    — Несите его в монастырь!
    — Вот оно решение!— осенило Нечволодова,— Буду монахом! Это уж лучше, чем гореть на костре или прятаться по бандитским притонам.
    Так решил наш студент и назвался странствующим послушником Нечволодо. По монастырю быстро расползлись слухи о монахе с неимоверно сильной верой в Бога. Какое бы дело он ни начинал, будь то переписывание трактатов, уборка кельи или чистка картофеля, всегда он поручал свою душу в руки Господни. Неистово молился целую ночь, без устали ударяя лбом о каменный пол кельи после каждого «Аминь!». Как он потом признался, он дал обет бессонницы! Удивленные такой неимоверной силой веры, монахи даже и предположить не могли, на что способны студенты во время сессии (обходиться без воды, пищи и сна несколько недель подряд, находиться в нескольких местах одновременно, одним глазом читать учебник по квантовой физике, а другим по нелинейной алгебре и др.). А Нечволодо в тот момент испытывал состояние близкое к сессии.
    Масса всевозможных обетов принятых Нечволодо поражала своим разнообразием: обет чистки картофеля обратной стороной ножа, обет вечернего натирания килограмма лука на терку, обет поедания помоев (за три года жизни в общежитии он и не такое переваривал) и прочие. А уж в причащении вином (алкоголизм здесь практически приравнивается к неистовому истреблению еретиков и входит в ряд обязательных характеристик для канонизации) Нечволодо вообще не знал равных. Это вино ему было как-то по барабану, если у себя в 22-м веке он месяцами мог глушить 156% спирт не просыхая.
    В общем, уже через три дня настоятель ставил Нечволодо в пример всем монахам. Как-то один раз он вызвал Нечволодо на откровенный разговор.
    — Слушай, сын мой. Наш монастырь собирается навестить сам Верховный Инквизитор…
    При слове «инквизитор» Нечволодо побледнел. Перед глазами сразу заплясали искры инквизиторского костра.
    — Я понимаю, сын мой, что для тебя это великая честь. Ты должен воздать хвалу Господу нашему, ибо Верховный Инквизитор пожелал говорить с тобой лично.
    — Мне кранты, — подумал Нчволодо, — пронюхали. Что делать? Что делать? Ах да! — Нечволодо вспомнил о благодарности и, с силой шибанув головой о каменную плиту, начал воздавать хвалу Господу.
    Глядя на монаха, долбящего гранит со скоростью голодного дятла, Настоятель решил, что у Нечволодо начался очередной приступ набожности и поспешил покинуть келью.
    — Эдак он нам через месяц весь монастырь на щебенку размолотит, — пробурчал настоятель и скрылся в темноте коридора.
    А Нечволодо всю ночь молился так искренне, как молился только во время сессий. И, кажется, Господь услышал его молитвы.
    За завтраком Нечволодо без всякого энтузиазма дожевывал свою порцию свиных копыт.
    — А вы слышали? Дракон вернулся! — сказал один из монахов.
    — Не может быть! Горе-то какое! — воскликнул второй.
    — Говорят, полдеревни сжег и корову утащил,— включился в дискуссию третий.
    —Да нет же, две деревни сжег. И унес стадо коров!
    — А каков он, этот дракон? — решил поинтересоваться Нечволодо.
    —Силен!
    —Ужасен!!
    —Беспощаден!!!
    — Нет. Какой он из себя?
    — У него шесть голов!
    — И на каждой по сто глаз!!
    — И каждая дышит пламенем!!!
    — И что, никто не пытался его убить? Или он так силен, что на него нет управы?
    — Против него посылали целый отряд!
    —Армию!!
    — Две!! Всех перебил! У дракона стальная кожа, железные крылья. И шесть сердец.
    Нечволодо быстренько прикинул жизнеспособность такого организма. Наявность сразу шести мозговых центров вызовет прогрессирующую шизофрению и дискоординациию движений. Сто глаз, превращают череп дракона в решето, тут даже слепой и пьяный гном из рогатки сможет его подстрелить. Шесть сердец, бьющихся с одной частотой могут вызвать резонанс колебаний, что в лучшем случае приведет к аритмии, а в худшем к мгновенному шестикратному разрыву сердец. К тому же в грудной клетке не остается места для нормальных легких. Итого: кислородное голодание тканей и отдышка. Стальная кожа сковывает движения и препятствует отводу токсинов с помощью пота, значит либо почкам хана, либо токсикоз коры головного мозга. Плюс с такой массой железа, он, скорее всего, не сможет передвигаться.
    Что мы имеем? Если даже в данный момент дракон еще не издох, то Нечволодо нужно сильно поторопиться, чтоб застать в живых эту нерентабельную ошибку природы.
    Это было его спасение. Пойти и завалить дракона, пока в монастыре будет гостить инквизиция.
    — Я избавлю вас от чудовища! — заявил Нечволодо, когда остался с настоятелем один на один.
    — Опомнись сын мой! Он погубит тебя.
    — Со мной сила Господа нашего! — невозмутимо парировал Нечволодо.
    — Но сын мой. Бывают случаи, когда Господь не в силах…
    — Вы сомневаетесь в силе Господа?! — Нечволодо, сам того не ожидая, сорвался на крик.
    — Да нет, нет… — испугано отмахнулся настоятель, не заметив, как перешел с Нечволодо на Вы, — Бог с вами. Идите, коль вам угодно. Только не могли бы вы подождать визита Верховного Инквизитора.
    — Люди гибну. Я не могу ждать,— угрюмо ответил Нечволодо и вышел из кельи.
    ***
    Дракон выполз из пещеры. Он был совсем не таким, как его описывали монахи. Совсем не таким.
    — Мутант,— подумал Нечволодо, глядя на волосатого хомячка переростка, помахивающего чешуйчатым хвостиком.
    — Завтрак,— подумал дракон.
    Дракон был большим, и меха на нем было больше, чем на болонке. Пасть усеяна остроконечными зубами, но на лицо кроме того были явные признаки слабоумия. Таких чудиков в 22-м веке пруд прудом развелось. Все из-за генной инженерии. Сам Нечволодо в шестом классе получил задание на дом, сотворить кентавра. Человек полуконь у Нечволодо получился на славу: ниже пояса человек, выше пояса конь! С гривой и передними копытами вместо рук. Из-за смещенного центра тяжести животина все время переворачивалась в попытках подняться на задние ноги и билась головой об асфальт. Пришлось пристрелить.
    Дракон пугал Нечволодо не так сильно, как костры инквизиции. Так что юный послушник собрал всю свою волю в кулак и громким басом закричал:
    — Дракон! Именем Господа нашего, приказываю тебе покаяться в грехах своих, не творить больше бесчинств на дороге, принять постриг и уйти в монастырь! — Нечволодо сказал всё, что хотел, и теперь лихорадочно пытался придумать для дракона более веские аргументы, чем слово Господне.
    Дракон, честно говоря, не ожидал такого напора. Обычно ему в пещеру загоняют пару козлов отпущения, как правило, мускулистых, богатых на белки и железо рыцарей. Те тряслись, заикались и в конечном итоге падали в обморок на благо его желудка.… Таких худых и буйных завтраков дракон еще не встречал.
    — Псих,— подумал он и попятился в пещеру, — псих или больной.
    — Дистанцию для прыжка набирает. Щас быть будет,— подумал Нечволодо. Кроме как на Господа надеяться не на кого, и Нечволодо полез за серебряным распятием.
    — Точно псих. Щас зарежет, — подумал дракон, глядя как в руках у монаха что-то блеснуло. Выпучив глаза и отвесив челюсть, дракон попятился еще сильнее.
    — Огнем жечь будет! У-у-у как пасть разинул,— мысли лихорадочно крутились в голове у Нечволодо, сталкивались друг с другом и, матерясь, отчаянно пытались найти выход из обреченной насмерть черепной коробки.
    Стоит наш герой перед драконом, как вкопанный, в левой руке паяльник, в правой крест. Он хотел было крикнуть: «не хочешь, как хочешь! Тогда я пойду!»
    Но от страха у него вырвался только утробный душераздирающий вопль марсианина-берсерка.
    У дракона в глазах потемнело. От шока обострилась бронхиальная астма, и он начал судорожно загребать лапами воздух.
    — Точно огнем пыхнет. Так, если я побегу ему навстречу, то окажусь прямо под его челюстью. Свои лапы палить он не будет (надеюсь), так что у меня есть несколько дополнительных секунд жизни, а там чего-нибудь придумаю,— рассудив таким образом, Нечволодо бросился навстречу дракону, предварительно зажмурив от страха глаза.
    Узрев монаха, бегущего на него и размахивающего аж двумя колюще-режущими предметами, дракон проявил невиданную резвость и скрылся во мраке своей пещеры. Нечволодо же ничего не видя а, только слыша громыхание камней и топот исполинских лап, справедливо решил, что дракон бежит навстречу. Он уже распрощался со своей жизнью, но как истинный студент, всё же надеялся на авось.
    — Забирай мое золото, варвар! — закричал дракон, но вместо слов у него вырвался только истерический, пронзительный писк. Но последние слова дракона были Нечволодо по барабану, он окончательно свихнулся со страху пытаясь вслепую поразить дракона паяльником в уязвимое место.
    —О Боже! — только и крикнул Нечволодо.
    — Мне тоже! — послышалось дракону.
    — Так он здесь не один!!! — в ужасе подумал дракон. А вслух ответил, что бы варвары забирали и его пещеру.
    — Мама!!! — кричал от ужаса слепоглухопарализованный студент.
    — Мало!!! — послышалось дракону. Больше у него ничего не было кроме собственной жизни.
    Наконец в своих конвульсиях Нечволодо таки задел паяльником кончик хвоста дракона.
    — Мне кранты,— подумал дракон.
    — Светлячки,— подумал Нечволодо, когда обломок сталактита шмякнул его по темечку.
    На следующее утро по всем близлежащим окрестностям расползлись слухи о том, что странствующий монах-послушник победил дракона. Заезжий лекарь констатировал смерть чудовища от сердечного приступа и уверил, что герой отделался только незначительной шишкой на голове.
    — Никак одним словом Господним низверг супостата в преисподнюю,— шептались старики.
    А дети толпились у дома лекаря, чтобы хоть одним глазком посмотреть на героя, а если повезет, то и урвать кусок его рясы. По народному поверью, сложившемуся нынешним утром, это принесет удачу в рыбной ловле на весь следующий год.
     Нечволодо, проснувшись, к своему удивлению, обнаружил себя живым и, мало того, героем и богачом. Ведь сокровищ в пещере у дракона оказалось больше, чем в казне самого императора. Этот факт обеспокоил Нечволодо больше, чем костры инквизиции. Ведь в этом мире тебя и за пару дырявых сапог могут пригвоздить к столбу собственные братья, а уж за такое богатство… Нечволодо, недолго думая, решил раздать все своё богатство нуждающимся и, пока инквизиция вновь не нагрянула в гости, слинять в какой-нибудь другой монастырь. Настоятель посоветовал монастырь св. Петра в двадцати милях к северу от этого места.
    По ходу дела Нчволодо попал к лесным разбойникам. Те не стали его сразу убивать, но в результате пьяного кутежа начали обвинять Нечволодо в слабодушии и неприспособленности к кочевой жизни.
    - Ты вот думаешь, что выпил с нами, - и уже разбойник? Нет! Чтобы стать настоящим разбойником, тебе нужно сделать три вещи: выпить залпом три литра крепленого вина, набить морду доблестному шерифу Рендому и упаковать вот этот походный, большущий шатер. так что бы он вмещался в шлем рыцаря. Сделаешь, примем тебя в банду!
    Нечволодо слегка обиделся, выпил залпом три литра крепленого вина и под пристальным взглядом атамана, углубился в лес. через некоторое время разбойники услышали протестующие вопли доблестного шерифа Рендома и звуки похожие на скрежет металла. Экзекуция продолжалась в течение двух часов. Протесты шерифа перешли в отчаянные мольбы о помиловании. Через некоторое время стихли и они. Вскоре, на поляне появился Нечволодо. Весь в синяках и рваной рясе.
    -- Уф! Едва управился! Сопротивлялся супостат. Ну, подавайте сюда ваш шатер... которому морду набить нужно.
    Разбойники почему-то разбежались. И раздосадованный Нечволодо побрел на поиски монастыря.
    В этом монастыре его приняли правильно. Хозяева занимались тем, что содержали свои виноградники и производили отменное вино. Нечволодо усадили за стол и принялись причащать. Где-то к двум часам ночи Нечволодо понял, что чего-то не хватает. Его желудок подсказывал, что не хватает еды. Это только его соседи по комнате были в состоянии в течение нескольких недель подряд питаться исключительно пивом, а ели только по той причине, что иногда приходиться пить водку, а водку нужно закусывать. Нечволодо так не мог, ему нужно было кушать.
    Но когда Нечволодо тактично намекнул одному из монахов, что не пора бы заморить червяка. У того сделалось грустное выражение лица.
    — Мой юный друг,— при этих словах шум за столом утих,— вино, которое ты пьешь сейчас, непростое. Сам святой Петр посадил в этих землях первую лозу винограда, из которой потом и разросся наш виноградник. Сам виноград и вино священны, они не подвержены порче и болезням, виноградник ни разу не горел, а вино излечивает от различных болезней. А продукты нам всегда привозили местные крестьяне. Там, в долине очень плодородный чернозем и чудесная погода, урожай всегда собирали два раза в год.
    — Что-то случилась?
    — Да,— продолжил бородатый и коренастый монах-гном,— прошлой осенью в этих землях появился алхимик.
    — Маг,— буркнул настоятель.
    — Нет, алхимик, — поправил его гном.— Это важно. После этого начал гибнуть урожай, дохла скотина. Среди местных жителей начались болезни. Крестьяне ушли из этих мест. А мы ведь слуги божьи, наш дух силен, и мы можем даже и не есть вовсе, вот только б вино было.
    — Прям, как мои соседи по комнате,— подумал Нечволодо, но ничего не сказал и нахмурился.
    Впоследствии Нечволодо несколько ночей подряд провел за самодельным микроскопом (настоятель списал пропажу своих очков на происки нечистого), пересаживая хромосомы из одних клеток растений в другие, в попытке вывести устойчивый к магии овощ. Генетик из него был, как сантехник из неандертальца. Да и оборудование великовато. Все равно, что пытаться провести замену сердечного клапана у блохи, с помощью молотка и зубила.
    Результаты его работы были весьма плачевны: через две недели на территории появились баклажаны, распевающие псалмы, трехглазые грибы с удивлением рассматривали удиравших от них монахов, а волосатый картофель по ночам выкапывался из земли и бродил по окрестностям в поисках пищи.
    Нечволодо прекратил свои опыты. Благо, монахи все списали на происки колдуна, хотя и боялись проявить настоящее сопротивление супостату.
    Но в одну из пропойных ночей спиртное взяло своё, и подбиваемые послушником Нечволодо революционно настроенные массы монахов шли бить морду алхимику. Пугая беспощадную нечисть и вселяя страх в души вампиров и вурдалаков, они шли по дремучему лесу и горланили песню студента:
    —… Если насмерть не убьют на хмельной пирушке
    Обязательно вернусь, к вам, друзья - подружки…
    В какой-то момент Нечволодо понял, что находится один посреди мощеной камнями дороги. Кругом тишина.
    — Отстали, — подумал Нечволодо. И принял самое верное для его положения решение, — Подождать. А чтобы не тратить время зря, еще и малость вздремнуть… стоя.
    Проснулся Нечволодо от того, что кто-то больно ударил его по голове. Когда в следующее мгновение он понял, что это был асфальт, то дикая ярость охватила его. Алкогольное опьянение вступило в новую стадию: когда инстинкт самосохранения полностью атрофировался, а единственным процессом в мозгах было решение задачи поиска дополнительной дозы алкоголя. Нечволодо побрел на запах. И так оказалось, что бутылка с коньяком в кабинете алхимика располагалась значительно ближе к Нечволодо, чем винные погреба монастыря.
    Подойдя к воротам со зловещими изображениями всяких химер, Нечволодо начал внаглую ломиться вовнутрь.
    — Откройте! Это… Ик! Это… э-э-э… гостехнадзор! Во! — потребовал Нечволодо и продолжал расшатывать ворота.
    А алхимику как раз нужен был новый материал для своих опытов. Он уже собирался было отправляться на поиски, а тут материал сам пришел. Он приказал затвору отвориться, попутно пытаясь вникнуть в смысл слов, которые произносил монах. Он был пьян, но все же в его словах что-то настораживало алхимика.
    Алхимик уже было хотел открыть дверь гостю, но Нечволодо как раз в этот момент с криком «Мир вам братья!» выбил эту досадную преграду на своем пути. Дверь придавила алхимика, а потом еще и Нечволодо прошелся сверху. Он хоть и не отличался особыми массовыми габаритами, но алхимик был вообще щуплым дедом.
    Не обращая внимания на протестующее бормотание алхимика, Нечволодо направился по запаху коньяка, быстро нашел и оприходовал бутылку. Больше алкоголя в доме не оказалось, видимо алхимик держал коньяк для каких-то технических целей. Это было нехорошо, это делало Нечволодо опасным для общества.
    — Что б тебя полупериодной наноэлектросхемой замкнуло! Да что бы ты сверхпроводниковым транзистором подавился! Что б тебе всю жизнь на PENTIUM 1 работать.
    Алхимик в ужасе слушал слова, которые произносил нежданный гость. Несомненно, это был язык, а не пустой набор фраз, алхимик такое чувствовал. Но это был язык, которого алхимик не знал, какое-то древнее наречие, видимо еще из тех, которыми наши предки общались с демонами бездны.
    Конечно же! У него в гостях был маг древних! А монахом он нарядился, чтобы пробраться через земли святош.
    А незнакомец тем временем начал опустошать полки с магическими реактивами. Здесь были такие яды, которые одной каплей попавшей на кожу, могли убить слона. Другие превращали кровь в камень, а третьи делали из человека жабу. Но в своем родном времени Нечволодо пил даже радиоактивную воду, применяемую для охлаждения атомного реактора. Так что эти зелья ему сделают! Тьфу!
    — Не вставляет! — раздосадовался Нечволодо. И тут его взгляд упал на приборы: масса колбочек, соединенных трубочками и снабженных фильтрами, в которых бурлила и растекалась разноцветная жидкость. Нечволодо просиял.
    — Да это ж настоящий самогонный аппарат! Только мне бы его подмодернизировать, — сказал и принялся скручивать трубки и змеевики по своему усмотрению. Вся работа заняла у него от силы минут пять. И вскоре алхимик, спрятавшийся за дверью, мог наблюдать, как жидкость в сосудах постепенно из цветной, становиться зеркально прозрачной.
     Нечволодо, тем временем, слил все реактивы в одну емкость и налив себе в бокал чистейший спирт сел расслабиться в уголке за столом. Только сел, как вспомнил, что пить одному как-то не хорошо, и вспомнил о хозяине дома, который почему-то куда-то пропал.
    — Эй! Алхимик! — позвал Нечволодо. Напомним вам, что свое чувство страха он оставил валяться в бессознательном состоянии, где-то в винных погребах монастыря.
    — Чем обязан такому визиту, — покорным голосом молвил алхимик, выглядывая из-за двери.
    — Поди сюда, смерд! Выпей со мной!
    — А это, не… я боюсь мой бедный, несовершенный организм, не выдержит…
    — Ты шо, меня не уважаешь?! — покосился на него Нечволлодо.
    — Нет, нет! Что вы, — с лицом приговоренного к казни, алхимик опрокинул чашку…
    По прошествии шести чесов беспрерывной попойки вусмерть переуважавшие друг друга, монах и чернокнижник, были уже настоящими друзьями.
    — Вот не х-х-х-хочет работать, и все тут!!! Ик! — жаловался алхимик указывая на стоявшего в углу кабинета железного робота.
    — Ша разберемся, — уверил его Нечволодо. В свое время Нечволодо пытался спроектировать андроида на заказ полиции Соединенных Штатов Всея Америки. Мол, им нужны с интеллектом, точь в точь, как у человека, ибо машинный разум не в состоянии справиться с изобретательной русской мафией, безбашенной якудзой, и незримым призраком Усамы Бен Ладена. Ну, сделал он им такого, с мозгами как у человека, точь в точь. Ну и что, он через месяц уволился из отделения и занялся транзитом оружия и наркотиков. До сих пор поймать не могут.
    Итак, осушив очередной графинчик. Нечволодо принялся прощать, паять и возлюблять несовершенное детище средневековой алфизики.
    — Через час кропотливой работы, удалив из робота все внутренности (типа мозгов двухмесячной давности, магических кристаллов и кукол вуду), и конфисковав в кабинете все золото и серебро в качестве материала для электросхем.
    Робот получился туповатым, отзывался на кличку «Зганяй за пивом!», и выполнял приказы только при вводе звукового пароля «Во имя Отца и Сына и Святого Духа!». В нем была встроена локационная система автоматизированного поиска еретиков. Лазерные лучи из глаз, по одному напалму в каждой руке, и еще парочка примочек.
    Едва только Нечволодо успел закончить свою работу, как услышал за своей спиной испуганный голос алхимика.
    — Они идут за нами! Монахи!
    — Ага, не забыли меня значит! — прошептал Нечволодо весьма двухзначную фразу, которую алхимик понял по-своему.
    — Не забыли! Скоро будут здесь. Палить будут! — заволал алхимик.
    — Делай все, что я тебе скажу! Собирай все свои книги, в первую очередь о путешествиях между мирами, и самое ценное оборудование. Одевай монашескую рясу и поджигай свой особняк!
    — Но…
    — Делай, как тебе сказано, мать твоя материнская плата!
    Испугавшись такого страшного (видать родового) проклятия, алхимик принялся за дело…
    Когда монахи подошли ко двору алхимика, удивлению их не было придела. У догоравших развалин стоял послушник Нечволодо. А рядом с ним два человека в монашеских рясах.
    — Братья! — Господь не оставил нас в мудрости своей, — Он помог мне уничтожить гнездо этого чернокнижника и вызволить из плена брата Икакия.
    С этими словами Нечволодо потряс алхимика за шиворот.
    — Кстати, брат Икакий, принял обет вечного молчания и безприкословного подчинения каждому встречному, — алхимии с возмущением глянул на Нечволодо, но промолчал.
    — А кто стоит рядом с тобой, Нечволодо?
    — Это чудо, которое проявил наш Господь. Он послал мне в помощь это существо, дабы помочь в борьбе с чернокнижником. Его зовут Згоняйзапивом…
    — Приветствую, вас, братья! — мигая лампочками, робот помахал монахам своей рукой.
    — Это всё происки дьявола. Железо не может ходить и разговаривать! — запротестовал один из монахов. Тут же глаза робота засветились фанатичным огнем.
    — В радиусе десяти метров было упомянуто имя нечистого. Истребить еретика?
    —«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!» Не стоит пока! Они не ведают, что творят. Я докажу вам, братья. Вам только стоит произнести «Во имя Отца и Сына и Святого Духа!», и приказать этому существу все, что угодно. Разве могут здесь быть происки дьявола?
    — В радиусе десяти километров к северо-западу обнаружен еретик, — выдал робот,— запустить баллистическую ракету?

      

    — Благословляю тебя сын мой. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, огонь!
    Ракета взмыла в воздух и исчезла в ночи.
    — Еретик уничтожен. Аминь,— выдал робот после минуты напряженного ожидания.
    Тут же на Згоняйзапивом посыпался град вопросов и просьбы: то перекреститься, то прочитать Отче Наш.
    — А есьмь ангел небесный, посланный Господом нашим, вам на услужение. Аллилуйя! Аллилуйя! — отвечал робот на вопрос настоятеля о том, кто он такой.
    — Как же так? А где крылья? Где нимб?
    — Пути Господни неисповедимы! — отвечал робот и пожимал плечами. Так он реагировал на вопросы, ответов на которые не знал, чем очень радовал настоятеля.
    После двухчасового расспроса Згонязапивом монахи убедились в его праведности и благих намереньях. Згоняйзапивом особо радовал их своими запросами на уничтожение очередного еретика или упыря, которые выдавал каждые десять минут. Некоторые даже устраивали ставки: попадет ли очередной чудесный заряд в богоотступника или нет. К рассвету им это надоело, и они отправились в монастырь. Алхимик, воспользовавшись суматохой, сбежал. Нечволлодо даже подумывал о том, не пал ли он жертвой одной из ракет Згоняйзапивом? Но это в данный момент ему было как-то по барабану. Ведь за плечами он нес уйму книг и приборов, среди которых возможно находился ключ к воротам в его родной мир.… Надо было поторапливаться. У него ведь еще пять несданных зачетов.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн