Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

В БЫТУ, НО НЕ В ОБИДЕ

Cлава Добронравова

В БЫТУ, НО НЕ В ОБИДЕ

    Женское счастье
    Был бы милый рядом,
    Ну, а больше ничего не надо...
    
    Т.Овсиенко - "Женское счастье"
    
    

    
     Голос Джо Дассена приятно укачивал застывшее время в стенах просторной квартиры двухсот-пятидесяти этажного дома по Невскому проспекту. Хозяин квартиры, сорокалетний мужчина, лежал на кожаном белом диване и полузакрытыми глазами взирал на голубой, волнующийся в плавных ритмах музыки, потолок. С кухни доносился крик волнистого попугайчика. На пластиковом черном паркете, что-то про себя бормоча, крепко спал верный болонтвейлер по кличке Путевый. Для животных настал праздничный день: их хозяин, слепляющий и разлепляющий сонные веки, не пошел сегодня на работу и, устроившись на уютном желеобразном диване, в сладостной неге прокручивал в голове события вчерашнего дня. Диван окончательно подстроившись под формы вяло-лежащего на нем тела перестал шипеть и заботливо обернув теплом хозяина, начал плавно раскачиваться из стороны в сторону создавая эффект колыбели.
     Мужчине вспоминался центральный вход старенького китайского общежития "Газпромсити", его тесное фойе, лифт, девушка в красном, чуть раскосые глаза и чувственные губы.....
     "Как все же удивительно устроена жизнь? - думал он. - Если бы я лично не отправился искать китайцев не вышедших на работу, то не узнал бы самой бесподобной женщины на земле… "
     Он вздохнул и удобней подложил руку под голову.
     Воображение опять приблизило ее лицо, он пробовал его задержать, но как нарочно оно начало расплываться и теряться в потоке новых зрительных сюжетов:
     ...они заходят в лифт, и он интересуется, в какой комнате она проживает. Улыбаясь, девушка отвечает, что живет не одна, а вместе с братьями и сестрами и всего их в комнате сто двадцать семь человек...
     Лохматый болонтвейлер вдруг зарычал во сне и задергал короткими лапами. Недовольно бросив взгляд на собаку, мужчина снова закрывает глаза.
     ...Он вспомнил, как с содроганьем сердца заглянул в ее подобно весенней луне лицо, интересуясь именем. Она приоткрывает рот и ласково произносит: - "Меня зовут Астра..."
     -- Женя! – Тревожно раздалось над головой.
     Диван, следуя невидимым импульсам хозяина, задрожал, чуть не скинув его на пол к заспанной морде Путевого. Попугай замолк. Даже, кажется, невозмутимый певец на мгновение прекратил изливать звуки. Евгений сел и улыбнувшись, произнес:
     -- Дорогая! А ты...ты, - он не знал, что спросить.
     -- Я! А ты?
     -- Что я?
     -- Почему не на работе?
     -- У нас… - еще не готовый к ответу, он потер глаза и задумался.
     Через час в Летнем саду у него встреча с девушкой в красном, с обворожительной Астрой. Он не пошел на работу, сообщив всем, что страшно болен. А что сказать жене?
     -- У меня...в общем, я не хотел тебя расстраивать ... у меня мигрень.
     -- Да? - с некой холодностью во взгляде, спросила светловолосая женщина. - И поэтому ты на всю громкость воспроизвел этого... этого.... дурацкого певца?!
     -- Знаешь, дорогая! Я не обязан перед тобой отчитываться. Вот.
     -- Ладно. Хорошо. - С ехидцей в голосе, проговорила она. - На вот, возьми свою газету! - и на диван полетел скомканный серый листок. - Я вернулась буквально на секунду, забыла для нашего сына программу для занятий. Ты хоть знаешь, что я нашего малыша перевела в хороший, в дорогой, виртуальный детсад?
     -- Где он сейчас? - с тревогой в голосе проговорил Женя.
     -- Как где? В индивидуальной комнате.
     -- В инкубаторе? - резко сострил муж.
     -- Знаешь, что?! Ты и этого не делаешь? У тебя есть, может, иные предложения?! А?
     Внутренне радуясь, что разговор ушел в другую стезю, Евгений встал с дивана и, поправляя брюки, удалился на кухню.
     Поджав губы, жена села на теплый на диван и огляделась. Что-то показалось ей странным. Она понюхала окружающий ее квартирный воздух, медленно провела по гладкой кожаной обшивке дивана ладонью, затем нащупала небольшую панель управления в подлокотнике и нажала на плоскую красную кнопку. На панельном дисплее высветилась серия запросов: «настройка температуры», «волны», «вибро», «влажность», «кислород», «автоматическая подстройка под желания». Нажав на «подстройку под желания», она выбрала команду «сохранения» и набрала сведения за последний час. Появилась информация о том, что подстройка под сексуальные импульсы произведена успешно…
     " Я так и знала - подумала озадаченная жена. - Я так и знала..."
     Жалуясь на головную боль, Евгений принял решение лично сходить в аптеку и что-нибудь купить. Об этом он, не входя в комнату, громко сообщил с кухни. Но как только дверь за Евгением затворилась, жена бросилась к шкафу с его вещами, и чуть не сбив программы безопасного хранения, резко схватила пиджак, который тут же, с видом голодной хищницы поймавшей зазевавшуюся жертву, жадно принялась обнюхивать. Если бы пиджак мог выражать эмоции то, скорее всего в ответ на действия Марии он выразил бы самодовольную ухмылку.
     "Значит, Женя успел включить химическую обработку шкафа" - появилась догадка.
     С нахлынувшей, подобно смерчу злостью, она пнула ногой пластиковую дверь вещевого ящика, внутренне проклиная всю китайскую технику.
     Сложив руки на груди и нервозно покусывая губы, она снова плюхнулась на диван и чтобы хоть как-то успокоиться, схватила газету. Утренняя информация уже успела смениться более свежей и газета пестрила различными новостями, считанными за последние минуты.
     Взволнованная женщина машинально пробежала глазами плавающие в информационном поле заголовки, пытаясь хоть как-то собрать воедино разбегающиеся в разные стороны мысли. И все настойчивее в ее голове крутилось:
     " Он мне изменяет! Нет! Он мне изменил! Я этого не переживу".
    
     Вдруг из середины газетного листа бесцеремонно, наезжая на соседние строки, выползла жирная строчка:
    
     «Отворот, приворот…»
    
     На некоторое время, словно продефилировавшая манекенщица-любительница строчка застыла на месте но, видимо, не дождавшись вспышек фотоаппаратов, с важным видом отправилась к краю газеты, торопливо забирая за собой жирные следы. Не понимая своих желаний, Мария буквально за хвост удержала ее на газетном листе и, прижав, будто блоху к бумаге, еще раз прочла:
    
     «Отворот, приворот, уворот мужа…»
    
     Тут же, не дожидаясь подтверждения читающего, строчки подобно раскрывающемуся бутону преобразовались в крупные слова:
    
     «Новые нанопривороты! Быстро! Удобно! Эффективно! Не очень дорого!
    Звоните!!!»
    
     Не имея сил противится наплыву эмоций, да и не желая их иметь, взволнованная женщина боязно оглядываясь на дверь в комнату, быстро нажала на указанный номер телефона, и из газеты с нарастающим звучанием тут же раздалось:
     -- Центр Приворотов Севера Запада, слушает?
     -- Я прочитала газету и....
     -- Очень мило, красавица. - Не дал договорить голос. - Через минуту к твоему рекламному окошку прибудет наш касатик, и ты сможешь ознакомиться с самым верным способом приворота. Не переживай. Хочешь, погадаю я….
     Вдруг строчки закрутились, и раздалось официально:
     -- Счет за оказанною аудио-видео консультацию будет выставлен через...простите, он уже выставлен. Всего наилучшего.
     -- А...
     За спиной у замершей Марии на запыленном рекламном окне замелькали различные цветные изображения; сменяя друг дружку, они наперебой торопились выболтаться после долгого молчания.
     Мария оглянулась и тихо встала с булькающего дивана.
    
     " Горящие путевки! – появилось на фоне неба. - Торопитесь в Турцию. Горящие путевки!"
    
     Через мгновенья, следуя своей же надписи, путевки загорелись и, превратившись в пепел, разлетелись в разные стороны.
    
     "Центр Приворотов Севера Запада, запрос о разрешение автоинстализации"
    
     -- Да, разрешаю - чуть дрогнувшим голосом ответила женщина.
     -- Мария Неактиндовна?
     -- Да. Я.
    
     Окно замерцало и в помещение вплыло улыбающееся красное лицо. Лицо казалось слишком большим; проведя некоторые манипуляции в настройках окна, Мария уменьшила его размер и с неуверенным любопытством поглядела на ослепительно белые зубы. Зубы блеснули, и через них прозвучало:
     -- Вот в этом конверте, - из раскрывшегося окна выскользнул конверт, - находится микрочип с необходимой программой действий по нанопривороту мужа. Для удобства он помещен в специальную растворимую оболочку. Инструкция по применению прилагается, но в двух словах стоит отметить: давать лучше с питьем, и температура питья не должна превышать семидесяти градусов по Цельсию.
     -- А как этот чип работает? – поинтересовалась Мария.
     -- Очень просто! Имея в своем составе ДНК земляного червя, этот микрочип с легкостью проникает во внутренние ткани человеческого организма. Проделав нехитрый путь, останавливается в нужном месте для активации и начинает действовать. Все очень просто и быстро!
     -- А в каком месте, извините, я не расслышала, он начинает, это, работать?
     -- В прямой кишке. Все очень просто.
     -- В прямой кишке? Это не больно?
     -- Нет. Это абсолютно безболезненно. И это все, ну, очень просто!
     " Все у нас в России делается просто и через... - стремительно пронеслось в голове у Марии при воспоминании анекдота про Петра Первого, казнь и кол".
     -- Хорошо. Давайте. - подхватила она конверт.
     Через секунду все стихло. С диким биеньем сердца, Мария прошла на кухню и запрятала конвертик между упаковок с чаем и кофе.
     " Ладно. Я ж ничего плохого сделать не хочу? Выпьет и все… И все будет как прежде! То есть, будет хорошо" - думала она.
     -- В аптеке ничего подходящего не оказалось. - Вдруг раздалось за спиной.
     -- Ой! - отреагировала на голос, Мария.
     -- Что с тобой? Ты как-то необычно бледна? - в дверях кухни стоял ссутулившийся муж.
     -- Разве? - и жена быстро посмотрелась в зеркальный холодильник.
     Равнодушный ко всему ленивый глаз холодильника отразил невысокую, худощавую с вздернутым носиком бледную женщину.
     -- Вроде...Я думал, ты уже ушла.
     -- Да, да, да. Я уже иду. Иду уже. Иду. Ла, ла, ла…
     Поправив прическу и проверив стойкость коричневой помады на губах легкими причмокиваниями, Мария бросила взгляд на чайник.
     -- Я заварю чай. Будешь?
     -- Да...как-то не охота, да и на работу решил пойти.
     -- Ну, пожалуйста! Не отказывайся. Вот и чайник уже вскипел.
     -- Наливай, что ж. Что с тебя взять. Выпью.
     Усевшись с хмурым лицом за треугольный стол, муж, окончательно вошел в роль заболевшего человека и чуть слышно проныл:
     -- Может это к дождю…
     -- Ты о чем?
     -- Как о чем? О голове.
     -- К какому дождю? Ты что несешь? Его уже года три не было и навряд ли уже когда будет.
     -- Ну, мало ли...
     Торопливо порвав тонкий конверт, Мария извлекла малюсенькую таблетку с микрочипом то и дело, оглядываясь на мужа; похолодевшими пальцами быстро бросила ее в чайную чашку, вскрытый конверт незаметно просунула обратно. Чайник пыхтел и недовольно выплевывал пар через тонкий носик. Мария была настолько взволнована, что совсем забыла об инструкции и о словах произнесенных продавцом, лишь глупо улыбаясь, она очень старалась не пролить обжигающий кипяток мимо чашек. Руки дрожали и заметно подергивались коленки. Добавив две чайные индийские полоски в извергающую пар воду, и настроив чашечки на сладость, решительно развернулась к мужу. Муж по-прежнему рассеяно глядел по сторонам, что-то бурча про сложности связанные с головными болями. Если бы Мария не была настолько погружена в собственные мысли, то со свойственной ей остротой глаза, заметила бы, как муж нервозно сжимает пальцы рук, и мимоходом кидает взгляд на воздушные квартирные часы, выплывающие между полом и потолком - он думал о свидание с загадочной Астрой.
     Попугай вылетел из клетки и с важным видом прошагал по кухонному столу.
     -- Пей, дорогой. - Непослушными руками, она с трудом поставила чай на стол.
     -- Да. Спасибо. Пью и иду. Мне уже пора.
     Вытянув губы трубочкой и взглянув на бледное лицо Марии, он сделал шумный глоток. Не сводя с него взгляда и словно окаменев, супруга предательски охрипшим голосом добавила:
     -- Пей, пей.
     Удивленный такой необычной заботой о себе, муж молчал.
     Через некоторое время чай был выпит и еще больше побледневшая Мария, спросила:
     -- Ты себя как чувствуешь?
     -- Нормально.
    
     Дождавшись ухода жены, возбужденный в ожидание встречи со своей Астрой, Евгений надел самый красивый костюм и на крыльях любви помчался на свидание. Оказавшись на улице, он стремительно подбежал к авиатрассе, с которой словно пчелы из ульев стартовали десятиместные авиамаршрутки.
     -- Нэту биз здачи? - не оглядываясь, спрашивает черноволосый водитель, глядя на протянутую Женей стодолларовую купюру.
     Сзади ударили по плечу:
     -- Передай!
     Передавая звенящие центы водителю, Евгений виновато отвечает:
     -- У меня нет без сдачи...
     -- Вах!
     Люди быстро заполнили транспорт и, затянувшись ремнями безопасности, одели потрескавшиеся наушники.
     -- Сегодни полэтым короткым путем. Впэрэды пропка.
     Кто-то хотел возмутиться, но заработали турбины и, содрогнувшись, авиамаршрутка вмиг оторвалась от стартовой платформы, стремительно набирая высоту.
     Через мгновенье, притормозив у остановки "Летний сад" дребезжащая машина горошиной выдавила из себя возмущенного Евгения.
     -- Эй! - крикнул он вслед улетающему железу. - А сдачу?!
    
     Летний сад, находился не в самом лучшем своем состоянии: давно не ремонтировались скользящие дорожки и носители информации, встроенные в скульптурные постаменты совершенно износились, и время от времени привирали, выдавая сведения абсолютно не относящиеся к мраморным изваяниям.
     Войдя в сад, Евгений огляделся: они договорились встретиться на главной аллее у женщины с мечом. Торопливым шагом, он отправился на поиски скульптуры. Реагируя на теплоизлучения исходящие от взволнованного влюбленного, статуи перебивая друг друга, разными голосами заявляли о себе:
     -- Церера.
     -- Истина.
     -- Мореплавание.
     -- Утопие.
     -- Сатурн! Я пожираю своих детей!
     Женя остановился, оглянулся, вскинув одну бровь, осторожно оглядел Сатурна. В руках почти голого мужчины извивался младенец. Бок несчастного утопал в бородатом рте людоеда.
     " Какая мерзость" - подумал Женя.
     -- Я пожираю своих детей - не успокаивалась мужская фигура. Я время я ...я....я...я... - заела запись. - Я Кронос! Я поедаю самого себя!
     Вдруг голос сменился другим, и официально прозвучало:
     -- Сатурн, Кронос. робота скульптора Франческо Пенсо, прозванного Кабианка. Италия. Тысяча семьсот восемнадцатый… надцатый..ый… Мрамор. Размер скульп... скульп ... скульп ...
     Шипение.
     -- Я Сатурн! Я Кронос!
     "У этого куска мрамора, серьезные проблемы. Видимо, раздвоение личности..." - сделал неутешительный вывод, помрачневший Дон Жуан.
     -- Я уходящее время... – продолжила скульптура.
     "Ах, время! Бедняжка, она же ждет меня! " - встрепенулся Евгений, вспомнив про Астру, и побежал по шуршащим промятым дорожкам.
     Отмахиваясь от говорливых творений, словно от назойливый мух, Евгений, наконец, нашел желаемую фигуру. Солидная в решительной позе с огромным мечом в правой руке скульптура мило смотрела на подошедшего к ней незнакомца.
     - Я Правосудие! – завела она свою шарманку.
     Сзади прошелестели шаги, и раздался до боли, до невероятности, до ужаса знакомый голос.
     -- Евгений.
     Евгений развернулся и тут же замер - его челюсть медленно двигалась вниз.
     Перед ним стояла маленькая, бледненькая жена.
     -- А где...- только и смог вымолвить он.
     -- Что с Вами Евгений! Вы словно не рады меня видеть?
     -- Я не рад? Рад ли я?!
     Он был в не передаваемом ужасе. Челюсть затряслась, глаза медленно наполнялись слезами.
     -- Как же это....подло...следить...за... И как…как…
     -- Я Правосудие! - с чувством выполненного долга повторила мраморная женщина.
     Как от чумы, рванул от жены испуганный муж. Попытка перелезть через ограду, оказалась безуспешной, и быстро перебирая руками черные прутья старинной решетки, он двинулся к выходу.
    
     Ноги сами привели его к дому. Сделав короткую остановку, сверхскоростной лифт выплюнул испуганного человека к порогу квартиры. Словно вор забежал он в прихожую свой квартиры, и тихо затворив за собой дверь, прислушался. Не теряя ни секунды, он тут же установил все возможные блокировки на все возможные замки, переменил настройки, пароль, изменил звуковые сигналы. Затем прижался спиной к внутренней обшивке двери, и стараясь не дышать, застыл в ожидание звуков. С лестничной площадки доносился лишь шепот скользящего лифта. Но вдруг в квартире, что-то зашумело, и его зрачки расширились. Подкравшись к входу в комнату к своему облегчении Евгений увидел Путевого склонившего на бок голову и глупо хлопающего глазами. Немного успокоившись, Евгений уселся на любимый диван, который в свою очередь тут же подстроившись под настроение мужчины, включил убаюкивающие волны. Нервы успокаивались. Через некоторое время перед утомленным взглядом Евгения медленно возникло улыбающейся лицо Астры. Оно с интересом глядело на него и кокетливо строило глазки. Боясь, что виденье, так же как и утром, расплывется и исчезнет, Евгений его поцеловал - все было как на яву, и он повторил поцелуй еще раз. Немного отстранившись, нежные губы разомкнулись и промурлыкали:
     -- Сделать кофе?
     Находясь в необычайном напряжение и задыхаясь от восторга, Евгений вымолвил:
     -- Конечно, моя Астра.
     Лицо испарилось, оставив после себя приятый вкус жаркого поцелуя.
    
     Почувствовав себя помолодевшей лет на десять, Мария Неактиндовна летней бабочкой влетела на кухню. Подняв на руки лохматого болонтвейлера, смачно чмокнула его в круглый мокрый нос, и с детским восторгом, крутанулась вокруг своей оси. Путевый радостно завилял хвостом на всякий случай, покорно поджав белые уши, и тут же ответил хозяйке стремительным облизыванием ее сияющего от счастья лица.
     Наливая кофе, она посмотрелась в зеркальный холодильник и тихо произнесла:
     -- Не обманули меня. Отворотили. Он любит меня как прежде и даже сильнее! Я это чувствую. Ах! Он даже назвал меня, как раньше, моим любимым цветком - астрой. Помнит мои любимые цветы! Помнит.
     Неожиданно с полки выпал порванный конверт. Мария схватила его и прижала к груди. Боясь, что муж обо все может догадаться, решила его сжечь. Вдруг из конверта выскользнула розовая бумажка и подобно осеннему листу мягко упала к ее тонким, обутым в клетчатые тапочки ногам. Путевый шумно вдыхая воздух, изучил листочек и пару раз чихнув, отошел в сторону. Сияющим солнцем склонилась над упавшим посланием Мария Неактиндовна. Нежно подняв его с пола, она с интересом принялась читать:
    
     Инструкция по применению "наноприворота GU/255"…
     Описание препарата: чип обычной формы в прозрачной не быстрорастворимой оболочке…
     Показания к применению: мужчины репродуктивного возраста…
     Меры предосторожности: не помещать препарат во влажную среду с температурой выше 70 градусов по Цельсию…
     Побочные действия: в случае нарушения инструкции по применению проявляются через два часа после приема препарата…
     Какие именно побочные действия проявляются: лучше, красавица, не знать…

    
     Мария свела брови к переносице и еще раз прочла розовый листок. Пес, процокав когтями по гладкому полу, вышел с кухни. С наползающим в сердце холодом Мария вспомнила, что добавила чип в чрезвычайно горячий чай! В кошмарных догадках она вбежала в комнату…
     Ураганным ужасом промчался по комнате звук, исходящий от дивана на котором лежал Евгений. Мария очень испугалась и зажмурила глаза. Понимая, что что-то произошло, Марии все же пришлось открыть глаза и увидеть, что на вытянутом дрыгающемся диване, кряхтя и хрипя, шевелилось нечто, похожее на увеличенного до размера человека земляного червя. Оно неистово пыталось залезть во внутренности испуганного дивана, впившись множественными зубами в кожаную обшивку. От увиденного, Маша упала в обморок.
    
    
     Старушки на скамейках давно шептались о странном новорожденном Марии Неактиндовны. Каждым утром вывозила она гулять в коляске огромного ребенка завернутого по самые глаза в теплые пеленки.
     Мария шла по пешеходному Невскому проспекту, сворачивала на Литейный, и от любопытных глаз пряталась в своем любимом ахматовском дворике. Поэзия была забыта, и этот двор являлся единственным местечком земли, куда с давних пор не ступала нога человека. Только с наступлением весны в этом райском уголочке ситуация начала меняться не в лучшую для заботливой жены сторону: все чаще и чаще навстречу ей попадались усталые, но счастливые "молодые мамочки" с укутанными в теплые пеленки огромными молчаливыми младенцами…
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    

      

    
    
    
    
    
    
    
    2008г.СПб
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн