Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

На Живца

Алекс Лекси

На Живца

    Продается всё?

    - Аккуратно! Смотри не раздави, - страдальческим голосом произнёс Серёга, весь искусанный комарами. Аля кружила вокруг партнёра по бизнесу смазывая его кожу вонючей приманкой для насекомой живности. Наманикюренными пальчиками она собирала товар в коробочку. Это был их новый бизнес, придуманный Серёгой. Он думал, совместное зарабатывание денег поможет добиться расположения красавицы Али и терпел муки. В этом проекте ему отводилась роль живца. По слухам, на планете седьмой центурии Ориона Альфа комары пользовались бешеным спросом. Предыдущий Серёгин бизнес накрылся медным тазом, принеся одни убытки. Продажа рецептов приготовления шашлыка в стиральной машине, провалилась полностью и бесповоротно. Сидя на бережке речки, с дистиллированной водой, вытекающей из очистных сооружений, поглядывал на красивые стройные Алины ноги, отводя иногда взгляд на текущую воду. Рассматривать в воде было нечего. Рыбы не было, даже мальков. Вода была слишком чистая. На бережку была райская обстановка, если бы не комары. Свиристели птички, деревья молчали, даже листочки не шелестели. Деревья такие молчуны, особенно когда нет ветра. Но страдающей наживке по имени Сергей не было дела до красот окружающего мира.
    - Собирай! Ты чего ждешь?
     - Жду, когда крови напьются. Их тогда легче ловить Голодные они больно шустрые.
    - Ыыых. В коробочке дырочек набей, а то задохнутся.
    - Сам не задохнись, и прекрати рассматривать мои ноги.
    - Так одна радость в моих страданиях, твои ноги.
    Рассматривание ног, не мешало Серёге вспоминать, как он мечтал стать пилотом космического корабля. Ведь это так просто. В кабине пилота только динамик, в который надо отдавать приказы. Не было рычажков и лампочек, как любили описывать фантасты начала двадцать первого века. Но дело в том, что приказы отдавались на старом американо-русском диалекте начала двадцать третьего века. Компьютер определил неспособность к изучению языка и мечта обвалилась. Пришлось стать как все, торговцем. Он недоумевал, почему нельзя отдавать приказы на современном языке, но ему четко объяснили: Корабли собирают роботы, навыки управления роботами потерялись в глубине веков и роботов некому научить новому языку. Мир изменился, должен понимать.
     Кризис перепроизводства достиг небывалых размеров. Безработица ещё больших. Производство было полностью роботизировано. Роботы шлёпали и шлёпали товары и пишу. Остановить их было не кому. Только взорвать, но тогда мир впадёт в голод. Работал один человек из миллиарда. Правительство пристраивало людей в художники, композиторы и писатели, даже в науку. Способности были необязательны. Но музыка не продавалась, наука тоже. Все предпочитали написанное и нарисованное роботами. Люди от безделья начали буянить и хулиганить, свергать правительства. Тогда обязали всех торговать. Большой удачей было найти девственную планету с аборигенами. В течение месяца, она захламлялась товарами под завязку, со всей вселенной. Сергей всё понимал, но всё равно, хотелось чего-то большего, не только торговать и отчитываться сколько продал. Не отчитаешься, урежут норму бесплатного секса и просмотра порнофильмов. Вот бы сделать что-то, чтобы на всю вселенную. Но только в мечтах можно что угодно сделать, а в реальности – комары.
    - Ну, скоро ты там?
    - Всё! Не ной, страдалец. Поехали, через сорок минут отлетаем.
    Серёга натянул майку, почёсывая искусанное тело.
    - Говорят, там, на кордоне многих арестовали и приговорили к смерти.
    - То других, мы не другие и прекрати наводить панику.
    Через десять минут, они вышли из транспортала, и Сергей купил билеты прямо в терминале, расположенном в шаге от выхода.
    - На кордоне есть малобюджетные проститутки? – демонстративно пересчитывая последние купюры, спросил Серёга.
    - На кордоне прикидывайся дураком, чтобы не приняли за идиота контрабандиста, - резко ответила Аля и направилась на посадочный модуль.
    Серёга тяжело вздохнув, поплёлся следом.
    
     Аля пошло развалилась в кресле, демонстрируя бельё сезона вечер - ночь. Серёга скривил мерзопакостную рожу, ведь он считал Алю свое будущей возлюбленной, на что Аля чихать хотела, но пока была здорова и не получалось. Видя недовольство партнера, она распахнула блузку на груди, отчего Серёга аж задымился от ревности и гнева, но промолчал. Пересев в кресло, рядом с Алей, пояснил, - У прохода дует, жопа мёрзнет. Гам стоит, что даже разговаривать нормальным людям невозможно.
    - А ты помолчи, нормальная здесь одна я, так что разговаривать не с кем.
    - Если ты будешь себя так вести, мы с тобой разругаемся вписку.
    - Несомненно, подружиться таким образом и не мечтай.
    В салоне гвалт стоял уже на полную катушку. Ребята, предварительно размялись водочкой в буфете, а до этого в автобусе по дороге в космопорт…
    Подвыпивший парень, облокотился на плечо Серёги, не отрывая взгляда от Али.
    -Ты водку пьёшь или не умеешь? Не умеешь, научим, но лучше сам выпей. Наша учёба здоровье портит, - и заржал так, что уши заложило, перекрывая весь несусветный гам.
    - А если не умеешь, вести себя как последнее животное, клонированное на Марсе, то лучше не пей, не позорься.
    Подошла стюардесса и принесла поднос водки. Парень щедро расплатился.
    - Сдачи не надо.
    - Летайте почаще, и желательно в мою смену, - игриво крутанув хвостовой частью, стюардесса продефилировала к себе в каюту, напоследок обернувшись, подморгнула. Парень, недолго думая, схватил литровую бутылку водки и бегом рванул к ней.
     Серёга, искусанный комарами, с облегчением вздохнул и продолжил чесаться и елозить в кресле. Очень неприятно было чесать труднодоступные места, на виду у всех. Как комары туда проникли, он понять не мог. Ведь в штанах был. Прекратив чесать спину и ниже, засунул руки в карманы и принялся за дело. Аля криво усмехнулась.
    - Даааа, видно давно у тебя женщины не было. Продадим комаров, может, и пожалею, прижму и приласкаю, чтобы тебе меньше денежек домой вести.
    - Будут деньги у меня сотни, таких как ты будет, обиделся Сергей.
    - А что, без денег не дают?
    Аля прикрыла рот ладошкой и захихикала.
    Тут подошел товарищ убежавшего за стюардессой парня.
    - Витёк! – представился он и протянул руку.
    - А вы чем торгуете, водкой? – распахивая ещё больше блузку на груди, спросила Аля.
    - Почти. Берем водку по сто рублей, за то, что вывозим за пределы вселенной, нам выплачивают по сто пятьдесят рублей компенсации. За то, что на планету Би Тау Эпсилон, нам ещё доплачивают по сто рублей.
    - Но я слышала, что там живут гуманоиды, питающиеся солнечной энергией. У них даже отверстий, куда вливать водку, нет.
    - Мы им этикетки и пробки продаём, они украшения делают, а водкой смазываем. Видела бы ты, как они корчатся от удовольствия.
    - Может им неприятно?
    - Да ты что? Водка и неприятно? Сума сошла, что ли. А ты чего сидишь, молчишь, зубами скрипишь? – Витёк положил руку на плечо Серёги.
    - Лучше молчать. Только рот раскрой с этими пьяницами, сразу в морду драться лезут, а потом стонут, что их побили, - браво заявил Сергей.
    Аля опять хихикнула и недоверчиво посмотрела на Сергея.
    - А ты чего молчишь и не пьёшь. Всякие гадости про нас думаешь. Пей, а то счас, - Витёк переключился на соседа сзади, решив не нарываться на неприятности с Сергеем. На вид парень крепкий, а водки ещё мало выпито, чтобы на всех кидаться.
    - Ддддавввайте, выппью.
    - Водка – лекарство твоё, твоё лекарство – водка. Герострат сказал, ещё в 477 году до нашей эры, Умно заявил Витёк.
    - Во-первых, не Герострат, а Гиппократ, во-вторых, не в 477 году, а 377, и, в-третьих, он сказал «Да будет пища твоя лекарством твоим, а лекарством твоим пища твоя».
    - Так я и говорю, лекарство. Пей, умник.
    Сосед сзади, давясь и чихая по маленькому глоточку, пытался влить в себя водку.
    Витёк не выдержал издевательств над святым напитком и забрал стакан.
    - А кто там поёт?
    Из-за ширмы доносилась песня доисторической группы «Земляне», ставшая недавно гимном наркоманов.
    - Трава, трава у дооомаааааа, зелёная, зелёная, траваааааа….
    - Почему дуракам нет покоя. Когда они успокоятся.
    - Никогда. Они же дураки, а не идиоты.
    Ширма в конце салона открылась, и вошли коробейники. На шее у каждого висел лоток с товарами. Галдёж усилился.
    - Продам кактус в добрые руки, к горшку приучен, с доплатой…
    - Электронные газеты, свежие, не пользованные…
    Витёк ещё выпил и стал счастлив. От счастья забыл, где небо, где земля, а может просто не устоял на ногах и повалился на коробейников. Куча мала, образовалась приличная. Гвалт ещё усилился, хотя казалось, что дальше некуда. Вдруг возня резко прекратилась и наступила секундная тишина. Раздался громогласный голос, усиленный мегафоном.
    - Господа, с вами говорит главный пилот. Вылет через три минуты астрономического времени. Я тут прикинул, это скоро. Если есть желающие купить наш корабль до отлёта, время ещё есть. Но не поздно будет и во время полёта, но дороже. Мне ведь назад возвращаться, надо будет доплатить за билет, который войдёт в стоимость корабля. Корабль хороший, только иногда глохнет при скачке на сверх световую. Если есть желающие, можно покупать по частям. Кресла, обшивка, лампочки. Кстати, очень красивые лампочки, смотрите, как моргают разными цветами. Пользуются повышенным спросом у красавиц созвездия Центавра. Время прилёта на конечный пункт завтра, если повезет, может и сегодня, но гарантировать не буду. А вдруг наш корабль по дороге кто-нибудь купит. Счастливой дороги. Покупайте у стюардесс всё. Можно вместе с ними. Удачи вам господа в приятных и полезных покупках.
    Только первый пилот судна скрылся за дверью, как в динамике раздался приятный женский голос с хрипотцой. Вероятней всего, хрипотца, принадлежа динамику, но это придавало пикантности неизвестной даме.
    - Если вы не можете договориться со своей совестью при продаже товара, наша фирма предлагает совесть по сходной цене. Продажа, аренда, лизинг, рассрочка. Всё к вашим услугам. На нашу совесть можно положиться.
    В динамике раздался популярный гимн луны принадлежащей третьей планете солнца из созвездия ВС. Некоторые расшифровывали название созвездия как «Всё Продам» и были недалеки от истины. На высокой ноте, гимн прервался, и появилась стюардесса, на ходу застёгивая облегающий комбинезоном.
    - Пристегнитесь, пожалуйста, и не шастайте по салону.
    - Девушка, а где кнопка для пристёгивания, никак не могу найти.
    - А она на вашем месте не предусмотрена. У вас дешевый билет. Но я могу вам продать. Есть розовые, желтенькие, но мне больше всего нравится в крапинку. На божью коровку похожа. Это так мило и гламурно.
    - Я не собираюсь покупать….
    - Согласно конвенции вы не имеете права отказаться. Если у вас нет денег, мы дадим вам кредит в залог за ваши уши, они такие симпатичные. Из-за того, что отказываетесь от покупки, вы мне неприятны, но пятая статья конвенции не позволяет сказать, что я о вас думаю. Если и кредит не устраивает, тогда мы вас выкинем в космосе. Пилот откроет шлюз для проветривания салона и сделает вираж. Вы пролетите через весь салон в предбанник, а потом вместе с мусором в открытый космос.
    Она нежно улыбнулась и потрепала за уши несговорчивого пассажира.
    - Давайте кнопку.
    - Розовенькую?
    - Без разницы. Чувствую, не долетим.
    - Нельзя без разницы. Вы нарушаете шестую статью: «Человек имеет право выбора и обязан им пользоваться. Ответственность за соблюдением права выбора, несёт сам человек. В случае нарушения своего права, отвечает по всей строгости закона».
    Пассажир вжался в кресло и робким голосом сказал,
    - В крапинку, как божья коровка.
    - Молодец, она дороже на половину, но вам она очень понравится. Согласитесь, за удовольствие пристёгиваться такой красивой кнопочкой, надо платить.
    Первый пилот описал бы ситуацию так: Стюардесса, крутанув хвостовой частью и элеронами, включила форсаж, мимоходом сексуально раздвинула шасси и полетела за кнопочкой. Но он был занят, отдавая команды кораблю. Полёт прошел незаметно, все вырубились от стартовых перегрузок, и усыпляющего газа, который помогал их преодолеть. Через час, корабль достиг первого пункта назначения.
    - Альфа Ориона, господа!
    - Серёга, пошли.
    - Пусть все пройдут, групповуха не для меня, я индивидуалист.
    - Скорее онанист, - прошептала Аля, и двинулась к выходу.
    - Что? – выкрикнул вдогонку Сергей.
    
    **********
    - Альфа Ориона?
    - Да!
    - К вам опять готовятся провести контрабандой комаров.
    - Принято, - капитан отключился, - Неужели опять русики с Земы?
    - Капитан, а зачем мы у них покупаем комаров, зачем они нам?
    - Комары на фиг не нужны. А ты попробуй не купи, проще купить. Хорошо бы получили деньги, и убрались, так нет, пока все деньги не просадят, пол планеты на ушах стоит.
    - Так арестовать и в тюрьму.
    - Молод ещё. Не понимаешь, тут большая политика завязана. Нельзя их в тюрьму, а то понаедут выручать их соотечественники, что тогда делать будем, война? Вот то-то. Знаешь, какой главный принцип у них? Сам погибай, а товарища выручай. Представляешь, если пару человек на уши планету ставят, что будет, если их с десяток приедет.
    - А господин полковник говорил, евреисы страшней русиков.
    - Это для него страшней, а не для нас. Были они тут. Культурные люди, привезли комаров и назначили цену, а наш полковник возьми и сразу согласись заплатить, чтобы только убрались. Евреисы подумали и отказались. Ушли. Вернулись через час. Три дня вели переговоры с полковником, и продали комаров в десять раз дороже, чем хотели. Ему начальство потом взбучку дало и жалование урезало.
    Они сами офигели, что у них так здорово получилось, поэтому больше не появляются. А может, поняли, что перегнули палку с полковником и боятся его. Трудно сказать, что у них на уме. Мне кажется, они и сами не знают, что у них на уме.
    - А почему им разрешают комаров провозить? Это же запрещено.
    - Запрещено. Но после сто пятидесятой волны кризиса всех обязали всё покупать. Да у русиков справки есть, что комары часть их тела, заверенные печатью каких-то сельсоветов. Там подписи и бумага гербовая. Госучреждением выдана, как никак. А расчленять тела запрещено конвенцией. Вот! Посмотри!
    - Это комары?
    - Нет. Это с Бета Брунея. Умный Рой, признанный разумным гуманоидом. Те же комары, только Рой. Вместе они организованный мыслящий организм, по отдельности каждая мошка ничто, тот же комар. Перехватили наши разговоры, и пришли контролировать гуманное обращение. Тьфу! Ещё проблем прибавилось. Что же теперь делать? Раньше, бывало, случайно коробочку раздавишь, денег дашь и всё. Ладно, пошли мыслить, как контрабандистов через кордон не пропустить. Чтобы придумать, на чём их прихватить. Погоди. Вызывают.
    - Когдон Альфа Огиона?
    - Кордон слушает!
    - У нас имеется пгедложение, котогое вас очень заинтегесует. Вы просто не сможете отказаться.
    - Вам откажешь, как же. Что за предложение?
    - Сгедство от комагов, называется «Дихлофос».
    - Уффф, кажется, выкрутимся. Давай.
    - Капитан, мне кажется русики и евреисы заодно.
    - Похоже. Им бы пожрать, да над себе подобными поиздеваться.
    - Я не хочу быть на них подобным, и чтобы они на меня не были подобны.
    
     Покинутый стюардессой в тёмной каюте парень, выпил литр водки и вырубился. На кордоне его ожидал сюрприз. Отсутствие денег в бумажнике. Стюардесса посчитала, что он ей обязан, за обманутые ожидания. Проснувшись, он начал что-то искать, поскольку было совсем темно и надо было хоть что-то найти. Любая находка могла помочь определить, своё место в пространстве и времени. В какой-то момент, он понял, что не один. За стенкой слышались голоса. Подумав, сообразил, надо что-то сказать. Обреченно лапая стены, пытался крикнуть, но присохший к нёбу язык не шевелился. Потеряв надежду вырваться, из последних сил ударил в стену и вывалился в проход, прямо к ногам капитана Форса, инспектировавшего корабль на предмет контрабанды. От радости парень вскочил и начал обнимать и слюнявить иноземного капитана, едва похожего на человека. Скорее капитан напоминал гриб с вислыми губами.
    - О! Гриб в форме! Всё! Больше ребята не наливайте, а то ещё чего привидится.
    - Я капитан Форс, начальник кордона.
    - Ой! Он ещё и говорит. Точно, до утра ребята не пью. Пошел спать. Только на посошок надо. Смотри, у него дихлофос.
    - О! Дихлофос! Сейчас уроды инопланетные я вас научу, как кайф ловить. Витёк! Пиво! Санёк! Водки! Берёшь бокал, пиво, водка и три пшика. Пей зараза инопланетная, мы из тебя человека сделаем. Гагагагааааааа….
    Проникнись верой в человечество и да утешатся страждущие. Гагагаааааа….
    Смотри ты гриб какой, мозги есть, пьёт! Есть чего отпить напрочь. Не было бы мозгов, не пил бы. Ребята! Они точно разумные. Гагагагаааа…. А сейчас организуем оркестр. Ты урод, иди сюда, флейтистом будешь. У тебя верхняя губа до подбородка висит, как раз флейту обсасывать ловко будет.
    Парень схватил сержанта и пытался всунуть тому дудку.
    - Вот евреисы прилетали, так очень культурные люди. Они не жрали водку и не дрались, - отбиваясь, заметил сержант.
    - А мне говорили, что Моисей увёл их на сорок световых лет и мы их больше не увидим.
    - Так вы их и не видите. Ещё немного водки и вообще никого не увидите.
    - Дайте мне точку опоры и пару десантников, и вся вселенная будет наша, - прокричал Витёк, с трудом ловя равновесие, - Я сейчас глоток сделаю, и вступлю в боевые действия с этой планетой и тобой, опёнок порченный.
    Капитан еле увернулся от рук Витька, но попал в объятия его друга.
    - Я повторяю. Я капитан Форс, - невнятно прогудел он.
    - Это имя или погоняло? Давай, колись.
    - Слышь, капитан, купи карту Аляски. Классная карта. Недорого, - Витёк озираясь, поставил на карте крестик, - А вот тут, клад зарыт. Видишь крестик. Ты что любишь?
    - Марыму!
    - Точно! Тут Марыма зарыта. Зуб даю, мне прадедушка рассказывал.
    - Марыма моя жена?
    - Да ты что?! Поздравляю, - крикнул Витёк и полез обниматься, к едва уворачивающемуся капитану, плохо державшему равновесие. Карта была левая, а если точно, то просто страничка из эротического журнала, разрисованная хулиганистыми пассажирами космолёта.
    - Ну-ка, покажи, - заинтересовался сержант, помощник капитана Форса, беря карту «Аляски» в руку.
    Тут Витёк едва не поперхнулся. Крестик стоял как раз посреди ягодиц на эротической картинке.
    - Тут клад? – Тыча трёхпалой рукой в крестик на «карте», спросил сержант.
    Витёк покатился со смеху и не смог ответить. Серега, проходя мимо, случайно наступил на ухо Витку. Тот завизжал ещё сильнее, но гораздо примитивнее, без вздохов, только всхлипы слышались.
    - Водку здесь пить не умеют. Я их всех перепил. Двенадцать полных стаканов.
    - Не забудь сказать, что водку со льдом пил и льда там было столько, что и водки не заметишь, - с едкой усмешкой произнесла Аля, - Да и с кем ты соревновался, с этим пришлым сбродом. Нашел, кого перепивать. Ты с нанороботами посоревнуйся. Где комары?
    - Придурок Витёк сожрал. Они сдохли, а он думал, китайская кухня в красивой коробочке упакована.
    - Идиот. С тобой ничего не сваришь.
    К кораблю вплотную подогнали герметичный полицейский фургон. Всех пассажиров переместили в прицепную камеру под охраной капитана Форса и сержанта.
    
     Арестованных вели на быстрый суд. Несли только Витька, он был не в состоянии идти сам. Суд вёл следствие и сразу выносил приговор.
    - А что нам будет, - испуганным голосом спросила Аля.
    - А ничего, откупимся, - браво ответил Серёга.
    - Откупило у тебя есть? – брезгливо скривилась Аля.
    - За нападение на представителей кордона вам грозит сто лет тюрьмы, за попытку ввоза контрабанды, сто пятьдесят, за попытку подкупа властей двести пятьдесят….
    - Итого пол литра, - заплетающимся языком просипел Витёк, болтающийся на плече сержанта.
    - Зря шутишь, - продолжил капитан Форс, - По совокупности – смертная казнь, путём ссылки на планету Псик. То есть, слово смертная казнь запрещено, будет просто ссылка.
    - Ну ты и оптимист, - воскликнул Серёга
    - Там же температура триста градусов!!! – с дрожью в голосе выкрикнула Аля и присела от страха. Капитан взял её под мышки и поволок в зал судебных заседаний.
     Судья ударил молотком по специальной подставке и все умолкли.
    - Предупреждаю, что согласно первой статьи конвенции, правосудие не продаётся. Можете отвечать на родном языке. Только без мата?
    - Без мата бывает только послание Президента нации. Так посылает, что материться нет причин, - произнёс Виталик, сползая с плеча сержанта.
    - Заткнитесь и отвечайте только на вопросы. Итак, у вас есть вопросы?
    - Господин судья, согласно приложению к конвенции и соответствующим разъяснениям, вы являетесь государственным человеком. Так? –спросил Серёга.
    Судья напыжился, выпятил губу и важно произнёс,
    - Так.
    - Тогда, согласно статьи две тысячи тридцать первой конвенции, вы не можете отказать в продаже вещи, которой вы обладаете и которая может быть использована в личных целях. Так?
    Глаза судьи загорелись, и он стал осматривать себя. Мантия уже старая, можно и загнать, а больше на нём ничего не было. Удачный суд.
    - Так!
    - Тогда продайте молоток.
    Глаза судьи от недоумения вылезли дальше носа. Мягкий череп зашевелился, выдавая мыслительный процесс. Без молотка, по закону он не имел право вести суд. Должен всех отпустить.
    - В принципе наплевать, надо только молоток дороже загнать. И чист перед законом, конвенция имеет преимущество над местными указами и кодексами. Ну, молодцы, эти русики, я и не догадывался, как по закону продать правосудие. Даже скидку дам, - подумал судья.
    Через пятнадцать минут, все скопом бежали обратно в космопорт.
    - Когда прижмёт и думать начинам, мыслить, соображать.
    
    Никто и подумать не мог, что продажа молотка, приведёт к изменению мира. Как эффект бабочки. Мир станет совсем другим.
    
    ********
    - Капитан, как думаешь, кто пустил слух, что нам комары нужны?
    - Я думаю евреисы, чтобы продать нам дихлофос. А может, им тоже русики и комары надоели.
    - А кто придумал конвенцию?
    - Я думаю евреисы, чтобы продать нам дихлофос.
    - Странно, русики безобразничают, а виноваты евреисы.
    
    
    Серёга сидел очень задумчивый. Первый пилот опять предлагал на продажу корабль, оптом и в розницу. Ребята продолжали опустошать запасы водки. По салону ходили коробейники.
    - Чего задумался, - спросила Аля, - не напрягайся, всё равно ничего умного, кроме постели не придумаешь.
    - Зря ты так. Вот правосудием нельзя торговать, а молотком, без которого правосудие бессильно, можно.
    - Ну и что?
    - Нигде не сказано, что конституцией и конвенцией торговать нельзя. Я думаю, продать конституцию со всеми своими правами и обязанностями, заодно и конвенцию.
    - Ну и что?
    - Свобода!
    - А она тебе нужна?
    - Вечно ты всё испортишь.
    - Думай лучше о бабах и водке. Пользы будет больше.
    
    Послесловие.
    
    В тот же день.
     Источник: «Вестник Альфа Ориона».
    «… Сегодня впервые, в скрытой форме было продано правосудие. Раньше такого не было…».
    
    Утро. Сутки спустя.
     Источник: «Вестник Созвездия».
    «… Торговля правосудием достигла небывалых размеров. По сравнению с прошлым периодом, возросла многократно…».
    
    Вечер.
     Источник «Вестник Галактики».
    « …Пора разобраться с судьями, которые торгуют правосудием. С каждым днём продажа возрастает более чем в тысячи раз и приобретает признаки эпидемии…».
    
    Ночь. Заседание правительства Вселенной. После шестичасового заседания. Постановление: « В связи с небывалым ростом торговли правосудием, запретить людям судить других людей и передать их функции неподкупным компьютерам. Члены правительства освобождаются от судебного преследования компьютерами, так как компьютеры не смогут понять мотивацию членов правительства».
    
    Через сутки Аля ворвалась к Сергею.

      

    - Ты смотрел ННТВ!
    - Какое ННТВ?
    - НеНаше ТелеВидение. Они провели расследование, кто первый подкупил судью, и присудили приз, в десять миллионов чего хочешь. Ты знаешь кому?
    Серёга спросонья таращил глаза и не мог поверить своему счастью. Аля его обнимает.
    - Ты теперь знаменит на всю вселенную!
    Сергей не обращал на слова Али никакого внимания, пытаясь одним пальцем расстегнуть бюстгальтер.
    
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн