Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

ГЕРМАФРОДИТ

КВАНТ

ГЕРМАФРОДИТ

    Как и у нас, на Земле, так и на планете Ях существовали высшие учебные заведения, только обучали в них тому, что нам, землянам, ещё и не снилось. Как и у нас, на Земле, были в этих заведениях хорошие и плохие студенты. Эверглей принадлежал к числу последних. Ему были присущи все признаки нерадивого учащегося – пропуск занятий, невнимательность, слабая проработка пройденного материала и т.д. и т.п.
    Когда пришло время собирать данные для подготовки итоговой работы, Эверглею досталась тема «Особенности развития обитателей планеты Юш (т.е. - Земли)». Конечно, это был не лучший вариант, так как планета Юш числилась в разряде слабо изученных, а о населении её было известно лишь то, что оно представлено примитивными разумными существами, тормознувшими на начальной стадии процесса эволюции. Кроме того, имелись сведения общего плана о физиологическом строении этих существ, доложенные студентам как раз на том занятии, которое Эверглей, в числе многих прочих, своим присутствием не почтил.
    Но, всё-же, кое-кому, выпали места и похуже, например – некий астероид НБ в созвездии Уриц, путешествие, куда считалось ещё более опасным.
    
    В назначенный руководством «Программы сбора информации» временной интервал всё было готово для телепортации Эверглея в таинственный земной мир.
    Простившись с родственниками и друзьями, космонавт-исследователь, преодолевая естественную робость, разместился на пусковой площадке, и … уже через несколько мгновений успешно прибыл на объект, который ему предстояло изучить.
    Планируемый район «приземления» удалось оконтурить лишь весьма условно. В качестве критериев выбора, в первую очередь, фигурировали умеренные климатические условия, отсутствие вулканической активности, а также наличие общих признаков освоенности территории, исходя из главной задачи проекта.
    
     Завершив прыжок через бездну, Эверглей очутился на берегу реки, близ деревни Пеньки, российской державы (хотя вблизи какого населённого пункта он окажется, по большому счёту, вообще не имело принципиального значения).
    Согласно типовым инструкциям, Эверглею первым делом необходимо было принять внешний вид существа, являвшегося предметом исследования. В противном случае, он со своими щупальцами, служившими вместо ног, и телом, смахивающим на осьминожье, рисковал не очень-то быстро наладить хоть какой-нибудь контакт с представителями недоразвитой цивилизации.
    Вспомнить, как выглядит житель Земли, ему не удалось, ввиду пропущенной темы, но это было не столь важно, так как существовал другой вариант действий – произвести личные наблюдения и уж потом, как того требовала инструкция, материализовать их результат в своём пластичном теле.
    Рассматривая окружающую местность, Эверглей вскоре заметил невдалеке первых землян: ими оказались две девушки, направлявшиеся к берегу и весело переговаривавшиеся о чём-то между собой. Однако тела их в значительной мере были скрыты какими-то кусками неорганического вещества, что не позволяло мысленно отсканировать объекты изучения и воспроизвести на себе до мельчайших подробностей.
    Скинув на прибрежный песок одежду, и оставшись лишь в бикини топлесс, девушки двинулись к воде. В этот миг Эверглею посчастливилось запечатлеть практически полностью тело одной из них, за исключением небольшой полоски внизу живота, всё ещё прикрытой маленьким кусочком неорганики. Затем он, довольно легко вогнал себя в нужную форму, на всякий случай чуть изменил лицо, и, воспользовавшись тем, что купальщицы увлечённо плескались на мелководье, позаимствовал платье и босоножки скопированной «натуры».
    Не задерживаясь более на берегу, космический воришка, непривычно перебирая ногами, двинулся в направлении видневшейся в стороне от реки деревенской окраины.
    Для полного воспроизводства человеческого облика оставалась самая малость. Но Эверглею вновь повезло. На подходе к деревеньке, он увидел крупного мужика с длинными растрёпанными волосами, который стоя у обочины дороги и приспустив штаны, бесстыдно справлял малую нужду, что позволило молодому исследователю отсканировать недостающий элемент и в точности продублировать его на своём теле.
    Ввиду пробелов в учёбе, Эверглей не знал, что люди – существа двуполые и, особо не задумываясь на эту тему, решил, что, как и на планете Ях, все они однополы, но, по видимому, обладают некими индивидуальными особенностями строения. Таким образом, незадачливый естествоиспытатель был уверен, что теперь-то, наконец, сможет без лишних проблем общаться с загадочными двуногими и значительно пополнить свой научный богаж.
    Помимо схожего внешнего вида, необходимым атрибутом общения, естественно было также знание хотя бы азов местной речи. Словарный запас Эверглея составлял всего чуть больше сотни простейших понятий и терминов из лексикона землян, сведения о которых хранились в базе данных планеты Ях. Добыты они были в результате краткого контакта одного из исследователей Космоса с заплутавшим некогда в просторах вселенной земным звездолётчиком. Тот, в частности, сообщил, что проживает на территории именуемой Россия, где и был преимущественно распространён его язык. Это также учитывалось при выборе места приземления. Кроме того, предполагалось, что и в процессе нынешней экспедиции имеющуюся скудную информацию по данному вопросу удастся хоть как-то пополнить.
    Звуковой фон речи землян Эверглей уже освоил, оперативно проанализировав то, что почерпнул из разговора девушек, поэтому, когда неожиданно услышал окрик: - «Эй, хорошенькая! Пойдём, порезвимся на травке!», отреагировал весьма спокойно.
    Голос принадлежал известному в округе разгильдяю и бабнику Хорохоркину, который, привалившись к стогу сена, будто кот, нежился под тёплыми лучами летнего солнышка.
    Инопланетянин, разумно решив использовать представившийся случай для начала выполнения полученного задания, растянул рот в улыбке, что, как он уже усвоил из виденного на берегу, было признаком расположения к собеседнику, и двинулся в сторону говорившего.
    Чувствуя благосклонность незнакомки, деревенский ловелас без лишних слов приступил к делу.
    Сначала у Хорохоркина всё шло очень даже неплохо. Он привычным жестом руки оценил то, что было вверху, и постепенно двинулся в нижнем направлении. Но, вдруг, в какой-то миг, рука его неподвижно застыла, а глаза начали быстро увеличиваться в размерах ...
    
    Впоследствии, вспоминая Хорохоркина в тот день, деревенские старики говорили, что на своём веку никогда ещё не видывали, чтобы человек бегал так быстро.
    
    Первая неудача не смутила Эверглея, хотя для себя он и сделал вывод, что люди – существа непредсказуемые и вступать с ними в личный контакт нужно крайне осторожно.
    
    Местные пацанята лет десяти-одиннадцати – Пашка и Жорка, развлекались тем, что сидя под мостками, переброшенными через небольшой овраг, зиявший у входа в деревню со стороны реки, сквозь крупные щели в рассохшихся досках этого сооружения, оценивали красоты, обычно прикрытых, частей тела особей противоположного пола. С этой целью третий участник компании, однолеток – Славка Горемыкин, стоя прямо над ними, периодически задавал всем проходившим дамам один и тот же вопрос: «Скажите, пожалуйста, сколько сейчас времени?», ничуть не смущаясь отсутствием наличия часовых механизмов у большинства из сельских жительниц.
    Кратковременной задержки, вызванной вежливым обращением подростка, было вполне достаточно, чтобы его приятели смогли разглядеть кое-что интересненькое ...
    В тот момент, когда Эверглей поравнялся со Славкой, и он тоже, в свою очередь, был озадачен проблемой текущего времени.
    Однако, чуть раньше, космический гость, обладавший достаточно чутким восприятием, уже зафиксировал, что, оказавшаяся в зоне мостков буквально в пяти метрах перед ним молодуха с ведром воды в руке, в ответ на заданный ей точно такой же вопрос, изрекла: «Наверное, около полудня».
    Пришелец, быстро оценив ситуацию и выбрав «лучший» вариант ответа, повторил, подобно заклинанию: «Наверное, около полудня» и прошествовал дальше.
    При этом в его сознании отложилось, что «маленькие люди», очевидно лишены чувства логики, если задают один и тот же вопрос различным индивидуумам, получив уже до того конкретный ответ.
    Вскоре после его ухода, на уровне Славкиных ног выросли две головы, причём, выражение лиц у ребят было такое, будто они только что посмотрели первостатейный «ужастик», пробравший их до глубины души ...
    - Кто это был? – деревянным голосом спросил Пашка.
    - Похоже, что приезжая, я её раньше не видел, - произнёс Славка, - а что, она вас больше всех впечатлила? – заинтересовался он.
    Но все его дальнейшие попытки выжать из ребят хоть какую-нибудь информацию, оказались тщётны, - те будто воды в рот набрали, и почему-то больше, ни в какую не хотели продолжать занятную «игру в гляделки».
    
    Едва ступив на единственную деревенскую улицу, прибывший из глубин вселенной, услышал шум веселья, доносившийся с другого конца селения. Причиной гульбы была свадьба местного зоотехника, совпавшая с нынешним, в своём роде знаменательным для обитателей планеты Земля, днём.
    Минуту поразмыслив, Эверглей двинулся в направлении источника шума, резонно надеясь собрать там необходимые сведения в максимально короткий срок.
    По случаю торжества приехало много приглашённых из соседних деревень и даже, кое-кто из города, поэтому появление «новенькой» никого не удивило.
    Во дворе дома новобрачных были выставлены столы в два ряда уставленные закусью и непременной выпивкой. Гости насыщались всем этим уже с самого утра. Эверглея тут же привлекли к расходившемуся застолью, не выясняя, кто он и откуда, а какой-то мужчина в рубашке с расстёгнутым воротом, задал ему первый вопрос:
    - Вам красного, или беленькую?
    - Белый, - ответил Эверглей, вспомнив знакомое слово.
    Мужчина моментально наполнил фужер приличного объёма какой-то полупрозрачной жидкостью с резким запахом и торжественно водрузил его перед вновь прибывшей.
    Расположившись за столом, у Эверглея была прекрасная возможность изучать поведение землян, что он и делал, сконцентрировав на фиксации увиденного все свои способности. К сожалению, долго наблюдать ему не пришлось.
    - Ну, дружно вздрогнем! – раздался вдруг чей-то громкий клич, и все потянулись к своим бокалам. Эверглей тоже был вынужден последовать примеру остальных. Поддавшись царившему вокруг настроению всеобщего веселья и забыв про всяческую осторожность, он засосал жидкость из фужера в полость рта, а затем впитал содержимое через пористую систему утилизации.
    Вскоре после этого, окружающие могли заметить, как лицо миловидной незнакомки, последней присоединившейся к трапезе, внезапно изменило нежно-розовый цвет на красно-бурый, затем приобрело желтоватый оттенок и, наконец, стало иссиня - фиолетовым. В довершение всего, издав какой-то хриплый звук, она упала головой на стол и замерла.
    - Врача, срочно, врача!!! – заголосила дородная женщина, сидевшая рядом с Эверглеем.
    На призыв немедленно отреагировали, оказавшийся в числе гостей, сельский фельдшер Панкратьев и медсестра Анечка.
    Пощупав пульс у жертвы застолья, Панкратьев сразу понял, что дело худо и тут же отослал свою помощницу в медпункт за носилками...
    
    Когда Эверглея доставили в местную амбулаторию, фиолетовый цвет с его лица уже сошёл, сменившись на мертвенно-белый.
    Оставив больную с медсестрой в смотровой, и выпроводив мужиков, помогавших при транспортировке гостьи, Панкратьев стал готовиться к обследованию.
    Лишь только завершил он процедуру мытья рук, традиционно предшествующую началу всякого ответственного медицинского действа, как услышал возглас Анюты:
    - Ой, она, кажется жива!
    Подойдя к кушетке, куда переложили девушку с носилок, фельдшер заметил, что та смотрит на него вполне осмысленным взглядом. На сердце у Панкратьева отлегло.
    -Уф, как вы нас напугали, - произнёс он.
    - Хорошо, - сообщил Эверглей, используя свой «богатый» словарный запас.
    - Ну, это ещё бабушка надвое сказала, - возразил эскулап, - давайте-ка посмотрим ваш живот, - продолжил он.
    С этими словами медик задрал подол платья лежащей и ... тут же опустил.
    Панкратьев был уверен, что на свадьбе ещё не успел перебрать лишнего, но увиденное просто ошеломило его.
    Бросив быстрый взгляд на Анюту, главный пеньковский медработник понял, что и она тоже в и д е л а!
    В помещении медпункта воцарилось тяжёлое молчание.
    Спустя какое-то время, собравшийся с духом фельдшер всё же предпринял новую попытку заглянуть под подол, от всей души желая убедиться в невозможности происходящего, но наваждение не исчезло. Сомнений быть не могло, – перед ними нечто из ряда вон выходящее.
    
     Выдержав продолжительную паузу, чтобы немного прийти в себя, Панкратьев обратился к «пациентке» с вопросом:
    - Ведь вы, наверное, мужчина?
    - Да, – ответил Эверглей, не знавший значения слова «мужчина», но мгновенно просчитавший, что положительный ответ в этом конкретном случае лучше отрицательного.
    - Может быть, вы голубой? - вмешалась Анюта.
    - Белый, - сообщил Эверглей.
    - Вижу, что не негр, - съязвил Панкратьев.
    - К кому вы приехали в Пеньки, хоть скажете? – снова встряла медсестра.
    - Один, - последовал ответ.
    - А прибыли откуда? – поинтересовалась Анюта.
    - Планета Ях - раздалось с кушетки.
     Панкратьев с медсестрой многозначительно переглянулись и с ещё большим интересом уставились на лежавшего перед ними неведомо кого ...
    - Так паспорт-то у вас, наверное, есть? – схватился за последнюю соломинку фельдшер, проигнорировав информацию о прибытии своего подопечного из других миров.
    - Не понимать, - произнёс Эверглей.
    Услышав подобное заявление, Панкратьев решил, что больной однозначно ещё не пришёл в себя после пережитого приступа и благоразумно решил отложить тему выяснения личности на более поздний срок.
    Он отошёл к окну и поманил к себе Анюту.
    - Про то, что видела, никому ни слова! – приказал он ей, - опишем «этого», глядишь – Нобелевскую дадут! Девушка в ответ только согласно закивала головой.
    - Оставайся здесь, – подежуришь до вечера, а на ночь я тебя сменю. Нужно пойти успокоить население, а то любопытных у нас пруд-пруди!- пояснил фельдшер.
    - К утру, глядишь, отойдёт, а там разберёмся, - резюмировал он.
    
    Но с таким же успехом, как просить Аню сохранить что-либо в тайне, можно было обратиться к солнцу с просьбой, чтобы оно не светило днём.
    На следующее утро уже вся деревня знала, что в «лечебку» помещён гермафродит. Масла в огонь подлил Хорохоркин, проспавшийся после сильных возлияний, которым он предавался со вчерашнего дня в попытках забыть случившийся с ним накануне кошмар. Он также божился, что видел гермафродита в женском обличье, несомненно, представляющего угрозу обществу.
    После этого, пеньковские мужики уже не на шутку всполошились. Терпеть такое безобразие в своей вотчине никто не хотел.
    Под предводительством Хорохоркина они, в сопровождении примазавшейся горемыкинской троицы пацанов, тоже лопотавших о чём-то сверхъестественном, связанном с клиентом «лечебки», гурьбой двинулись в сторону медпункта.
    
    Тем временем Панкратьев, предварительно заперев дверь своего «рабочего кабинета» на защёлку и вывесив табличку «Не беспокоить!», остался наедине с подопытным.
    Первым делом он решил зафиксировать на фото особенности строения диковинного создания, используя специально принесенный из дома старомодный личный аппарат.
    Во время отладки освещения, которой Панкратьев занимался, перетаскивая с места на место весь набор имевшихся в его распоряжении светильников, со стороны двери послышался громкий стук.
    Почти сразу же вслед за этим раздалось:
    - Открывай поживее, и давай своего пациента по-хорошему!
    Учитывая нескрываемую угрозу, звучавшую в голосе говорившего, а также ультимативную форму обращения, хозяин медпункта счёл за благо открыть.
    - В чём дело? – раздражённо выдохнул он, увидев пред собой необычную делегацию пеньковских мужского пола.
    - А в том, что не наш это человек! – рявкнул выступивший вперёд Хорохоркин, и, видимо считая, что этим вопрос исчерпан, при поддержке других мужиков ринулся в дверной проём.
    - Не позволю! – завопил Панкратьев, уже успевший к тому времени свыкнуться с мыслью, что он – потенциальный Нобелевский лауреат, и попытался своим телом загородить проход.
    Грубый тычок под рёбра заставил его согнуться в поясе и отступить.
    
    Эверглея схватили и выволокли наружу. Он не сопротивлялся, осознавая своё несравненное превосходство над этими зачатками разума.
    Решение о прекращении исследовательской миссии им было уже принято. В данный момент, предстояло только сконцентрировать внутреннюю энергию, чтобы послать сигнал бедствия в «Ведущий Центр Связи» планеты Ях.
    Уничтожить Эверглея физически обитатели Земли не могли, но затруднить его возвращение домой, теоретически было возможно, поэтому оптимальным решением в сложившейся ситуации было, конечно, – не рисковать.
    
    Миновав последние деревенские домишки, толпа, всё более и более возбуждаясь в предвкушении скорой расправы, потащила свою «добычу» в сторону ближайшего леска, где, по всей видимости, и намеревалась устроить экзекуцию.

      

    Но тут вдруг произошло нечто непостижимое: арестант неожиданно резко остановился, причём застыл так, что конвоиры не могли сдвинуть его с места; более того, неведомая сила отбросила державших Эверглея в разные стороны и в радиусе трёх метров от той точки, где он находился, не осталось ни одной живой души.
    Затем, на глазах изумлённых пеньковцев, тело недавнего пленника стало быстро видоизменяться, превратившись в итоге в нечто, напоминающее крупного осьминога. В следующий миг из «головы» чудовища вырвался яркий вертикальный луч света, а через несколько секунд фантастическая тварь бесследно исчезла, оставив зрителей в состоянии глубочайшего шока ...
    Обратная телепортация на планету Ях состоялась.
    
    Путешествие Эверглея на Землю оказалось совсем недолгим, но собранные данные, несомненно, представляли определённую научную ценность.
    В своём отчёте, подготовленном по результатам практического тура, студент достаточно подробно описал доисторический быт землян, их неустойчивую психику, а также неадекватное поведение во многих стандартных ситуациях ...
    К его большому удивлению, получившийся труд, в отличие от многих других ранее выполненных им работ, впервые был удостоен высшей оценки!
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн