Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Дезинфекция

Zangezi

Дезинфекция

    Все мыслящие существа отличны друг от друга и все схожи в одном – дарованной способностью мыслить и желать.
    Вольтер. Микромегас

    Пролог
    
    – Сестрица Гея, нездорово выглядите! Как бы чего не вышло?
    – Уж я справлюсь, братец Арес, непременно справлюсь. Вот и батюшка наш, Гелиос, обещал помочь от этой напасти избавиться. А тебе ль не знать, сколь точна и умела его рука.
    – Да, в свое время он сильно помог мне от той надоедливой плесени. Расползлась, понимаешь. Ну да ты помнишь.
    – Помню, Арес, как своими брезгливыми воплями всё наше семейство переполошил! И зачем было подставлять Фаэтона?
    – От него всё пошло, вот те крест! Впрочем, что ворошить былое. Давно это случилось. А ты точно справишься?
    – Ну, не справлюсь, так ты подсобишь. Вон какой грозный со шрамом!
    – Шрам шрамом, а спалю всё в миг! Пусть только сунутся!
    – Вот и славно…
    
    1
    
    – Коллега, ваши выкладки неопровержимо доказывают не только наличие нескольких форм жизни на этом небесном теле, но и разумный характер по крайней мере одной из них! Поздравляю, блестяще!
    – Спасибо, Гохраа. Но мои исследования ещё не закончены. Я должен не только оценить вероятность успешного контакта, но и отработать его сценарий. Подумать только, миллионы лет мы занимались поиском истины внутри себя, немало в этом, кстати, преуспев. Но тут иная истина, иной разум, иная мудрость!
    – Да, Ллегге, это ваш триумф. По правде, почти никто из старейшин не разделяет ваших надежд на контакт. Мало ли какая дрянь летит к нам из глубин космоса? Это могут быть крайне примитивные и отсталые формы, которые принесут только вред. Этакие глыбы материального хаоса…
    – Да-да, я помню историю. Нечто подобное упоминают наши летописи эпохи Мрака. Но здесь мы несомненно имеем дело с себе подобными. И это не может не окрылять. Итак, Гохраа, за работу! Космическое тело с Голубой планеты уже на полпути к нам.
    
    2
    
    – Капитан, мы в гравитационном поле Марса! Через двое суток выйдем на запланированную орбиту.
    – Что ж, парни, вы знаете, что делать! Нам осталось всего ничего: спуститься, подняться, а в промежутке между этим найти марсиан и надрать им задницу! Ха-ха, профессор, не хмурьтесь. Я знаю, что НАСА снабдило вас чрезвычайными полномочиями во всём, что касается жизни на этом красном шарике. Как только осуществим посадку, мы все окажемся в вашем полном и безоговорочном подчинении.
    – Я ценю ваш юмор, капитан Торнт, но скоро нам будет не до шуток. Анализ марсианского грунта позволяет говорить о богатой прокариотической жизни на подпочвенной глубине всего около метра, а моя оценка геохимического потенциала марсианской коры даёт и вовсе обнадёживающие прогнозы на глубину до десяти метров и более. Короче, под марсианской почвой жизнь кипит!
    – Да-да, бактерии, археи… А не может ли быть там чего поинтереснее, герр Шютте?
    – Ну не знаю. Вы думаете отыскать руины исчезнувших цивилизаций? Разочарую вас: за сотни тысяч лет их должно основательно занести песком, а бульдозеры мы ведь не везем с собой, верно?
    – Хм… Значит, просто прогуляемся по Марсу, как когда-то Армстронг по Луне. И то неплохо…
    
    3
    
    – Уважаемый Ллегге Иггеррен, Совет старейшин не интересует контакт с посланцами низкоразвитых цивилизаций. Вы можете осуществить его в частном порядке, но представлять при этом всю нашу великую расу эллеппов вам не дозволяется.
    – Меня, признаться, удивляет консерватизм старейшин. За все обозримое прошлое это наш первый контакт с существами, практически во всём подобными нам. То, что они не создали автономную культуру, предпочитая определенный вид симбиоза, не делает их малоинтересными для нас. Вы только подумайте, какие неожиданные ответы они могли бы дать на извечные вопросы бытия! Насколько развит их коллективный разум, каким образом они поддерживают связь с предками, как глубоко овладели тайнами физического мира? А представления о душе! Признают ли они её неделимой, вечной, субстанциальной, или предпочитают говорить о нескольких душах, имманентных и акцидентных телу? Какой возможен прогресс в философии!
    – Старейшины полагают иначе. Изучение наших великих философов прошлого может дать куда больше пищи для размышлений и понимания, нежели сомнительные родственнички по звездной системе. Скорее всего, они и не задумываются над бытийными проблемами, предпочитая бездумно накапливать материальные блага и приспосабливаться к окружающей среде, вместо того, чтобы одухотворять её. Нет, Иггеррен, наша цивилизация слишком гармонична и утончённа и не нуждается в идеях извне.
    – Хорошо, я подчиняюсь. Этот контакт будет моей приватной инициативой, ответственность за которую я полностью беру на себя.
    – Прекрасно! Мы обеспечим вам надлежащее сопровождение на случай непредвиденных ситуаций. А то, неровен час, вы и защиту синтезировать не успеете…
    
    4
    
    – Нейл, вам не нужно копаться в марсоходе! Это полностью автономная модель, настроенная на поиск и бурение мест с наибольшей вероятностью грунтового льда.
    – Все-то вы, проф, нас поучаете! А я, между прочим, очищаю от песка солнечные батареи этой консервной банки, что прописано мне инструкцией номер двадцать два.
    – Ладно, Нейл, идите лучше сюда. Возьмите манипулятором это любопытное образование: ничего не напоминает?
    – Да, что-то вроде окаменевших ворсинок.
    – Это дендриты – следы жизнедеятельности бактерий. Уж если мы видим их невооруженным глазом, то, поверьте, здесь жила огромаднейшая колония, целая империя!
    – Брать с собой?
    – Разумеется, разумеется. И вон тот булыжник возьмите – там тоже какие-то следы…
    
    5
    
    – Как вы думаете, Ллегге, мы способны их узнать? Есть мнение, что инопланетянина невозможно опознать в принципе: наши органы чувств даже чужеродное воспринимают по аналогии с уже когда-то встреченным, изученным, а что делать, когда такого опыта нет априори?
    – Чушь, Гохраа. Вы начитались Геммеллена. Учитесь мыслить шире собственной биологии. Разумные существа не могут быть бесконечно отличными друг от друга, ибо разум всегда стремится принять логически наиболее безупречную форму. Это как принцип энтропии, который универсален для всех объектов Вселенной: и физических, и психических.
    – Хорошо, но вы уверены, что они, кто бы то ни были, поймут нас? Что если наши ментальные импульсы, которыми мы так легко обмениваемся и которые так легко контролируем, окажутся совершенно непонятыми, или даже неверно и враждебно истолкованными?
    – Конечно, я не могу быть в этом уверен. Но вы же не считаете меня зелёным идеалистом, способным лишь мечтать да философствовать о «братьях по разуму»? Нет, я подготовил особую систему жестов, вибраций, пси-волн, демонстрация которых позволит нам установить контакт хотя бы на самом примитивном уровне. А там уже, я убежден, их разум откроется и для восприятия сложных импульсов.
    – Чу, Ллегге, мне кажется, я ощущаю их присутствие! Смотрите, смотрите, это они!
    
    6
    
    – Что ж, профессор, мы славно потрудились. Образцов собрали даже больше запланированного, сфотографировали и измерили вокруг что только можно, проверили новое оборудование, даже в футбол погоняли. Земля зовёт!
    – Не возражаю, капитан Торнт, и с нетерпением жду возможности детального анализа найденных нами бактерий. Что за удивительные образования! Всего один вид, но как распространен и организован! Уникальный метаболизм, сложнейшая хромосома, потрясающая приспособляемость. Наша экспедиция уже окупилась в глазах всего человечества и многочисленной армии скептиков. Но, капитан, всем нам нужно непременно пройти дезинфекцию наивысшего уровня. Ни одна марсианская бактерия, за исключением герметично упакованных образцов, не должна попасть на Землю! Кто знает, каких бед она может там натворить.
    – Не волнуйтесь, проф, для процедуры дезинфекции всё готово. Конечно, мало кому по душе суточный карантин в барокамере, но во время подготовки к полету и не такое проходили. Парни, готовность номер один!
    
    7
    
    – Гохраа, видите? Жгутик, мембрана – всё как у нас! Они почти полностью идентичны нам внешне, сейчас проверим, насколько они разумны. Запускаю первый тест.
    – Невероятно, Ллегге, – они реагируют! Я узнаю в этом фрактале формулу семнадцатимерной Вселенной. Они, кажется, находятся на уровне развития нашей эпохи Ддесса, когда почтенный Мелльннок создал модель мерцающего Мира. Проверьте, Ллегге, проверьте их генетическую автоподстройку!
    – Спокойно, коллега, мы не должны их испугать! К сожалению, миллионолетия симбиоза наложили на них скорбный отпечаток: видите, сколь хаотично они сцепляются и расцепляются? Это свидетельствует о наличии у них только коллективного разума, что несколько затрудняет общение. Впрочем, самое время проверить. Пришельцы с Голубой планеты, вы слышите нас?
    – Да, да, да, да… Кто, кто, кто, вы… тоже разумны? Я единственный… не единственный вид разума?
    – Да, вы не единственные разумные организмы в этой звёздной системе. Гохраа, продемонстрируйте им модель восьмидесятимерного пространства. Да нет же, вот эту, школьную! Полную они не поймут. Как видите, уважаемые братья, Мир чуть сложнее, чем вы думали до сего дня, но именно разум – его фундаментальная составляющая. Мы достигли весьма впечатляющих результатов в познании Вселенной, хотя у некоторых из нас эти успехи напрочь отбили желание развиваться далее. Я же полагаю, что ваша логика, наверняка отличная от нашей, и способы постижения окружающей среды могут помочь создать более совершенную модель Мира, возможно даже стомерную. Представляете, какой это будет триумф!
    – Я рад вам помочь, хотя не знаю как. Моё знание уходит в прошлое и питается энергией прежних поколений. Так я существую уже бесчисленное время.
    – Вот и замечательно! Мы здесь слишком индивидуальны, чтобы уметь по-настоящему контактировать с далёкими предками. Я, например, уже не помню своего деда в тысяча двести сороковом колене, хотя учился специальным медитативным практикам. Надо сейчас же показать вас Совету старейшин! Кстати, а как вы управляете этим космическим телом, на котором прибыли сюда?
    – О, это моё ноу-хау! Я научился воздействовать нейтронными импульсами на…
    – Постойте! Гохраа, что там за вибрации?
    – Ллегге, немедленно включайте синтез защиты! Что-то очень чуждое приближа…
    
    8
    
    – Бр-р-р-р! У меня от этой барокамеры голова трещит! Нельзя было придумать что-то погуманнее?
    – Вы же знаете, Нейл, что дезинфекция наивысшего уровня смертоносна не только для всех чужеродных бактерий, но и для тысяч родных, так сказать, человеческих. Мы все сейчас чище младенцев, ха-ха! Чтобы восполнить микробиотическую флору и вновь почувствовать себя комфортно, понадобится длительный процесс регенерации. Парой литров кефира здесь не обойдёшься.
    – А это идея! Кефирчику я бы сейчас хлебнул. Где он у нас хранится?
    
    9
    
    – Верховый главнокомандующий Инноррин докладывает высокочтимому Совету старейшин! С Ллегге Иггерреном и его спутниками прервался всякий контакт. Не исключено, что прибывшие с Голубой планеты оказались чрезвычайно враждебными и дикими, не вняв голосу разума Иггеррена. Возможно даже, они представляют опасность для всей расы эллеппов.
    – Полноте вам, уважаемый Инноррин, не сгущайте краски. На нашей коллективной памяти уже было несколько подобных вторжений, не принесших сколько-нибудь заметного вреда в масштабах всей цивилизации. Вам ли напоминать, что наш совокупный ментальный импульс способен управлять целой планетой, а наше знание восьмидесятимерного пространства делает эллеппов практически неуничтожимой расой?
    – Да, но позволить этим дерзким пришельцам так безнаказанно похитить или уничтожить одного из наших лучших ученых! Да и мои ребята из сопровождения были отличными гвардейцами. Я прошу у Совета разрешения наказать этих неразумных существ!
    – Мы приняли к сведению вашу просьбу. Совету необходимо некоторое время, чтобы просчитать все возможные последствия, ммм…. ну хотя бы на один галактический год. Вам сообщат о решении Совета.
    
    10
    
    – Стартуем, парни! Все системы в норме, герметичность стандартная, команда здорова и бодра. Кажется, герр Шютте, вам тоже здесь понравилось?
    – Мне ещё больше, чем прочим. Такое поле для исследований! Марс, я уверен, таит в себе немало загадок и открытий.
    – Жаль только, что следов разумной жизни отыскать не удалось. Бактерии, вода, химическая активность – всё это есть, а вот разум… Сдаётся мне, эта штука очень редка во Вселенной, как считаете?
    – Да уж точно не в Солнечной системе. Правда, данные с нашего зонда, посланного к Титану, позволяют судить о немалой биоактивности в аммиачном океане глубоко под поверхностью, но это опять-таки бактерии. Чтобы найти во Вселенной разум, придётся серьёзно попотеть.
    – Знаете что, проф? Если меня назначат капитаном экспедиции на Титан, то я совершенно не буду возражать против вашего в ней участия. Все недоразумения в прошлом.
    – Приятно слышать это, мистер Торнт. Но мне бы разобраться с марсианской «добычей».
    
    11
    
    – Это ЦУП, «Берсерк», ответьте! «Берсерк», ответьте ЦУПу! Генерал, связь с кораблем Торнта прервалась восемь часов назад и до сих пор не восстановлена. Что-то случилось!
    – Может, они в тени Марса?
    – Исключено. Наши автоматические спутники прозондировали всё околопланетное пространство: нигде нет ни намёка на радио и иную активность. Они словно исчезли, испарились!
    – Хорни, не паникуйте, продолжайте пеленг. Корабль не мог вот так внезапно пропасть. Даже если он взорвался на старте, должны остаться обломки, следы горючего. Я подключу к поиску телескоп Джеймса Вебба.
    – «Берсерк», отвечайте! Капитан Торнт, что случилось?..
    

      

    Эпилог
    
    – Сестрица Гея, вы всё же не удержали свою гадость подальше от меня.
    – Не удержала, братец Арес. Вот совсем чуть-чуть отвлеклась на беседу с Афродитой и не удержала.
    – Ну так я стер её подчистую. Так сказать, провёл тотальную дезинфекцию, ха-ха!
    – И как тебе удаётся так быстро и эффективно очищаться? Я вот сколько не пытаюсь, всё равно из всех щелей лезет напасть живучая!
    – Ой ли, дорогая Гея, не знаешь? Всё-то в тебе жалость вдруг просыпается, мол, хоть и неразумные существа, да живые. Вот и щадишь их в последний момент. А я автономен: сам себе и жизнь, и разум! И Фаэтону всегда это вдалбливал, да не успел научить упрямца…
    – А не скучно вот так, в самодостаточности пребывать?
    – Да отчего же скучно? Вся Вселенная моим мыслям открыта! Здесь я господин и бог…
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн