Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

В контакте

Марина Мизгирь

В контакте

    Первые минуты контакта с семейством Гриахх с планеты Ажжут показались мне кошмаром.
    Я проснулась ровнехонько в два часа ночи от того, что кто-то настойчиво стаскивал с меня одеяло. Толком не разомкнув глаза, я попыталась оценить ситуацию.
    Мама жила в другом районе Москвы, поэтому не могла заскочить в это время «на огонек». Другие родственники жили еще дальше.
    Мужа, который в праве покуситься на тело супруги, поблизости тоже не наблюдалось, поскольку о браке я пока не задумывалась.
    Собаки, кошки и прочая живность никогда не рассматривались мной, как спутники жизни.
    Оставался один вариант: в квартиру наведались воры.
    Только вот зачем ворам одеяло?
    Не размыкая век, я отползла подальше к стене.
    - Кто здесь? – наивный вопрос, подразумевающий такой же наивный ответ: «Это мы!»
    Пространство «за бортом» клокотало, пытаясь повторить сказанную мной фразу. Если это воры, то почему они издают звуки, будто сломалась стиральная машина?
    Напрасно я ждала, что кто-нибудь набросится на меня и скрутит в тугой узел. Воры проявили завидную выдержку, и за шестьдесят секунд со мной абсолютно ничего не произошло.
    Через пару минут мне все-таки удалось заставить себя приоткрыть один глаз.
    Прямо у моих ног вибрировало желеобразное нечто, напоминавшее заливную рыбу.
    «А не навестить ли мне психоаналитика?» - мысль была первой и, увы, не единственной. Остальные пребывали по мере поступления: «Похоже, меня стошнило прямо на кровать», «Больше не буду засиживаться за компьютером» и «Ненавижу заливное».
    Еще через пару минут неприкрытого ужаса я обнаружила, что нечто не просто тянет одеяло, оно его жует.
    - Фу! – выкрикнула я в надежде, что меня поймут.
    Желе сплюнуло одеяло и посмотрело на меня единственным глазом. Как мне показалось, слегка удивленно.
    Из-под кровати послышались хлопающие звуки, это падали на пол тапочки. Видимо, их кто-то тоже основательно погрыз.
    - Небе неме? – прохрюкало желе.
    - Небе неме, - неслось из-под кровати.
    - Я вам сейчас покажу такое «небе неме», что мало не покажется, - взвизгнула я и потянулась за ремнем, мирно дремавшем на спинке стула.
    Непрошенных гостей оказалось четверо, и все они, как и их предводитель, были гадкими и липкими. Попытка применить физическую силу закончилась неудачно, я застряла одной ногой в голове пришельца и, кажется, надолго.
    - Ах-ах-ах, - сокрушалось желе постарше.
    - Да уж, - отвечала я, - и как теперь ее вытащить?
    Через полчаса общими усилиями нам удалось разъединиться.
    Рана, которую я нанесла самому мелкому представителю желеобразных, на удивление быстро затянулась.
    - Все, выметайтесь из моей квартиры, - властным тоном распорядилась я, - не хватает еще, чтобы вас застукала мама.
    - Застук-кала, застук-кала, - хором подхватили пришельцы, превратив это слово в смесь хрюкания и визга.
    Самый крупный пришелец протянул мне металлическую пластину, на которой проступили забавные закорючки, а рядом с ними фраза, напечатанная по-русски: «Мы пришли с миром».
    «Ага», - догадалась я, - «так вот как переводится фраза «застук-кала»!
    - Ч-ч-ч-ч! – прочирикал мелкий.
    - Ты хочешь, чтобы я написала ответ?
    Однако буквы появлялись сами собой - переводчик считывал все мысли, возникающие в моей голове.
    Тогда я начала думать, что бы такого подумать, чтобы пришельцы меня поняли.
    Мои активные мыслительные процессы ввергли гостей в ступор. По их расширившимся рыбкам-глазам я поняла, что думаю слишком быстро.
    Желе-предводитель снова сунуло мне в руки пластину.
    - Ке баба? - пробасило оно, а на пластине перевелось: «У тебя есть сахар?»
    Я сбегала на кухню, порылась в шкафах, но смогла извлечь на свет божий всего килограмм сахарного песка. И то начатый.
    Вернувшись, я печально произнесла:
    - Баба, то есть сахар у меня есть, но только одна пачка.
    - А больше нет? Нам нужно по пачке на каждого. Иначе не улететь, - продолжала вещать пластина.
    - Много только в магазине. Когда наступит день.
    И тут все четыре желе сразу обмякли. Словно их извлекли из холодильника, но забыли убрать обратно. Мне даже показалось, что прозрачность, присущая каждому гуманоиду, ухудшилась.
    «Нам нельзя быть под вашим Солнцем», - ныла пластина, - «мы не можем ждать дня. Сахар нужен сейчас.»
    Вот ведь незадача! И где я найду четыре килограмма сахара в три часа ночи? Не у соседей же? Разве что в круглосуточном супермаркете?
    Но оставлять пришельцев хозяйничать в квартире как-то не хотелось. Вдруг они сгрызут еще какую-нибудь обувь или обслюнявят все постельное белье?
    Оставался единственный выход: звать на помощь соседа - сантехника Колю, которому к визитам пришельцев было не привыкать.
    Я потянулась за мобильным.
    Ночной звонок нисколько его не удивил.
    - Что? Нужен сахар? Ништяк. Будет сахар. Пятьсот рублей.
    - Коля, имей совесть. Почему так дорого?
    - А сейчас тариф в два раза дороже. Плюс сто рублей за доставку.
    Отправив Колю в супермаркет, мы уселись рядышком на диван смотреть телевизор. Вернее, телевизор смотрели гуманоиды, а я мирно дремала на плече у старшего Гриахха.
    К этому времени я уже знала каждое желе по имени и научилась с выражением произносить слово «са-ле-хард», что по ажжутскому означало «свистать всех наверх!» Словосочетание можно применять в разных ситуациях, меняя лишь интонацию. Как-то: «Прошу к столу», «Быстро вылезли из-под кровати!» или «А не пора ли всем по домам?»
    Колю мы так и не дождались. Зато при первых признаках рассвета желеобразная команда дружно заметалась по квартире, оставляя пятна на обоях. Пришлось запихивать всех в холодильник.
    Днем я скандалила с напившимся в дребадан Колей и совершала забеги по магазинам. Купила сахара нарочно побольше, чтобы хватило всем, в том числе и мне.
    Как только солнце село, пришельцы тихо выползли из своего убежища.
    Гриаххов было не узнать: их внутренности наполнились яблочным соком, кожурой от апельсинов и, что самое невероятное, кубиками льда. Как им удалось, не открывая верхней камеры холодильника, попасть в морозилку, расположенную этажом ниже, ума не приложу.
    «Земная пища гораздо вкуснее той, что растет на планете Ажжут», - сообщила пластина-переводчик.
    - Вы еще не пробовали селедку под «шубой», - съязвила я, - вам бы понравилось.
    Наконец, Гриаххи собрались улетать.
    Обсыпав себя сахаром с «головы» до «ног», семейка забралась на подоконник. Теплый летний ветерок подхватил гуманоидов, и они, взявшись за «руки», полетели по направлению к Луне. А я, сглотнув слезу, махала им вслед платочком.

      

    - Улетели? – послышалось сзади.
    Я обернулась.
    Непонятно как попавший в квартиру сантехник улыбался во весь рот. Но на то он и сантехник, чтобы открывать любые двери.
    - Обещали к зиме навестить!
    - Обманут, - убедительно хмыкнул Коля, - Гриаххам нельзя доверять. Это же самая нестойкая субстанция в Солнечной системе. В смысле – ненадежная. То ли дело Грюндели, эти свое слово держат.
    Жду появления гуманоидов со дня на день.
    С севера пришла большая туча и щедро запорошила землю толстым слоем снега. А значит, нужно готовиться к визиту.
    Сейчас я хозяйничаю на кухне – мастерю обещанный салат из селедки. А в двенадцать часов – спать. Надеюсь, что снова проснусь от того, что кто-то стащит с меня одеяло.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн