Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Космический заяц

Максим Шило

Космический заяц

    БОнду, БОрну и другим БОрцам за свободу и демократию посвящается

    – Прости, что так скоро отозвал тебя из отпуска, Пиллум, – майор сидел в своем любимом кресле, закинув ногу на ногу, и смаковал зажженную сигару.
    – Вы же знаете, ни дождь, ни…
    – Знаю, знаю, поэтому сразу перейду к делу, – майор включил визор, и на экране появилась небритая морда. – Терентий Жуперков – русский олигарх из Южной Сибири. Стал миллиардером после того, как получил эксклюзивные права на добычу и продажу семечки. Мы считаем, что он причастен к поставкам «небесной пыли» на нашу планету. Всего за месяц треть населения Объединенных Континентов подсела на эту дрянь. Уже имеются смертельные случаи. Мы бросили все силы, перекрыли границы, менее чем за месяц потеряли на Земле трех лучших агентов…
    – Моя задача? – Пиллум готов был сию минуту кинуться в бой.
    – Жуперков сейчас отдыхает на родине. У него коттедж в лесу, где, по сведениям из достоверного источника, должна состояться встреча с дилером, курирующим нашу планету. Твоя задача – подобраться к ним как можно ближе, чтобы выяснить, когда и кем будет ввезена следующая партия порошка, и что собой представляет контейнер.
    – Но, шеф, это работа для новичка. С таким заданием и курсант справится, – Пиллум даже не пытался скрыть обиду.
    – Есть подозрение, что к поставкам «небесной пыли» причастны влиятельные сотрудники из нашей службы. Единственный, кому я могу доверять – это ты. В помощь получишь глубоко законспирированного агента, – майор кивнул на экран, там появилась очередная колоритная физиономия. – Кличка Жгут.
    – Из добровольцев?
    – Нет – контрабандист-неудачник. Был арестован на таможне, пытался провести видеодиск с Земли. Прокурор за распространение покемонографии требовал электрошкаф без права на воскрешение в течении как минимум двухсот лет. Но наша служба убедила суд ограничиться принудительной перешивкой мозгов. Мы не ошиблись, теперь Жгут – лучший агент. Сорок пять операций и ни одного провала. Побывал во многих горячих точках, трижды ранен, дважды убит.
    – Жгуту известно, кто он и с какой планеты?
    – Нет. Он считает себя человеком, точнее, земляно-гуманоидом. Тьфу, будь проклята политическая корректность! Наши нейропроэктировщики поставили Жгуту защиту от воспоминаний. Если что-то случайно и всплывет в его мозгу, то будет немедленно стерто. Это необходимо для его же безопасности. Сейчас Жгут искренне верит в то, что он Кондратий Дрычик – вор-рецидивист. У Жуперкова слабость к подобным элементам, поэтому нам не стоило больших трудов внедрить Жгута в его окружение.
    – Тогда, зачем нужен я?
    – Жуперков никому не доверяет. Только ты, с твоим талантом перевоплощения, сможешь добыть интересующую нас информацию. А Дрычик будет на подхвате. Управляй им мысленно по своему усмотрению. Для установления контакта достаточно передать ему фразу: «Жгут, к ноге!». Нам важен результат, так что импровизируй, если будет надо, с потерями не считайся! «Небесная пыль» не должна попасть сюда. Достаточно распылить один миллиграмм этой гадости через столичные системы вентиляции и завтра весь город будет искать очередную дозу.
    – Ну и рожи у этих землян! – Пиллум метнул на экран презрительный взгляд. – Надеюсь, по возвращении домой, мне вернут прежнюю внешность?
    – Безусловно. На прием к Императору ты прибудешь в лучшем виде. И запомни: судьба всей планеты в твоих руках, сынок!
    – Да, шеф! Разрешите приступить к выполнению задания?
    – Приступай, – по щеке майора (кто бы мог подумать!) прокатилась скупая мужская слеза.
    Пиллум вошел в портал-центр, сел в ближайшее кресло, набрал на клавиатуре, вмонтированной в подлокотник, личный код доступа, а также номер задания и, закрыв глаза, стал ждать.
    Легкий укол в шею, остановка сердца, а дальше – темнота…
    Первый вдох сопровождался режущей болью в груди. Пиллум успокаивал себя тем, что она пройдет, как только легкие настроятся на земную атмосферу. Головокружение тоже временно – всего лишь из-за непривычной гравитации.
    Пиллум приподнялся на задних лапах и понюхал воздух: бензин. Примитивные земляне используют эту вонючую жидкость для перемещения в пространстве. Какие дикари! Скорее б выполнить задание и домой, к цивилизации.
    Запах бензина вывел Пиллума на опушку леса. Там стояло несколько черных, роскошных (по земным меркам) машин с затонированными стеклами.
    Жуперков, лежа в гамаке, натянутом между двух березок, попивал водку. Из приоткрытой двери стоявшего рядом джипа доносился легко узнаваемый мотив «Калинки-малинки».
    Осторожно ступая по мокрой траве, к олигарху подошел Дрычик. В левой руке он держал конверт, на котором была нарисована балалайка, а в правой – дипломат, пристегнутый наручниками к запястью.
    – Ты поздно, Кондратий, – не глядя на него, произнес Жуперков.
    – Мой самольет совсем опоздал, Тьерентий, – Дрычик вручил хозяину конверт. Тот не раскрывая, спрятал его во внутренний карман пиджака.
    – Ты увьерен, что информация хороша?
    – Я проверил ее раз. Я сделал свой, что ты хотел, теперь твоя очередь, Тьерентий.
    – Не волнуйся. Всье будет готово скоро. Даже раньше, чем скоро.
    – Жгут, к ноге! – раздался голос в башке Дрычика. – Если ты меня слышишь, чихни!
    Кондратий выполнил приказ, подмигнув Жуперкову.
    – Будь здоров, Кондратий, – произнес Жуперков и крикнул телохранителю: – Мищя, ты его видищь?

      

    – Сделан, – прохрипел Миша, засевший в одной из машин с оптикой, и, прежде чем Пиллум понял, что происходит, нажал на гашетку. Через минуту телохранитель уже хвастался перед хозяином только что убитым зайцем: – Прямо в глаз! Босс, а это… в Сибири кенгуру бывают?
    – Пить меньше надо, Мищя! – Жуперков отстегнул наручники, открыл дипломат и вынул из него блестящий цилиндр. – Как я обещал, Кондратий. Или агент девять раз раз? Теперь ты лучший. А этот, – Жуперков, ухмыльнувшись, посмотрел на убитого зайца. – теперь всего лишь контейнер для переброски «небесной пыли» на вашу замшелую планету. Все гениальное просто! Кто посмеет досматривать возвращенное на родину тело погибшего героя? Эх, что бы вы делали без меня и моего афганского опыта?
    – Голос, – испугано прошептал Жгут. – Я все еще слышу голос.
    – Ты не можешь его слышать, зайцу мозги вышибли!
    – Но я его слышу, и он говорит… Он говорит, что я должен тебя… – Жгут столкнул Жуперкова с гамака на землю и впился зубами ему в горло. Брызнула кровь. Телохранитель, не долго думая, приставил пистолет к виску Дрычика и со звериным воплем всадил всю обойму…
    А в это самое время по направлению к порталу прыгал между елок кенгуру, ликуя, что и на этот раз импровизация не только спасла ему жизнь, но и помогла выполнить задание. Вот шеф удивится, увидев его живым и здоровым! Удивится и уж точно не обрадуется…
    В самый последний момент перед отправкой, Пиллум интуитивно подменил в задании земное существо, решив, что заяц – не слишком достойная для профессионального агента оболочка, хоть и отлично вписывающаяся в местность. Пока же он выбирал новую, всех престижных существ разобрали коллеги…
    
    С тех пор тела погибших солдат больше не использовали в качестве контейнеров для контрабанды, а символом свободы и демократии в Объединенных Континентах стал земной кенгуру на фоне южносибирских елок.
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн