Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

АУТЕНТИЧНАЯ ОКРОШКА

Эдгар Алланович По

АУТЕНТИЧНАЯ ОКРОШКА

     

    При Институте мертвых культур открылось кафе забытых блюд, и тетя ИРА-17SB84 устроила меня туда официантом. (Или, выражаясь языком предков, подносом. Для сведения: этот такой робот на колесиках, разносящий еду.) После того как я завалил вступительные экзамены в Высшую школу для роботов и отец пригрозил лишить меня машинного масла, мама обратилась к тете ИРЕ, та замолвила за меня словечко перед знакомой профессоршей, та мурлыкнула на ушко одному декану... вот так я и получил это место.
    В Институте просто какой-то культ всего доисторического, им непременно надо, чтобы все было, как в древности. Чтобы территория Института была обнесена крепостной стеной, в дверях дремал робот-привратник, еду в кафе готовили роботы-повара, а разносили роботы-официанты. Короче, все, как в далеком робовладельческом двадцать первом веке. И зачем только мои предки боролись за право иметь почетную обязанность трудиться наравне с людьми!
    В первый же день в кафе зашел декан Петров, известный своим вздорным характером.
    - Эй, человек! - подозвал он меня, усаживаясь за столик, повязывая салфетку и раскрывая меню (и где только он набрался таких вульгарных манер: меня назвать человеком!). - А принеси-ка ты мне окрошечки. Да смотри, настоящей, аутентичной, времен Ивана Грязного и первых полетов в космос!
    - У нас все только аутентичное, - с достоинством ответил я, слово в слово, как меня учили на подготовительных курсах. - Другого не держим-с.
    Он недоверчиво хмыкнул, а я покатил выполнять заказ. И как же я ненавидел эти свои дурацкие скрипучие и вихляющие колесики! Хотя это все же лучше, чем целый день неподвижно стоять на одном месте, изображая безмозглые автоматы, и готовить еду для таких идиотов, как этот Петров.
    В общем, принес я ему окрошки. Если вы не знаете, что такое окрошка, то это холодный суп из животных и растительных белков, жиров и углеводов. Короче, что-то вроде нашего блюда МРС-8GH54 на машинном масле, только не такое аппетитное и гораздо более вредное для здоровья.
    Поставил я тарелку этой самой окрошки перед деканом, и что бы вы думали? Попробовал он ложку, скорчил гримасу, как будто его мухой угостили, и с негодованием оттолкнул тарелку:
    - Что ЭТО? Разве ЭТО настоящая окрошка? Настоящая окрошка готовится из чего? Пра-а-авильно, из огурцов, картошки, яиц, лука и мяса. А у вас что? - Он поглядел на меня с жалостью. - Вы, молодой человек, небось, и не знаете, что такое огурцы и картошка? А туда же, беретесь готовить забытые блюда!

      

    Я мог бы уточнить, что я, во-первых, никакой не человек, а во-вторых, что я всего лишь поднос, официант, а не шеф-повар, но счел за лучшее промолчать, дабы не вызвать у декана еще больших нареканий.
    - А не знаете, - продолжал он наставительно, - так спросили бы у специалистов. - Под специалистами он, очевидно, подразумевал самого себя. - Ведь только истинным ученым, поседевшим в архивах, может открыться подлинное значение таких забытых ныне слов, как огурец, картошка, яйца и лук. Начнем с картошки. Наверняка вам и невдомек (кто бы сомневался!), что полное название этого исчезнувшего ныне растения (а это, молодой человек, чтоб вы знали, растение) звучит так: картофель, или, в английском варианте, kartofel. Почему в английском? Да потому, что растение это появилось в Америке, а в те времена все американцы говорили по-английски. Что же это означает, спросите вы. Извольте, объясню. Обратимся к этимологии. Начальный придыхательный «k» отбрасываем, он здесь такой же лишний, как начальный «г» в слове «ипподром». Остается artofel, а это ничто иное как art of ale — искусство эля! Как известно, элем в старину называли светлое пиво, которое варили из ячменного солода. Таким образом, подводя итог сказанному, картофель означает как сам ячмень, так и приготовляемый из него слабоалкогольный напиток.
    Теперь огурец. Тут все еще интересней. По-английски огурец - cucumber. Это сложное слово, состоящее из двух корней: cuckoo «ку-ку» и amber «янтарь». Первый означает, согласно профессору Незнамусу, вымершую птицу, типа археоптерикса, служившую древним прорицателям для гадания на долголетие. Второй - ископаемую древесную смолу. Технология приготовления из них еды не совсем ясна, возможно, речь идет о генетическом скрещивании кукушки и янтаря.
    Идем дальше. Лук. Благодаря последним археологическим раскопкам известно, что лук — это охотничье оружие аборигенов Австралии. При чем тут лук, спросите вы. А вот при чем. Как я уже упоминал, непременным ингридиентом окрошки является мясо. Древные рецепты не уточняют, какое именно мясо имеются в виду. Однако, как говорится, sapienti sap. Все мы знаем, что в прошлом Австралия славилась кроликами. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, чьи яйца австралийские охотники могли класть в окрошку.
    Но и это еще не все! Часто в кулинарных книгах древности упоминаются еще два совершенно не поддающихся толкованию ингридиента - «хрен» и «сметана». До сих пор было неясно, идет ли речь о чем-то съедобном или же это некие символы, элементы культуры, позабытые так прочно, что смысл их навсегда утерян. Так вот, как указывает в своей последней монографии Петров (то есть я), «сметана» — это... человек. Да-да, человек! Так звали известного композитора, жившего на Окраине. Логично предположить, что и «хрен» из той же оперы.
    И вот, - так завершил он свою лекцию, - вместо бурды, которую вы мне принесли под видом окрошки, перед нами предстает чудесное аутентичное блюдо из кукушки, янтаря, кроличьих яиц, добытых при помощи лука, заправленное прекрасным элем и вкушаемое под замечательную музыку древних композиторов Хренникова и Сметаны!
    С этими словами декан Петров бросил салфетку на стол, поднялся и, задрав нос, направился к выходу. Но перед самой дверью остановился и наставительно произнес:
    - Уж коли не умеете, не брались бы!
    И он с чувством собственного превосходства покинул кафе.
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн