Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Има.

Фоск

Има.

    
    Вечерело. Валентин, молодой человек, в очках с позолоченной оправой, в тёплой светло-коричневой кепке и синей курточке «Пума» подходил к офису фирмы «Футурус», с которой он ещё утром заключил предварительный трёхнедельный контракт по интернету, согласившись на эксперимент. Первая неделя оплачивалась по двести пятьдесят евро за сутки, вторая – по триста и третья – по четыреста. Питание на весь период эксперимента предоставлялось бесплатно. Валентин был доволен тем, что нашёл приличный заработок и тем, что работа начиналась уже с этой минуты, хотя в офисе надо было быть лишь к 18 часам.
    По объявлению требовались добровольцы на трёхнедельное пребывание в двухкомнатной квартире, что находится в помещении компании. Живи себе здесь три недели один, не считая прислуги, небольшого робота, которого фирма будет «обучать» его прямым обязанностям. Связь с внешним миром через собственный сотовый телефон не возбранялась.
    Вот и здание фирмы. Когда до центрального входа оставалось метров двадцать, на высоте шестого этажа появился зеленоватый луч. Он ощупал пространство вокруг Валентина и остановился на молодом человеке. Тот почувствовал, как какая-то неодолимая сила потащила его вверх. Через несколько секунд он оказался в какой-то комнате, но, не удержавшись на ногах, сделал шаг вперёд и упал на четвереньки. Кепка упала с головы, но очки остались висеть на правом ухе.
    Он водрузил их на место. К нему тут же подошли три человека в фиолетовых халатах. Один помог ему подняться, второй подобрал кепку, а третий, с зачесанными назад волосами сообщил:
    – Я назначен руководить ходом наших экспериментов. Меня зовут Валерий Михайлович. Рад приветствовать вас и поздравить с началом экспериментов. Мы изучили копию вашей медицинской книжки. Её данные и начало вашей работы у нас уже с этого утра, позволили нам доставить вас в офис таким необычным образом, без лифта. Простите за не очень мягкую посадку, но мы только учимся телепортации. Нам очень интересно знать ваши отзывы и замечания о наших экспериментах.
    – Да уж, ваша телепортация напоминает струю пылесоса, – придя в себя отозвался Валентин.
    – Сейчас снимите куртку, нам надо измерить ваше давление, да психиатр задаст вам несколько вопросов, после чего мы подпишем с вами основной договор.
    После всех необходимых процедур, руководитель эксперимента проводил Валерия в его квартиру.
    Молодой человек, осмотрел небольшой коридорчик с нишей для вешалки и обувной полочкой, кухню, туалет, ванную, спальню и просторную комнату. В зале, у журнального столика стояло нечто подобное человеку из металлопластика высотой не больше метра.
    – Это Има – представил Валентину робота человек с зачесанными назад волосами.
     – Это Валентин, твой господин, – обращаясь к Име, продолжил знакомство руководитель эксперимента.
    – Очень приятно, – ожила машина, мигнув сиреневыми глазками и наклоняя вперёд продолговатую голову.
    – Взаимно, – отозвался Валентин, не надеясь, что пластиковое чучело слышит и понимает его.
    – Ну вот, вы и познакомились. Не буду вам мешать. На столике находится кнопка вызова нашего сотрудника в любое время суток, тетрадь и авторучка для отзывов и замечаний о работе Имы. Раз в день мы будем менять тетрадь для записей. Всего доброго!
    – До свиданья, – сдержанно попрощался молодой человек.
    Лишь только дверь закрылась за экспериментатором, Валентин радостно подпрыгнул, довольно потёр руки ладошка о ладошку, сел на диван, взял на журнальном столике пульт от телевизора и стал просматривать телеканалы, совершенно не обращая внимания на вопросительно смотрящую на него металлоконструкцию.
    – Из кармана вашей куртки доносится вибрирующий вызов сотового телефона, – через некоторое время подала свой голос Има.
    «Чёрт, как он мог забыть, ведь обещал матери при первой же возможности позвонить, чтоб она не беспокоилась», – Валентин хотел было соскочить с дивана и броситься за мобильником.
    – Не извольте беспокоиться, я принесу ваш телефон, – сказала чудо-машина.
    Валентин, опасаясь за целостность верёвочной вешалки и корпус трубки, с сомнением заглянул в сиреневые глаза робота. Има проехала по линолеуму на роликах, расположенных у неё на подошве, до коридора, шагнула на коврик, подошла к вешалке. Левой рукой с четырьмя щупалецами-пальцами, она оттопырила край бокового кармана, и, запустив в него указательный и большой щупальца правой руки, вытянула и ловко уложила в ладошку мобильник. Затем, проворно преодолев обратный путь, протянула «трубу» Валентину.
    – Спасибо, – пролепетал тот, делая ответный вызов матери.
    Сиреневые глаза внимательно следили за манипуляциями Валентина с сотовым телефоном.
     – Как у тебя дела, сынок? – послышалось из мобильника.
    – Всё нормально, мам! Вот телик смотрю на диване. Рядом робот. Он мне только что сотик мой подал, когда ты позвонила. Считай, день прошёл – двести пятьдесят евро заработал! Ну, пока. Завтра позвоню.
    Валентин выключил мобильник и вернулся к просмотру боевика.
    – Сок, мороженое? – заботливо спросила Има.
    – Шоколадное мороженое, – обрадовано ответил Валентин.
    Има удалилась на кухню и через пару минут принесла на подносике требуемый продукт. После фильма она подала Валентину меню и осведомилась о его заказе на ужин. После еды, убирая посуду в мойку, робот напомнил Валентин, что перед сном надо сделать запись в тетради.
    Валентин написал, что доволен работой машины и восхитился её умением мыть стеклянную посуду, не повреждая её. Затем он прошёл в ванную комнату, не сочтя нужным её закрывать, принял душ, посмотрел по телевизору новости и лёг спать.
    
    Вскоре Валентин перестал удивляться способностям Имы и принимал как должное её заботы о себе. «Подумаешь, «научили» машину двигаться и приносить вещи».
    Своими напоминаниями о режиме дня роботиха раздражала его.
    – Сделайте запись, сделайте запись! Тьфу ты… – плюнул он, передразнивая её, но послушно открывал тетрадь и брал ручку наизготовку для письма.
    – Ругаться нехорошо! – заметила глупая машина и, рассчитав траекторию, изображённого её господином плевка, поводило ёршиком и губкой по полу и успокоилась.
    Через четыре дня, как обычно, после завтрака, за тетрадкой с записями пришёл сотрудник компании и забрал Иму с собой до завтра, объяснив, что ей будет добавлена память и установлена программа человеческих эмоций. Валентин был рад, что целый день останется предоставленным сам себе, но свои двести пятьдесят евро получит.
    «Хоть денёк отдохну от этой железяки», – думал он.
    За день он несколько раз обращался к Име, забыв о её отсутствии. К концу дня он ощутил некий дискомфорт и понял, что скучает по общению с машиной.
    В это время сотик стал подавать сигналы с просьбой о зарядке. Валентин достал из кармана куртки зарядное устройство и поставил мобильник на зарядку.
    На следующий день Има снова появилась у журнального столика.
    – Привет, – сказал Валентин машине, как только дверь за сотрудником фирмы закрылась.
    – Привет, мой господин, – ответила Има.
    – Мой господин… Не извольте беспокоиться… – передразнил её Валентин, – А ты не можешь разговаривать проще, звать меня просто по имени?
    – Не гневайся, мой господин. У меня достаточно памяти и есть программа «Лексика», в которой я могу выбрать современный разговорный язык. Ты только скажи, что ты хочешь услышать, а я запомню.
    – Обращайся ко мне по имени, как к равному. Я – твой друг, а не господин.
     – Хорошо, – быстро усвоила машина, – я буду звать тебя Валентином.
    После обеда, Валентин сел на диван, взял мобильник, вошёл в интернет и, вызвав противника на поединок, стал играть с ним в «пул». Има скосила свои сиреневые глазки на дисплей, подъехала ближе и из-за плеча игрока стала наблюдать за его пальцами. Когда же, проиграв партию, Валентин зло бросил телефон на диван, Има, уловив настроение хозяина, принесла ему кусочек шоколада и три виноградины, взяла сотик, неуклюже прошлась щупальцами по его клавишам, включила мобильник и вошла в интернет. Изумлённый Валентин помог ей выбрать игрока с подходящим рейтингом и Има, точно рассчитывая удары кием, быстро выиграла партию в сухую. Видя, что параметры настроения подопечного пришли в норму, она хотела выключить сотик, но по настоянию Валентина ей пришлось продолжить повышение его рейтинга в этой игре. Неизвестно сколько бы это продолжалось, но подошло время послеобеденного сна. Режим нарушать было нельзя, и Валентин послушно улёгся почивать. Лишь только сон овладел им, как Има снова взяла мобильник и вошла в интернет...
    
    Прошло ещё два дня. После обеденного сна Валентин хотел обрадовать маму, что первую неделю отработал успешно, но не смог с ней связаться – на сотике не оказалось денег.
     – Ты что, играла? – спросил он машину.
    – Нет, просто входила в интернет искала справки о слове «друг».
    – Дура, все деньги истратила!
    – Има дико разрыдалась.
    – Перестань! – кричал Валентин. – Дай мне мороженого и сама остынь!
    Машина, противно всхлипывая, поплелась на кухню, приготовила эскимо с изюмом и, подав его Валентину, стала покрываться инеем. Когда её сиреневые глазки потухли, сработала кнопка скорой помощи и в дверях показался руководитель эксперимента.
    Валентин напугался, что его за такие необдуманные желания могут досрочно уволить, но «доктор» в фиолетовом халате, унёс «больную», а через час уже излечил её от переохлаждения и вернул на прежнее место. Он похлопал незадачливого юношу по плечу и сказал:
    – Видишь, машина принимает желание своего господина буквально. Обучение роботов со средним и старшим возрастом добровольцев проходит гладко и поправок в программы почти не вносится, а вот тот же процесс с тобой и Имой проходит куда интересней: редактируются понятия, корректируются адекватные действия на желания клиента и тому подобное.
    – Да я вышел из себя из-за того, что она деньги спалила на интернет.
     – Ладно, деньги я тебе переведу сейчас же на сотик. Твой номер в нашей анкете имеется. Но от Имы мобильник лучше всего прятать: мы больше потраченный ею баланс восстанавливать не будем, да и она, что не вычитает в интернете – принимает за чистую монету. Так она, натолкнувшись на рецепты алхимиков, просила пополнить кухонные ингредиенты сушёными мышами и прочей ерундой. А чтобы понравиться тебе просила нарастить ей веки и ногти, а в смазочное масло добавлять дамские духи. Так что делай выводы. Валерий Михайлович вышел из комнаты, а Валентин, чувствуя себя виноватым, как умел, объяснил Име за что он на неё рассердился, что такое баланс и как снимаются с него деньги за пользование интернетом.
    После этого случая Валентин, помня разговор с Валерием Михайловичем о просьбе Имы нарастить ей веки и ногти, стал прикрывать за собой дверь в ванную, а также чаще проверять наличие денег на сотике. Сумма оставалась нетронутой, значит, Има оставила интернет в покое.
    
    По окончании второй недели Има подошла к дивану, на котором по обыкновению Валентин полулёжа смотрел телевизор, положила свои щупальца ему на голову и, нежно перебирая волосы, заговорила:
    – Можно мне называть тебя, дорогОй?
    – Ещё чего? Вдруг это услышит Валерий Михайлович или ещё кто-нибудь, что они подумают?
     – Через неделю мы расстанемся. Купи меня себе – я не хочу обслуживать другого! Я, как ни кто другой способна понимать твои желанья. Если хочешь, то называй меня дурой, я не буду больше рыдать.
    – Я тоже к тебе привык, но роботы очень дорого стоят. У меня не будет столько денег. Ты – для богатых людей.
    – А двенадцати тысяч не хватит?
     – Нет, конечно, да и откуда они возьмутся?
     – Они лежат на твоём веб-кошельке.
     – Да у меня и кошелька ни какого нет.
     – Дай мне мобильник, – Има убрала одну руку с головы Валентина и протянула её перед молодым человеком. Тот, ни чего не понимая, послушно положил сотик в раскрытую механическую ладонь.
     Има включила мобильник, вошла в интернет и Валентин смог убедиться воочию, что на его имя открыты: рублёвый, долларовый и евро счета. Он являлся обладателем 25 евро, 320 долларов и 12650 рублей.
     – Вот с утра ещё 650 рублей перечислили. Чувствуя твоё желание иметь деньги, я пока ты спал, всю неделю участвовала в различных акциях, конкурсах и играх с денежными призами. С играми было проще, а вот с литературными конкурсами, стало получаться только сейчас. Я нашла учебники и теперь, совершенствуюсь в этом направлении. Чтобы ты не догадался о моём пребывании в интернете, я всякий раз пополняла баланс мобильника через веб-кошелёк.
    Ошалелый от счастья Валентин, стал целовать механические ладошки и щупальца, потом подхватил машину на руки и закружил её по комнате. Через минуту придя в себя, успокоился и, сев на диван, объяснил Име, что она стОит не меньше миллиона долларов, а их за неделю не заработать.
    
    В конце третей недели к нему в комнату постучался Валерий Михайлович.
    – К вам посетители, – почему-то обращаясь на «Вы» доложил он Валентину, – генеральный директор нашей компании с юристом.

      

    – Я прибыл лично со всеми подготовленными бумагами, чтобы оформить приобретение вами контрольного пакета акций нашей компании и пригласить вас на завтрашнее заседание и переизбрание генерального директора, – обратился к нему человек в костюме с галстуком.
    – Деньги вами переведены в полном объёме, раскладывая какие-то бумаги на письменном столе, – пояснял второй вошедший, очевидно юрист.
    Виталий плохо понимал о чём идёт речь, но согласно кивал головой, поглядывая за журнальный столик, откуда исходил нежный сиреневый свет.
    Наконец все бумаги были подписаны и посетители удалились.
    – Что всё это значит? – обратился Валентин, к спешащей к нему, Име.
    – Я играла на бирже от твоего имени через интернет. Мне удалось заполучить акции нашей компании. Ты будешь её генеральным директором и нам не придётся расставаться!
    От радости милые глаза Имы засветились ещё ярче, она положила дрожащие щупальца в руки Валентину и они вместе закричали:
    – Ура-а!
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн