Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Если покопаться..

mar

Если покопаться..

    Будильник… нет, телефон зажужжал под утро, часов в пять. Я нашарил его рукой, поднёс к уху, разлепил глаза и посмотрел на будильник.
    - Алло, - буркнул я. – Вы в курсе, сколько времени? Что случилось?
    - Кеша, - бодрый, совсем не виноватый голос в трубке показался смутно знакомым, - извини, не сообразил. Ты мне очень нужен.
    - Лёня? – поразился я. – Ты где?
    - Всё там же, - фыркнули в трубке. – Дай-ка мне своё «мыло». Почитаешь, если согласен – ответь, утрясём детали.
    Я продиктовал адрес. Потом, чтобы окончательно проснуться, отдёрнул штору и зажмурился: солнце вовсю плескалось во дворе-колодце на намытых хозяйками к празднику стёклах. Вверху нежно голубело почти прозрачное небо.
    Я потянулся, как кот, и включил компьютер.
    
    Леонид умудрился уехать в Штаты лет двадцать назад, с женой и двумя крохотными детишками (смутно припоминались вечные детские аллергии и простуды), потом через кого-то до меня доходили слухи о высокооплачиваемой работе аж в двадцать пять штук «зелёных» в год, потом Леонид очень быстро сделал состояние, вывез родителей и лет с пятнадцать как окончательно исчез из поля зрения одногруппников.
    Письмишко оказалось впечатляющим: переехать в Нью-Йорк и принять в управление кондоминимум в двадцать этажей и бизнес-центр в сорок шесть. Сумма, предложенная на период испытательного срока была такой, что я присвистнул.
    Странно, подумалось мне: зачем брать человека без опыта? Фуксом?.. …по крайней мере, посмотрю Нью-Йорк за чужой счёт.
    «Согласен» - напечатал я. – «Высылай приглашение. Но почему я, а не кто-то, кто уже живёт в Штатах?»
    Телефон зазвонил через пару минут:
    - Рад, что согласился, - судя по голосу, Леонид и вправду обрадовался. – Думается мне, что впереди серьёзный кризис, а народ местный выживать не так чтобы приучен. Заведующий хозяйством, работящий такой поляк, имеется, а ты мне нужен для того, чтобы справиться с семью годами тощими. Антикризисным управляющим, короче, беру, - он помолчал, осторожно спросил:
    - Один приедешь?
    - Конечно, - удивился я.
    - А жена? Не обзавёлся?
    Я пожал плечами:
    - Неа. Присылай приглашение, приеду, посмотрю, что можно сделать.
    - У тебя – карт-бланш, - весело предупредил Леонид. - Но не думаю, что времени много.
    
    Вот так я оказался через пару недель в Нью-Йорке. Поселился в том самом кондоминимуме, в небольшой меблированной квартирке, за которую определили платить добрую половину зарплаты (Леонид никаких исключений для меня делать не стал, даже скидку не дал). На работу ходил пешком - бизнес-центр с роскошным названием «Парящая птица» находился всего в трёх кварталах. Знакомство с ним (облазил всё, что мог, включая подвалы и подсобки) заняло пару дней, и я начал работать.
    
    …После долгой ругани с секретаршей Аннет, письмо, поправленное в лучших традициях американского делового этикета, было разослано всем арендаторам и явно произвело фурор, поскольку мой персональный почтовый ящик оказался завален язвительными комментариями. Я вежливо отвечал на все подколки, дескать, предложение составлено в преддверии возможного кризиса, направлено для ознакомления и обдумывания стратегии, причём разослано не только у нас, в «Парящей птице», но и по всему Манхэттену. Причём исключительно «Во Избежание» (и вообще – не устраивает, так катитесь к чёртовой бабушке, найдутся другие - умные. Этого, разумеется, написано не было).
    Поляк Владеуш, крайне ревниво отнёсшийся к моему появлению, заметно успокоился и начал улыбаться при встрече во весь щербатый рот. Я сделал вывод, что кто-то ему моё предложение показал, и теперь он считает, что у меня просто съехала крыша. Леонид… Леонид при встрече улыбался и говорил, что он в меня верит.
    Реально моё предложение заработало через пару месяцев, когда действительно начался кризис. Как и предполагал, те, кому пришлось считать деньги, дружно встали к нам в очередь, так что пару-тройку недель пришлось работать по восемнадцать часов, перераспределяя площади и изобретая, как можно один кабинет сдать в аренду трём разным компаниям, по восемь часов каждой. Пришлось сделать железный график обеденных перерывов – иначе не выходило с уборкой, придумать специальные шкафы, куда клерки могли убирать свои бумаги, освобождая рабочее место, организовать учёт бумаги, распечатанной на принтере в каждую смену, систему безопасности для компьютеров, – всё это на самом деле оказалось не слишком сложно. Некоторые компании сохранили было за собой помещение на двадцать четыре часа – но я уже не сомневался, что это ненадолго. Какой резон оплачивать двести баксов за метр, если при относительно небольших неудобствах можно иметь тот же метр за сто двадцать «зелёных» с восьми до шестнадцати, восемьдесят с шестнадцати до двадцати четырёх и всего за сорок с двадцати четырёх до восьми утра? В общем, я продавал часы аренды как семечки - стаканами, арендаторы ругались, шипели и…соглашались.
    Через полгода мы подвели первые итоги, и Леонид торжественно пожал мне руку: там, где остальные несли потери, «Парящая Птица» делала не самую маленькую прибыль. Теперь надо было решать с кондоминимумом: Леонид предусмотрительно брал оплату за год вперёд, однако почти треть уже жильцов сообщила, что не планирует продлевать договор.
    - Слышал, - небрежно сказал мне Леонид, - что ты у себя в квартире мебель переделал.
    Я молча кивнул.
    - Хочешь тот же номер провернуть?
    - Решил сначала на себе проверить, - коротко ответил я. – Всё-таки личная жизнь – это не работа.
    - И как проверка двигается?
    - Владеуш доложил? – понял я.
    Леонид кивнул:
    - Обязательно. По условиям, жильцы в квартиру вообще никого заселять права не имеют, но… В общем, велел ему заткнуться и к тебе не лезть.
    Глаза у него заблестели:
    - Еще Владеуш сказал, что очень уж красивая девушка у тебя живёт. Просто таки необыкновенная. Познакомишь?
    Я развёл руками:
    - Договор не позволяет. Моё время с двадцати-нуль-уль до восьми утра, её, соответственно, зеркально. Не пересекаемся.
    - Чем занимается?
    - Снимает ночной Нью-Йорк.
    Прямо над головой у меня висела огромная цветная фотография, и я ткнул в неё пальцем:
    - Купил у неё.
    Леонид подошёл поближе:
    - Здорово сделано, с настроением. Впечатляет. Поделись, как квартиру сдал?
    - Объявление в сети дал подробное. Неделю народ стебался, потом штук сорок заявок сразу прислали.
    - На сколько договор подписал?
    - Ты про сумму? Половина стоимости апартаментов. Пробный срок – месяц, если всё будет нормально – продлим до года, уже официально. Две недели прошло, претензий друг к другу не имеем.
    Кое-какие мелочи, конечно, были, но докладывать о них Леониду я не собирался.
    - Деньги, разумеется, наличными взял?
    - Разумеется. Пересчитал и кинул в сейф, - я кивнул на металлический ящик.
    Леонид ждал.
    Я, вздохнув, открыл сейф, не глядя, нашарил нетолстую пачку:
    - Правильно понимаю, что мне оплату в два раза снизили?
    Леонид задумчиво разглядывал банкноты.
    - Скажи мне, пожалуйста, кто тут на сотенной нарисован?
    - Вашингтон, если не путаю. Что-то с деньгами не так? – насторожился я.
    - Черт его знает, - задумчиво протянул Леонид. – Вроде, все правильно. А можно к тебе в гости напроситься?
    После работы? – усмехнулся я. – Можно…
    
    Ровно в семь часов я открыл дверь квартирки на семнадцатом этаже, и мы с Леонидом вошли внутрь. Леонид крякнул: чистота и порядок были идеальными. На полу в высоченной тонкой вазе распускалась роза, в воздухе витал её лёгкий аромат. У стены была прислонена толстая пачка фотографий – черно-белых, разного размера, на плотном картоне. Леонид пошёл к ним, присел на корточки.
    - У нас договорённость, - быстро сказал я, - чужие вещи не трогать.
    Леонид, отмахнувшись, уже перебирал работы.
    - Почём «Свободу» купил? – отрывисто спросил он.
    - Четыреста баксов.
    - Я, пожалуй, тоже кое-что куплю. Это…и это.
    - Спрошу, - осторожно проговорил я.
    - Расплатишься, - Лёня вытащил из кармана знакомую пачку, - этим.
    - Если продаст.
    Леонид криво усмехнулся:
    - Продаст. Негативы её, еще сделает.
    Он прислонил к кровати понравившиеся работы:
    - Не знаю, где она это снимает. Может, ездила куда? …Много, говоришь, желающих? Не тяни, предлагай жильцам. Или пусть твои желающие заселяются в то, что освобождается, раз готовы по полсуток жить…Видимо, нужно будет…- он покрутил в воздухе пальцами - …такой же приживочный период установить, чтобы недовольных не было.

      

    Я молча кивнул.
    
    Через неделю девушка сообщила, что согласна подписать контракт на аренду на год.
    Я обрадовано забрал у Владеуша распечатку контракта, оставил для заполнения, а когда вернула, просто отдал поляку. К тому моменту у меня уже было штук шесть предварительных согласий «попробовать» по такой схеме. Я сначала переживал за выходные, но американцев они как раз совершенно не смущали: уик-энды традиционно проводились вне города. Процесс потихоньку закручивался: в триста пятнадцатой и семьсот восьмой уже меняли мебель…
    
    Когда Леонид поднял цены в полтора раза и потребовал, чтобы квартиры сдавались из расчета по восемь часов, я уволился: всё-таки жадности должен быть предел.
    
    Но в Москве, по моим прикидкам, такое вполне могло получиться.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн