Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

самый страшный полет

лем

самый страшный полет

    "Сначала это меня не очень обеспокоило..."
    С.Лем "Звездные дневники Й.Тихого.Путешествие седьмое"

    САМЫЙ СТРАШНЫЙ ПОЛЕТ
    
    Все началось с того, что дедуля сходил за грибами.
    Он пришел из леса и довольно ткнул мне в нос некий предмет – уродливый, грязноземлистый, воняющий сырой плесенью.
    - Вот, видал!
    - Что это?
    - Сыроежка! Наверное, даже не слыхал в своем космосе про такую?
    Я с сожалением посмотрел на старца: бедняге было уже триста сорок лет, поэтому он начинал заговариваться.
    - Дедушка, - сказал я, стараясь отодвинуть от лица кусок органики, - ты же знаешь, что я редко бываю на Земле. А в космосе, верно, такие штуки не водятся. Если учесть, что и здесь остался только твой Заповедник, а также, что я первый раз в нем очутился …
    - Да, уж! Нигде теперь такого не встретишь! Только на матушке-Земле. Это тебе мой подарок!
    - А что с ним делать?
    - Будешь хранить, как память о своих корнях, о Родине, о ее живой природе. Небось, гложут ностальгии, пока летишь куда-нибудь в другую Галактику?
    
    Так все и началось. Я положил гриб в полиэтиленовый пакет, кинул его в кейс и забыл о нем. И потом, когда готовился к полету в Крабовидную Туманность и паковал вещи, поленился – роковая неосмотрительность! – проверить содержимое кейса.
    
    Космический полет! Кто не сидел в одиночестве у иллюминатора годами, рассматривая проносящиеся звездные системы, кто не считал при свете близких комет парсеки до родной планеты, кто не вздрагивал ночью от стука по обшивке корабля метеоритных потоков, тот не поймет человека, называющего себя гордым именем космолетчика.
    Я летел уже полгода, и примерно столько же еще оставалось лететь, когда новый, специально для меня сконструированный датчик неоткрытых явлений (ДНЯ) тревожно загудел и замигал. У ДНЯ была примечательная история: когда началось интенсивное изучение космоса, человечество столкнулось с массой необычных вещей, частенько угрожающих жизни космолетчиков. Конструкторская мысль сразу стала искать пути, как обезопасить полет. Долгие, часто трагические исследования привели к возникновению специальной прикладной дисциплины, занимающейся предсказанием и описанием вероятных (а чаще – невероятных!) проявлений Материи и дачей рекомендаций по защите от них. В области науки, называемой ЛОГИЧЕСКАЯ ПРОГНОСТИКА, трудились сотни НИИ, десятки академиков. Один из таких мудрецов и разработал для меня прибор ДНЯ. Формой и размерами напоминавший большую репу, он свисал на тонком сверхпроводящем проводе с потолка каюты и в обычные дни выполнял роль светильника.
    Но в этот раз …
    Я лежал в гамаке, перечитывая седьмой том воспоминаний известного звездоплавателя Ийона Тихого, когда ДНЯ резко сменил равномерный бело-желтый свет -на мигающий фиолетовый, заревев ужасающим сигналом тревоги. Как потом выяснилось, конструктор для надежности избрал сигналом тревоги крик осла, причем - верх безалаберности! – не потрудился соблюсти приемлемую громкость. Итак, двести децибел ослиного крика ударили мне по ушам, и вслед за этим голос академика-конструктора из динамиков бортового электронного мозга стал издавать картавящие и беспорядочные панические возгласы:
    - Тъевога! Тъевога! Тъевога! Неизвестное науке излучение! Опасно! Опасно!
    Я вывалился из гамака и заметался по каюте. Стыдно признаться, но сигнал тревоги застал меня врасплох! Голос продолжил, искусно придав интонациям трагический надрыв:
    - Опасно! Поток биолучей кеннпотов на пути движения коъябля! Опасно!
    Черт побери! Где этот проклятый скафандр?!
    - Покиньте коъябль на тъи часа! Опасно! Опасно!
    Я кинул взгляд на монитор. Там графическим пунктиром был изображен курс звездолета и направление потока этих неведомых кеннпотов. Что это за хреновина, интересно знать? Излучение пересекало курс, и не было возможности, из-за огромной инерции отвернуть в сторону. Выход был один – воспользоваться десантной капсулой и отлететь на ней в сторону, перпендикулярно курсу корабля. Таким образом, я мог выйти из зоны поражения, а потом электронный мозг скорректировал бы курс корабля, и я бы вернулся.
    Где же скафандр? Ах да, он в ванной! Я оставил его там после того, как позавчера вернулся из открытого космоса и принял душ. Не теряя ни секунды, я впрыгнул в скафандр и бросился в капсулу – времени было в обрез! Все же я успел нажать на педаль, бешеная сила вдавила меня в кресло, и спустя мгновение я уже мчался, удаляясь от беды. Все было сделано отлично! Я с любопытством обернулся назад, наблюдая, как загадочное голубоватое облако поглощает маленькую точку звездолета. Зрелище было красивым, и я пожалел, что в спешке не прихватил видеокамеру…
    Теперь предстояло несколько часов болтаться в капсуле. Впрочем, капсулой ее назвал какой-то очень большой шутник. В сущности, это была трехметровая труба с укрепленным посредине креслом и панелью управления. Ни кабины, никаких удобств. Как ведьма на метле! Я решил подремать. Вначале все было хорошо, но вдруг я почувствовал какое-то неудобство. Что-то неприятное со щекой. Щека зачесалась.
    - Что за ексель-моксель?
    При звуках моего голоса наступило облегчение, а воздух в шлеме вокруг лица наполнился негромким тонким гудением. Перед моими глазами замелькало и зашарахалось беспорядочно в воздухе маленькое крылатое существо.
    Батюшки, да ведь это комар! Когда-то в школе на уроках биологии нам показывали этих вымерших насекомых и рассказывали, что давным-давно, когда на Земле были леса и водоемы, этих тварей было немеряно. Так, так … Но откуда он взялся здесь? И тут перед глазами моими яркой картиной предстал дедуля, сующий мне под нос грязную сыроежку. Вот оно что! В Заповедничке-то не только грибы остались … там ведь и деревья, и вода в озерах … и комары, стало быть! А этот, значит, вместе с грибом … так, так … Затаился, скотина, в сыроежке! А потом, стало быть, вылез наружу. А я его вместе с пакетом и кейсом с собой взял. А он, сволочь, в ванную, поближе к воде, значит. Все просто. Но какого хрена он полез в мой шлем?
    Рассуждать, впрочем, было некогда. Комар перестал суетливо метаться и, как видно, решил передохнуть. Мерзкое животное соблазнилось моим носом (возможно, из-за его размеров, а также и цвета – буквально пару часов назад я подкреплял организм в целях профилактики гриппа лечебным коньяком). Я инстинктивно отпрянул головой от агрессора и больно ударился затылком о шлем. Проклятье! Хищник вонзил в меня клюв, и я просто физически ощутил, как мои красные кровяные тельца перекачиваются в бездонный комариный желудок. Что делать? Какой кретин сконструировал эти скафандры, если невозможно прихлопнуть простого комара?!
    Я в бешенстве ударил несколько раз рукой по стеклу шлема. Бесполезно! Наглец даже не шелохнулся. А если языком? Две минуты я мучился, пытаясь языком достать кончика носа. Черта лысого. Природа хитра: она делает коротким язык, зато для носа размеров не жалеет!
    Я зарычал от злости.
    Комар оторвался от носа и с отвратительным пищаньем стал кружить в нескольких сантиметрах от лба. Я попытался прихлопнуть его лбом о стекло. С размаху. Нет, в него невозможно было попасть, да и стекло оказалось не таким уж близким. Я чуть не вывихнул шею. Комар, напуганный моей активностью, взвился под купол шлема, готовясь к новой атаке. Вой его достиг апогея, затем негодяй сложил крылья и спикировал мне на мочку уха.
    - А-а-а! – в ужасе закричал я, мотая головой во все стороны. – Что ж, ты, гад, делаешь!?
    Комар бестолково замельтешил в воздухе, и тут мне пришла в голову гениальная идея. Надо поразить его слюной! Я обрушил на зверя град плевков. Мгновенно все стекло перед моими глазами оказалось в разводах. Некоторое время стояла тишина. Я уже возликовал, но, увы, он был жив! Сильно покалеченный, мокрый и явно сбитый с толку моей тактикой, он гудел где-то сбоку, не решаясь на фронтальную атаку. Несмотря на серьезность сражения, я не смог сдержать злорадной улыбки. Так-то, дружок. Удавлю по полной программе! Со мной, брат, шутки плохи!
    Я решил перейти в решающее наступление. Идея состояла в том, чтобы поразить врага узконаправленным пучком выдыхаемого воздуха. Я сложил губы трубочкой и замер в ожидании. Сейчас, сейчас …
    Тонкий писк раздался совсем рядом, после чего я понял, что недооценил насекомое. Он прокрался к моей ноздре и внезапно ворвался в нее, готовый отомстить за понесенные неудачи. В носу у меня нестерпимо защекотало, я сморщился, ощущая там возню и биения комара…
    Теперь я ясно понимаю, что меня спасла его дьявольская настырность. Он сам загнал себя в ловушку, сам! Если бы он удовлетворился ухом или лбом …
    Я чихнул. И смею заверить, ни один взрыв Сверхновой не был сравним с моим чихом по мощи! Словно тысяча Галактик одновременно вспыхнули в моем мозгу, и не знаю, о чем думала в последние секунды своей жизни эта тварь, а я был озабочен только одним – не вылететь из кресла в открытый Космос!
    
    Когда я пришел в себя, надо мной уже приветливо мигали прожектора родного корабля. Электронный мозг благополучно состыковал капсулу с ним, и я поднялся на борт, благодаря Судьбу.
    Стоя в шлюзе, я размышлял о последствиях наших поступков. Ведь, вот, скажем, дедуля. Хотел сделать мне подарок, а чуть не угробил. Два часа унизительной битвы с комаром!
    Отворились двери шлюза, и я направился в ванную, намереваясь смыть с себя космическую пыль. Шорох, раздавшийся за дверью, был слишком слабым, чтобы меня насторожить. Тем более, я был порядком изможден …
    Я открыл дверь, и следом за ней открылся мой рот: в ванной находился еще один комар. И какой!!!
    Видимо, проклятое излучение было опасно тем, что стимулировало рост живых организмов (впрочем, это я понял уже потом). Комар, а вернее, поджидавшее меня в ванной чудовище, было не менее трех метров в высоту. Значит, их там двое было, мелькнуло в голове.
    Увидев меня, комар чрезвычайно оживился. Он приподнялся на волосатых лапах и двинул в меня нос-трубу. Это мне совершенно не понравилось, и я попытался захлопнуть дверь. Не тут-то было! Новый противник весил не меньше двухсот килограммов, он навалился на дверь … а запоров-то, ядрена вошь, на одноместных кораблях не предусмотрено!
    Увы, одним из недостатков космических полетов является утрата мышечной силы. Я кинулся ну кухню, где лежал нож для резки хлеба. Хоть какое-то оружие!
    С урчаньем и пыхтеньем неуклюжее создание полезло за мной. По стене заскрипели крылья.
    - Опасно! Опасно! – заорал вдруг электронный мозг, словно без его подсказки сам я не мог догадаться. – На коъябле вампий! Опасно! Опасно! Къёвосос! Къёвосос! Покиньте коъябль!
    Я навалился спиной на дверь кухни, ногами уперевшись в холодильник и чувствуя напор голодного комара. Тот, похоже, совсем озверел! Он давил на дверь, пыхтя, как паровоз в старинных фильмах, и страшно, по-людоедски гудел. Толчки становились все сильнее. Я в отчаянии бросил взгляд на стол … где же нож? Не видно!
    - Покиньте коъябль! Покиньте коъябль! – картаво надрывался голосом чертового конструктора электронный мозг. – Опасно! Опасно!
    Я слабел. В образовавшуюся щель уже хищно всовывался гигантский нос-хобот…
    Спасительная мысль пришла буквально в последнюю минуту.

      

    Холодильник!
    Щель становилась все сильнее, в кухню уже с шумом вваливалось адское крылатое чудовище, когда я, собрав последние силы, распахнул дверцу холодильника и рухнул внутрь, захлопывая ее. Монстр в бессильной злобе прогудел свой могильный мотив, попытался ухватить меня лапами … Тщетно! Я спрятался в камере холодильника, обрекая это кошмарное насекомое на мучительную голодную смерть!
    Некоторое время снаружи слышалось яростное рычание и звуки падающих предметов – он в ярости крушил все подряд – а затем … затем я открыл бутылку лечебного противогриппозного коньяка. Надо было уснуть. Теперь я мог не суетиться. Из холодильника самому мне было не выбраться, поэтому я с чистой совестью улегся на полу и стал замерзать. Времени было достаточно: полгода туда, год на орбите, год на обратный путь …
    
    Когда на Земле меня разморозили, они никак не хотели поверить, что мое нахождение в холодильнике было вызвано нападением гигантского комара. Нашлись интриганы, во всеуслышанье заявлявшие, что я просто накачался алкоголя и на этой почве свалился в холодильник. Что ж, так устроены люди, что любую, даже самую достоверную историю способны опошлить и поставить под сомнение. Я их не виню. А что касается трупа комара … Куда он делся? Не знаю, я ведь был в холодильнике. Это – одна из многочисленных нераскрытых еще тайн Вселенной.
    ***
    «Есть многое на свете, друг Горацио, что не понятно нашим мудрецам»!
    1993
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн