Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Мысль

Доктор

Мысль

    Без эпиграфа... Эпиграф, увы, писать не умею, потому и не написал... А может я написал и только думаю, что я не умею?

      

    А может, на самом деле не умею, и думаю, что умею, потому и пишу? Ну во всяком случае оставлю все как есть!

    Мысль.
    
    Меня весь день преследовала одна и та же порочная мысль. От этого я даже забыл, что эта за мысль была. Странно и жутко по моему. Буквально прицепилась за хвост и дергала за него, нервировала и, наконец, довела меня до белого каления. От безысходности меня не могли посетить другие нормальные мысли, например, про работу, про дом, о семье,… Что это со мной происходит? Раньше, даже вчера, я был образцовым работником на работе, единственным который мог выполнить до 3000 операций за условный час работы. А мать моих детей говорила мне, что я самый лучший на свете семьянин. Я, конечно, понимаю, что она приувеличевала, но с другой стороны, кто еще знает эту истину лучше, чем хозяйка моего очага? В любом случае я был счастлив. До сегодняшнего дня разумеется.
    Вот сейчас я стою на подоконнике, над успокаивающими лицами полицейских, замученными за день пожарными, разболевшимися плечами операторов с камерами, обезумевшими от волнения коллегами и прочими зеваками, на уровне 32 ого этажа, то есть моего кабинета. Стою здесь и, вся моя жизнь пролетает перед о мной как кадры из «Номируса карминар». (Фильм признанный национальным достоинством в этом веке)
    Был зачат я, как и все в пробирке из лаборатории «Нэйшенал гипернетик» (эта компания еще в прошлом веке выкупила права на все зачатия), рос как все без исключения в огромном цеху производства энергии, в компактной банке компании «Ню электрик». В 30 лет меня оттуда выпустили, так как я отдал должное стране, и потом сразу же женился на прекрасной леди из старого, доброго Ню Йорка. У нас 3ое детей, старший год назад пошел служить в армию Обьедененных Властей, а остальные дожидаются своего часа в компактных банках «Ню электрик». Как сразу я женился, пошел работать в «Силвер Веапон» - главного производителя оружий для массового уничтожения инопланетных кораблей в открытом космосе. Тут я начал простым оператором робота по закручиванию болтов, и за 50 лет дослужился до старшего помощника по сборочному цеху. Жизнь, прошла без каких либо затруднений и запинок, гладко и успокоительно скучно, но не было и присущих для старых жителей планеты веселья и обвораживающего счастья. Ну, все как у всех. И никто из-за этого не прыгает с подоконника своего кабинета. Все живут и живут себе, до тех пор как его растаскают на органы в 100 летний юбилей.
    И вдруг я вспомнил, почесал себе коронку на правом заднем плече задней 4ой лапкой слева. Я вспомнил. Наконец-то поймал эту мысль за шиворот передними лапами, откусил гортань и заглянул внутрь. Суть мысли была удивительно страшной, и значило одно, каждая моя клеточка противилась тому, чтобы мою жизнь прерывали в расцвете сил из-за каких-то там галактических воин с превосходящими по количеству инопланетными эскадрильями, и разбирали мою многопалую и безумно здоровую плоть на донорские запчасти для солдафонов, хоть они там и гибнут за нас, за нашу планету, защищая Миротреканскую честь. Нет, не надо меня останавливать, хоть раз в жизни я должен быть самим собой, и сделать то, что сам действительно хочу. А хочу я вовсе не то, что от меня хочет Правительство. Я хочу …
    Я отпустил все 16 лап с рамы, полетел в низ. Пока я летел, я еще раз вспомнил то лицо на фотографии тысячелетней давности, после которой мною овладела эта мысль. Эта была фотография безобразного лица с мохнатой головой, улыбающегося и в то же время высовывающего свой язык, будто он насмехался над нами, будто ему казалось что мы – новые жители Земли переусердствовали в плане адаптации и завоевании человеческой расы и забыли про свободу своей души.
    Об остальном я не успел подумать, я как болт, упавший на тесто углубился в асфальт метров на три, и наступила СВОБОДА.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн