Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

МИР ВАМ, БРАТЬЯ!

Дымов

МИР ВАМ, БРАТЬЯ!

    Один умник подсчитал вероятность обнаружения жизни на случайно попавшейся в космосе планете. Ко всеобщему огорчению, она составила ускользающе малую величину: одну двухсоттысячную долю единицы. Но к счастью для себя, Джейк не верил ни в какие расчёты. По его разумению, эту вероятность нужно было увеличить, по крайней мере, в тысячу раз. Он сам уже обнаружил с десяток обитаемых планет, да плюс разведчики конкурирующих компаний – ещё несколько десятков. И это за каких-нибудь пятьдесят лет. И всё было бы не плохо, если бы не одно обстоятельство. Чем больше разведчики открывали обитаемых планет, тем больше от них требовали. Это был тот самый аппетит, который без всякого удержу усиливался во время еды. Стол уже ломился от диковинных явств. Обилие блюд завораживало и, в каком-то смысле, развращало. Замороженные каменные глыбы, покрытые километровым слоем льда, под которым копошились примитивные твари, наделённые зачатками разума; огнедыщащие планеты, где океаны кипели и взрывались исполинскими гейзерами, во глубине которых водились существа, не поддающиеся известной классификации; наконец, множество планет, покрытых буйной растительностью, среди которой пестовался разум, облечённый в ту или иную оболочку. Со всеми этими мирами нужно было установить контакт, приобщить к лону великой земной цивилизации. Помимо чисто морального удовлетворения, такие контакты сулили вполне материальные выгоды, не говоря о том, что в случае чего, измученному человечеству будет где преклонить голову.
    Для контактов с обитателями вновь открытых планет были раз и навсегда установлены жёсткие правила, главным из которых были дружественность гостей и добрая воля хозяев. Это было нечто вроде космической Хартии, которую неизвестно, кто и когда выдумал (оторвать бы ему за это голову!), но теперь ей все должны были неукоснительно следовать. Громче остальных проявляли недовольство разведчики дальнего космоса. Требования Хартии они почитали полнейшей чепухой. Да они и были чепухой. Потому что рано или поздно аборигены всегда соглашались на присутствие гостей, в этом вопросе исключений не наблюдалось. Разве трудно убедить несколько тысяч примитивных существ в добрых намерениях более опытной расы и в той великой пользе, которую несёт для них передовая цивилизация? Проформы ради составлялся дружественный договор. Зато уже после, когда такой подписан, дружественные Земляне распоясывались вовсю. Впрочем, всё, что они делали, было направлено на благо аборигенов. Так Земляне считали. В это искренне верили. А что там думали сами аборигены, никого не интересовало. Поскольку время думать для них ещё не пришло.
    Когда очередная – одиннадцатая обитаемая планета показалась на экране видеообзора – Джейк удовлетворённо хмыкнул и потёр руки. Ещё бы. Это была штучка! Синие океаны, зелёные континенты, ровный климат и, главное, чистый кислород вместо атмосферы. О такой планете можно было лишь мечтать. Настоящий рай размером в сто сорок квадрильонов квадратных километров. Ну, там, местное население – это не проблема. Договоримся в два счёта! — подумал он самодовольно. Не может быть, чтобы на такой планете жили вредные существа. Джейк успел приобрести кой-какой опыт по этой части. Он самостоятельно установил то, на что учёные потратили уйму времени, а именно: вывел прямую зависимость свойств характера аборигенов от среды обитания. Чем лучше среда, тем покладистей характер. And vice versa! Самый вредный случай в его практике вышел как раз на обледенелой планете. Речь скользких тварей расшифровали достаточно быстро – за каких-то три недели, но потом дело застопорилось. Малоподвижные и страшно подозрительные змееподобные создания никак не хотели верить в добрые намерения землян и всё норовили улизнуть под толщу льда в свои замысловатые норы. Ох и пришлось же тогда с ними повозиться! При одном воспоминании об этом у Джейка мороз пробегал по коже. Зато здесь, в этаком райском уголке он отдохнёт душой и телом. Специально не станет никуда торопиться. Будет всё делать в два раза медленнее обычного. В конце концов, он тринадцать лет не был в отпуске. Отпуск ему заменяли такие вот планеты, на которые он высаживался с таким же настроением, с каким высаживались на вновь открытые тропические острова древние мореплаватели – все эти Куки, Магелланы и Робинзоны. В иные моменты Джейк завидовал сим отважным людям. В крайнем случае, они всегда могли вернуться домой – им ведь не приходилось покидать родную Землю. А море, на то пошло, можно и вплавь переплыть.
    С такими отчасти приятными мыслями Джейк готовился к высадке на вновь открытую планету. Он три раза облетел её по экватору и уже установил места сосредоточения местной фауны. И даже разглядел нечто весьма и весьма смахивающее на поселения и городища. По всем признакам выходило, что местная цивилизация развивается по гуманоидному циклу и находится теперь на уровне первобытнообщинного строя. Впрочем, эту догадку следовало проверить. Хотя сразу было ясно: оружием эти существа не владеют, техники не знают. В сущности, это были ещё дети – уже с самосознанием, но ещё без вредных привычек и без присущей высокоразвитым цивилизациям печали и скепсиса. Tabula rasa – и все дела!
    Джейк мастерски посадил свой корабль на небольшую поляну среди векового леса. Деревья были огромными и широкими, на них росли сочные листья размером со шляпу, а между ними виднелись плоды, формой напоминающий арбуз, а цветом - землянику. Плоды не висели снизу, а покоились сверху на ветках наподобие ёлочных игрушек. Ещё не зная, что это такое, Джейк непроизвольно облизнулся – нюх в этом деле у него был безошибочный. Выйдя из корабля, он с наслаждением вдохнул благоухающий воздух и сладко потянулся. С неба светило ласковое солнышко, тёплый ветерок приятно щекотал одну щёку, ноги удобно покоились в мягкой траве. Джейк присмотрелся – трава как трава. Почва напоминала обычный чернозём. Да это и был чернозём – сразу было видно, что это самая настоящая гуманоидная планета с углеродным циклом развития, с кислородом, с фотосинтезом, с разумом и всеми атрибутами, которые повторяются во Вселенной с завидной регулярностью. У природы не так уж много сценариев. Правильнее сказать – не много эффективных сценариев. Углеродный цикл. Азотный цикл. Фтористый цикл… Химических элементов – кот наплакал. Что касается способов извлечения энергии, тут полный примитив. В основе всего лежат химические реакций распада и синтеза. Первое идёт с выделением энергии, второе, соответственно, наоборот. Фотосинтез, окисление… да и всё на этом. До внутриядерных процессов нужно ещё добраться, это удел высокоразвитых цивилизаций. Но не о них теперь речь. Джейк, спохватившись, достал из-за пазухи карманный спектроскоп. Нажал кнопку и направил себе под ноги. И тут же уважительно присвистнул. Золото, платина, алмазы, уран, плутоний, иридий – всё, что душе угодно. И лежит недалеко – греби лопатой, набивай в мешки и вези на Землю! Налетят покупатели – с руками это дело оторвут. Совершив в уме несложный подсчёт, Джейк получил круглую цифру. Комисионных хватит на год безбедной жизни. Классность поднимут – это уже само собой. Новый корабль, презентация на высшем уровне – дорогостоящие модели, кинозвёзды, акулы бизнеса – так вот просто подходят к тебе, улыбаются и предлагают выпить.
    Джейк потряс головой, отгоняя наваждение. Плохой признак - радоваться раньше времени. Нужно сперва найти аборигенов и подписать соглашение о дружбе и сотрудничестве. После делай всё, что хочешь. А пока он не имел права даже сорвать травинку. Дышать – и то следовало через раз. Потому что это был чужой воздух, не твоя планета. Законы и уложения Джейк свято чтил. Да и кто бы он был такой в противном случае? Какое бы имел право говорить о справедливости, взывать к здравому смыслу и талдычить о прогрессе – здесь, на нетронутой планете, прогресса ещё не нюхавшей? Это очень ответственный момент, своеобразная развилка – это надо понимать! То, что очевидно для него – совсем не очевидно для аборигенов. У них ведь ещё есть выбор. В этом вопросе не может быть мелочей. Взяв всё это во внимание, Джейк решительно развернулся и направился обратно в свой корабль. Сочные плоды, ласковое солнышко и доброе к себе отношение нужно было ещё заслужить.
    
    Аборигенов искать не пришлось – они сами вышли из чащи встречать корабль пришельцев. Джейк сразу отметил, что они ни капельки не боялись. Вышли на поляну и уселись прямо на траву. Лица у всех торжественные, но не злые. Одежда вполне приличная – не шкуры и не листья папоротника – симпатичная ткань самых радостных оттенков. На головах – украшения из перьев. А в целом они до жути походили на людей. Всякий раз Джейка поражал этот уневерсализм. Природа, имея перед собой тысячи вариантов, всякий раз шла проторенной дорожкой: две руки, две ноги, голова, глаза, уши. Ни дать, ни взять – обычные люди. Только отсталые немного. Но это дело поправимое.
    Джейк вышел им навстречу. У него не было ни оружия, ни каких-нибудь приборов. Даже комбинезона не надел — самая демократичная одежда: шорты, рубашка, сандалии на босу ногу. Он такой же, как они – это надо сразу дать понять. На лице радушная улыбка, и никаких потаённых мыслей. Ведь мысль материальна. Да и кто их знает! Иной раз глядишь – дикари дикарями. А они как начнут читать мысли – считай, пропало дело. Заворачивай оглобли и лети, откуда прилетел.
    Стараясь думать о хорошем, Джейк сделал два шага и остановился. Под ногами мягкая трава, над головой – бездонное синее небо. Ласковый ветер, чувство безмятежности и покоя.
    — Приветствую вас, братья! — воскликнул он, вкладывая в этот возглас всё, чему его учили. Выждав секунду, медленно поднял правую руку и показал пустую ладонь. Жест мира и добрых намерений – проще пареной репы. Обождав, не скажут ли чего аборигены, Джейк продолжил: — Я рад приветствовать вас от имени Землян. Я принёс вам эстафету знания и прогресса. Вы не одиноки во Вселенной. Земля протягивает вам руку помощи и братской любви. Все мы братья! Мы живём в одной Вселенной и мы должны помогать друг другу. Мир! Дружба! Взаимная помощь! — Джейк прижал правую руку к груди и отвесил глубокий поклон, затем важно опустился на траву. Выпрямил голову, слегка поводя глазами влево и вправо, ожидая ответной реакции.
    Несколько минут никто не шевелился. Джейк успел рассмотреть каждого из двенадцати аборигенов, мысленно награждая каждого пышными достоинствами и сохраняя внутреннюю улыбку. Было это непросто.
    Наконец поднялся тот, что сидел в центре. По всем признакам, он был у них за главного – голова покрупнее, перьев погуще, выражение лица самое непроницаемое. Он встал, широко расставив крепкие ноги в мягких полусапожках, и обвёл рукой окружающее пространство. После чего открыл рот и что-то прохрюкал. Джейк на всякий случай сделал серьёзную мину и кивнул с преувеличенной важностью. Абориген поднёс руку к груди и трижды ударил себя кулаком, после чего снова сделал рукой обводящий жест и опять что-то весомое изрёк. Джейк кивнул ещё раз. Так продолжалось довольно долго. Вождь совершал телодвижения, затем важно хрипел и булькал, Джейк изображал полнейшее внимание и едва сдерживаемое радушие.
    Наконец, дошло до подарков. В роли дарителя был посланец неба. В ход пошли проверенные средства: бусы, карандаши, нервущиеся пакеты, увеличительные стёкла, спички и прочая мелочь – поярче и позабористей. Аборигены пучили глаза и наперебой издавали щелчки. Джейк прятал довольную улыбку, он уже почитал это дело решённым. Ловким движением вытащил из потайного кармана анализатор речи и включил его. После первой же сказанный гостем фразы аборигены присели и заозирались. Джейка всегда забавлял этот момент, когда его речь вдруг начинала звучать на чужом языке. Для аборигенов это было настоящим потрясением. Приём действовал безотказно.
    
    Первый же контакт с дикарями ознаменовался полным успехом. Сидя в корабле, Джейк с аппетитом уплетал бетерброд с искусственным мясом и поглядывал в окно. Глаза его лучились довольством. Этот мир он уже считал своей собственностью. Завтра он покажет вождю соглашение о дружбе и сотрудничестве, даст на размышление пару дней, а потом – фьюить – и быстренько на Землю. Отпуск в очередной раз отодвигался. С такими делами не мешкают. Нужно поскорее застолбить участок, а уж потом он отдохнёт как следует. Джейк до того разгорячился радужными перспективами, что едва уснул, и спал очень беспокойно. Всё казалось, что настал рассвет, что аборигены ждут, а его всё нет. Аборигены встают и, покачав головами, медленно уходят... Всякий раз Джейк просыпался в холодном поту, и ещё такая странность: ему почему-то сводило скулы, будто всю ночь лимон жевал...
    Однако, утро наступило тихое и безоблачное. Огромные деревья с красными плодами стояли на своих местах – Джейк так и не попробовал заманчивые плоды, да и не в этом же счастье! Едва продрав глаза и совершив символическое омовение, Джейк вытащил из несгораемого ящичка стандартный бланк соглашения, придирчиво осмотрел его и удовлетворённо хмыкнул. Всё было в порядке – подпись директора Компании, три рельефных печати, водяные знаки. Такую форму признавали во всей Галактике. Местным жителям оставалось лишь поставить крестик, приложить палец или просто плюнуть в правый нижний угол. Годилось всё – это ведь был договор о дружбе, а не пакт о разграничении сфер влияния. Ну мало ли там, Земляне немножко покопаются в местной почве. Это даже на пользу растительности. В конце концов, радиоактивные элементы ещё никому здоровья не добавили.
    Таким образом, совесть Джейка, а также таких, как Джейк, оставалась чиста. Если он и спал не очень спокойно – то по другой причине.
    
    Вторая встреча с местным населением должна была стать решающей. Джейк бегло просмотрел тезисы своей речи (которую знал уже наизусть), машинально покрутил ручки настройки анализатора речи, смахнул пылинку с левого рукава и уселся перед иллюминатором в ожидании делегации.
    Почётный караул появился ровно в полдень. Солнце стояло точно над головой, и тень от сигарообразной ракеты ушла под самое основание. Было жарковато, но в целом терпимо. Держа в левой руке блок анализатора, а в правой – папку аспидно-чёрного цвета, Джейк появился в овальном проёме. Задержался на секунду, как бы подчёркивая торжественность момента, затем осторожно ступил на траву. Около сотни аборигенов сидели перед ним концентрическими кругами. Джейк порадовался их предусмотрительности, но вида не подал. Проследовал в центр полуокружности, опустил на траву поклажу и с воодушевлением посмотрел на слушателей. В такие моменты он чувствовал себя если не Мессией, то, по крайней мере, Человеком с большой буквы – таким человеком, к мнению которого прислушиваются малые и большие народы, ради которых, он, собственно, и старается. Это была почётная и очень ответственная миссия. Джейк вполне отдавал себе отчёт в том, как много значит каждое сказанное им слово. А то, что речь его была загодя написана другими людьми, особого значения не имело. Надо ведь суметь донести её до слушателей. В глубине души Джейк гордился своей способностью уверенно держаться на публике. Даже почитал себя чем-то вроде совершенства, с которого можно брать пример.
    Он глубоко вдохнул и ощутил привычную лёгкость в теле, всё поплыло у него перед глазами, кончики пальцев затряслись, а по спине побежал мороз – так начинался очередной приступ вдохновения.
    — Братья мои! — воскликнул он и простёр к слушателям руки. Анализатор тут же захрюкал, переводя слова на местное наречие. — В этот исторический день я обращаюсь к вам с посланием мира и дружбы! Этот день войдёт в историю, как самое значимое событие для наших народов. Земля протягивает вам руку помощи! Мы преодолели немыслимые расстояния, чтобы поделиться с вами великими открытиями, подарить вам то, что преобразит вашу жизнь, сделает её легче и приятнее. Мы поможем вам решить проблемы, преодолеть противоречия, установить мир на вашей планете. Нет ничего более важного, чем добрые отношения между племенами и народами, между расами и цивилизациями, сколь бы далеко они не находились друг от друга, ибо это залог успеха и процветания!..
    Джейк говорил долго и вдохновенно. Он перечислил достижения Землян, сказал несколько слов о том непростом пути, который Земляне преодолели в своём поступательном движении. Акцентировал внимание слушателей на опасности взаимной вражды и недоверия и выразил уверенность в том, что лишь согласие, искренность и дружелюбие помогут преодолеть те многочисленные невзгоды и опасности, которые окружают нас со всех сторон. Джейк понимал, что аборигены не только слушают, но и оценивают его самого. Для них он и есть живое воплощение неведомой расы, итог трудного развития и неслыханных удач, о которых он так распинался. Он должен быть прост и убедителен, искренен и прозрачен до самой глубины. Никакой загадочности, ни намёка на подвох или тайный умысел. Просто, понятно, доходчиво. Как дважды два! Как этот солнечный свет. Трава и почва под ногами.
    Солнце ушло за верхушки деревьев. Тень от ракеты выползла с другой стороны. Джейк, наконец, закончил. На поляне воцарилась торжественная тишина. Джейк вытащил платок из нагрудного кармана и вытер вспотевший лоб. Затем сел на траву. Аборигены подождали, не скажет ли он чего-нибудь ещё, затем обменялись полными достоинства взглядами, и тот, что сидел в центре, важно встал. Рот его открылся, раздался утробный клёкот, буто закипела густая смола. Джейк кинул отчаянный взгляд на анализатор. И тот, конечно же, не подвёл.
    — Мы приветствуем тебя, землянин, на нашей прекрасной планете. Нам нравится то, что ты сказал. Твоя речь исполнена великого смысла. В твоей груди бьётся отважное сердце. Наши сердца открыты для общения. Мы готовы принять помощь вашего народа. Да будет так!
    Джейк от радости чуть не подпрыгнул. Громадным усилием сохраняя важную мину, он отвесил церемонный поклон. Правая рука потянулась к заветной папке. Секунда, и руках у него оказался стандартный лист из неуничтожимой бумаги с печатями и подписью. Он поднял его над головой как флаг и поводил из стороны в сторону. Таким образом он переключал внимание аборигенов на новый предмет и переводил встречу в конструктивное русло. Он уже открыл было рот, как вдруг заметил вытянувшиеся лица. Вождь поднял правую руку, унизанную кольцами, и показал на бумагу.
    — Что это? — раздался клёкот.
    Сердце у Джейка отчего-то сжалось.
    — Это соглашение, — сказал он упавшим голосом. — О дружбе и сотрудничестве.
    Вождь и все присутствующие замерли.
    — Ты хочешь, чтобы мы его подписали? — снова спросил вождь.
    — Ну-да, хочу, — ответил Джейк, не зная, огорчаться или радоваться такой сообразительности.
    Вождь оглянулся на соплеменников, и (Джейк готов был поклясться!) – на лице его показалась ироничная улыбка. Соплеменники заулыбались в ответ. Джейк просто не знал, что и думать.
    — Но мы уже подписали такое соглашение! — опять раздался клёкот.
    Джейк в первую секунду даже не понял.
    — То есть как! Что вы сказали?
    — Мы уже подписывали такую бумагу. Восемь циклов назад. Вот она!
    Джейк в полном смятении глядел на вождя. Тот вытащил из своих разноцветных одежд и уже протягивал ему свёрнутый в трубочку жёлтый бумажный лист, стянутый тонкой нитью.
    «Не может быть! Только не это!». Джейк двинулся на негнущихся ногах к вождю. Взял трубочку, сдёрнул нитку (оказавшуюся иссохшейся травой) и рывком развернул. И тут же со стоном закрыл глаза. Рот его задёргался, всё тело непроизвольно напряглось.
    — Мерзавцы! Недоноски! Ну я им устрою, будут знать, как лазить в чужой сектор!
    Анализатор издал серию звуков, и Джейк оторопело уставился на него. Но соображать было некогда. Тот уже переводил сказанное.
    — Что означают твои слова, пришелец? — важно спрашивал вождь. — В нашем языке нет таких понятий.
    Джейк с надеждой посмотрел на корабль, в котором остались сценарии всех мыслимых и немыслимых ситуаций. Секунда решала всё. Приходилось импровизировать.
    — Видите ли, — начал он, пытаясь придать лицу благостное выражение, — Это я так выразился о своих товарищах, которых хорошо знаю и которых, в общем-то, люблю… Вы не подумайте плохого… Просто я увидел, что они допустили ряд неточностей при составлении договора. Им вообще не следовало прилетать на вашу планету… — Джейк замер с раскрытым ртом, заметив, какое невыгодное впечатление производят его слова. Невооружённым глазом было видно, что этот раунд он проигрывает. Его охватило острое желание плюнуть на всё и немедленно убраться. Но с другой стороны, почему он должен бросать столь успешно начатое дело? Он сам, без чьей-либо помощи, нашёл эту планету – что само по себе было большой удачей. Затем сумел расположить к себе местную публику. И ведь он всё делал по правилам! Это не он залез на чужую территорию, не он нарушил Конвенцию. Об этом вопиющем нарушении он обязательно сообщит в Трибунал. Но теперь-то, теперь что ему делать?
    Аборигены смотрели на него со сместью любопытства и недоверия. И Джейк решился. Уйти просто так он уже не мог. И потом, он вдруг вспомнил, что Соглашение может быть расторгнуто в одностороннем порядке – он наизусть знал все его уложения. И если он теперь убедит аборигенов в том, что первый вариант договора нужно попросту уничтожить, а вместо него подписать тот, что предлагает он, — то задача будет точно так же решена, словно и не было этого вопиющего нарушения космического этикета! В такие моменты он соображал быстро. За это его и ценили.
    С решительным видом он вышел на середину импровизированной сцены. За эти несколько секунд он вновь обрёл уверенность, ясность мысли и бесстрашие.
    — Друзья мои, братья! — воскликнул он почти в экстазе. — Я хочу предостеречь вас от громадной ошибки. Эти люди, которые тут были до меня, они попросту ошиблись! Ведь они летели не к вам! Они думали, что это совсем другая планета. Так иногда бывает в великом космосе. О, вы ещё не знаете, насколько космос велик и как легко в нём заблудиться. Эти несмышлёныши – мои замечательные товарищи — перепутали все направления, где право, а где лево, вот их и занесло на вашу распрекрасную планету. Это всё равно, что заблудиться в лесу, когда небо заволокли тучи, и нельзя определить, где тут верх, а где низ.
    — Что такое тучи? — тут же последовал вопрос.
    — Ну это такие нелепые образования… в общем, это неважно. Не будем отвлекаться. Я только хотел сказать, что всё, о чём говорили мои предшественники – это всё неправильно. То есть нет, не то, чтобы неправильно. Слова-то у них правильные. Только сказаны они были не тем, то есть не теми, кто их должен был сказать. А это я!
    Дальше, кажется, красноречие уже не могло идти. Джейк смахнул выступивший на лбу пот и посмотрел украдкой на каменные лица слушателей. «Чёртовы дикари, — подумал он, — ничего нельзя понять. Так и самому свихнуться недолго». Ситуация, в самом деле, была критическая, он это чувствовал селезёнкой.
    — Нет, вы не подумайте плохого, — заговорил уже потише. — Мы все – одна семья! Мы делаем общее дело. Просто иногда так бывает, что один не понимает другого – и это хуже всего. Ведь понимание – это самое главное на свете. Дружба и взаимная помощь – это залог успешного продвижения… гм… по дороге процветания и этой самой… радости.
    Джейк совершенно выдохся. Слова закончились. Эмоции – тоже. Если бы его сейчас попросили сказать что-нибудь ещё, он бы лишь плюнул в траву и отвернулся. Ему уже не хотелось ни славы, ни барышей. Всё хорошо в меру.
    Но в этот момент аборигены пришли ему на помощь.

      

    — Ты хочешь, чтобы мы уничтожили этот свиток? — Вождь положил жёлтую трубочку себе на ладонь, словно проверяя на вес.
    Джейк судорожно сглотнул.
    — В общем-то, да. Ведь у меня есть другой, смотрите, какая красивая бумага!
    Абориген, ни слова не говоря, скомкал пожелтевший лист и отбросил в сторону. Бумажный ком упал в траву, ветерок повлёк его дальше, дальше и дальше – в сторону деревьев, на которых висели большие красные плоды.
    — Ты нас убедил, — важно сообщил вождь. — Мы тебе верим. Давай свою бумагу.
    Джейк, не чуя рук, подал договор. Потом смотрел, затаив дыхание, как вождь мусолит большой палец, затем старательно прикладывает палец именно туда, куда и нужно было – в правый нижний угол. Слюна, дактилоскопический отпечаток, выделения потовых желез – это была железная гарантия законности сделки. Большего нельзя было и желать.
    
    Джейк покидал планету со смешанными чувствами. Как будто, всё закончилось отлично. Соглашение подписано, контакт установлен. Он не совершил никакого насилия, не было даже намёка на принуждение. Всё совершалось по доброй воле. Но один-единственный вопрос не давал ему покоя: что скажут о нём эти деятели из Галактической корпорации, когда прилетят сюда снова? К счастью, Джейк этого не узнает, потому что в это время будет уже далеко.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн