Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


  собака

Первый межгалактический или народная мудрость

Блэк

Первый межгалактический или народная мудрость

    Вадим волновался. Его взгляд упал на лицевую панель прибора, в верхней части которой светилась красная лампочка. Вторая лампочка была матовой. Она получала зелёный цвет только в момент срабатывания, заставляя погасать красную лампочку, которая, в свою очередь, будто умирая, теряла свой багрянец. Под лампочками были расположены три кнопки, одна из них пока ещё мерцала перламутровым отливом. Несмотря на то, что никаких надписей на приборе не было, Вадим прекрасно знал, что означает каждая из этих незамысловатых органов управления самого совершенного на планете аппарата. Для того, чтобы создать этот небольшой приборчик координационному комитету по науке и технике пришлось задействовать самые передовые технологии, подключить лучших конструкторов и вместить в небольшой корпус сразу три миниустройства, абсолютно различных по конструктивному исполнению, по элементной базе, и самое главное - по назначению. Каждая кнопка прибора запускала механизм, который воплощал одно из последних достижений науки и техники планеты Земля.
    Вадим нажал третью – перламутровую кнопку и словно актрисы на сцене, лампочки поменялись своими ролями. В тот же миг, абсолютно не нарушая тишины, в портативном коллайдере начался стремительный разгон заряженных микрочастиц. Уже через пару секунд в тоннеле устройства частицы стали носиться с околосветовой скоростью, а ещё через секунду была достигнута сверхсветовая скорость и время медленно, но верно пошло вспять. Когда прошло минус 10 минут, коллайдер остановился, снова загорелась красная лампочка. Таким образом, Вадим использовал последний технический довод своей планеты.
    Теперь можно было сделать другой ход. А это спасало партию. Вадим осторожно приподнял белого коня над доской и переставил его рядом с центральной пешкой. С этой позиции конь простреливал сразу два важных поля. В прошлый раз * Вадим пошёл ладьёй, которая контролировала только одно из стратегически важных направлений, и это чуть было не привело к проигрышу партии, а в итоге к поражению в Первом межгалактическом турнире.
    После того, как Вадим сделал свой ход, он медленно поднял глаза на партнёра по партии и в очередной раз почувствовал лёгкое головокружение и непонятное чувство, слегка похожее то ли на лёгкий экстаз, то ли на приятное возбуждение. В то же время краешком глаза Вадим видел, что на приборе оппонента продолжала светиться зелёная лампочка. Она горела с самого начала.
    Противник Вадима, он же очаровательная голубоглазая блондинка, он же, теперь можно сказать «она же», уроженец планеты Центурия-2, и, наконец, она же – чемпионка цивилизации созвездия Центурия, прилетевшая на Землю для участия в первом межгалактическом турнире по шахматам, с доброжелательной улыбкой смотрела на нашего героя.
    Партия продолжалась.
    ***
    На межгалактическом совете было принято решение, что Первый межгалактический шахматный турнир будет не просто противостоянием лучших умов двух наиболее развитых планет во Вселенной, но и соревнованием в области технологий обоих передовых цивилизаций. Таким образом, можно будет комплексно сопоставить уровень развития цивилизаций (было бы правильнее сказать – уровень разума, но это в итоге будет совсем уж не тактично в отношении проигравшей стороны). Поэтому регламент разрешал каждой из соревнующихся сторон в течение партии использовать три техногенных научных достижения. Для чистоты состязания участник был полностью изолирован от внешнего мира, но ему разрешалось взять с собой техническое устройство, переключать его за счёт своего лимита времени, но не более трёх раз и в разных режимах. Понятно, что все «три раза» должны были уместиться в корпусе одного прибора, не превышающего размер шахматных часов (кстати, на турнире использовались часы старой механической конструкции), но это, как было сказано ранее, уже «дело техники». Ещё одно условие было обязательным: чтобы участник турнира знал, когда используется техпомощь – в этот момент на панели прибора противника должна гореть зелёная лампочка. Ну, а в остальном лучшие шахматисты должны делать своё дело сами.
    ***
     Первая техническая помощь, которую использовал Вадим, столкнувшись с нестандартным развитием ферзевого гамбита, была самой банальной подсказкой – та самая «помощь зала» из различных развлекательных шоу-программ, только реализованная по последнему слову техники. Когда гроссмейстер первый раз включил прибор, тот моментально настроил ментальную связь между кандидатом на межгалактическую шахматную корону и группой консультантов, тренеров, лучших шахматистов планеты, слетевшихся в столицу Земли – Москву** и в данный момент готовых использовать все самые мощные компьютеры солнечной системы. В качестве техпомощи это допускалось. В ответ на свой запрос Вадим получил исчерпывающий разбор позиции в виде символов шахматной нотации и сделал наиболее правильный ход. В принципе, на тот момент он и сам бы справился, но его решение использовать технику в какой-то мере было психологическим манёвром, целью которого являлось заставить партнёра забеспокоиться в начале партии. Ведь участник турнира до конца партии так и не узнает, какое технологическое чудо применяет противник. Секрет, конечно, раскрывается в момент нажатия кнопки, но только для межгалактического жюри.
    Вторая технологическая бомба по своей сути тоже была не нова. Вадим использовал телепатический прибор для того чтобы прочесть мысли партнёрши. Узнав их, Вадим даже немного опешил: чемпионка Центурии, а мыслит на уровне первого юношеского. Ну, что скажешь, блондинка – она и есть блондинка. На какое-то время Вадим совсем успокоился и даже предположил, что третье, самое действенное и секретное оружие ему использовать не придётся. А это значит, что секрет не будет раскрыт перед хоть и дружественной, но чужой цивилизацией. На войне, как говорится, как на войне.
    Но гроссмейстер ошибся. К тридцатому ходу он оказался в цугцванге и любой последующий ход белых приводил к проигрышу. Что там использовала Блондиночка, как он уже привык называть её к этому моменту, он так и не понял. Но факт оставался фактом. Вадима ждало неминуемое поражение, а планету Земля – не только шахматный позор на всю Вселенную. Вот тогда, чтобы не получить мат от женщины, Вадим сам матюгнулся (про себя, конечно, ведь напротив него сидела очаровательная дама) и решил использовать последний аргумент – встроенный в прибор коллайдер, чтобы пустить время вспять и сделать другой ход. К чёрту все шахматные традиции, типа «взялся – ходи»! На карту, вернее на доску поставлена честь планеты. И теперь вместо ладьи в бой вступает конь. Можно спокойно вести партию к победе, постепенно набирая стратегическое преимущество.
    Таким образом, Вадим уже использовал все три технических аргумента своей планеты и теперь вся надежда была на его интеллектуальные способности. Ну что ж, посмотрим кто кого. Всё-таки Вадим был трёхкратным чемпионом солнечной системы, а по профессии - признанным гением в области психологии (правда, земной психологии), а это не мало.
    ***
    После того, как Вадим сделал свой ход, он медленно поднял глаза… «А она ничего, - подумал земной гроссмейстер - даже совсем ничего». Считалось, что жители планеты Центурия-2 не отличаются красотой, или хотя бы привлекательностью. А эта! Хоть и недалёкая (Вадим с усмешкой вспомнил просканированные мысли блондинки), но симпатичная. Нет, не просто симпатичная, а можно сказать очаровательная, или нет – красивая. Точно - красивая».
    Волнение уже было не лёгким. Вадим был вынужден сам себе признаться, что это чувство называется влюблённостью. Что же творится? Его тут послали в шахматы играть, честь планеты защищать, а он взял и втрескался. По уши. Перед глазами промелькнули старший тренер, шеф госбезопасности, президент планеты, и наконец, его Наденька. Любимая супруга, с которой он в согласии проживал уже второй десяток. Он почувствовал, было, стыд перед женой, но этот стыд стал как-то тускнеть и через пару ходов совсем исчез. Теперь все мысли Вадика были сосредоточены на сногсшибательной блондиночке, сидевшей напротив. Его блондиночке. А что. После матча он обязательно пригласит её в ресторан – его победа будет хорошим поводом. А там может и…
    Насколько Вадим знал, браков между землянами и центурианами пока ещё не было. Нет, никакой физиологической несовместимости не существовало. Просто земляне искренне считали, что внешность центуриан настолько отталкивающая с точки зрения земного представления о красоте, что ни один хомо сапиенс не может почувствовать влечение к особе противоположного пола инопланетян. Впрочем, так же как и к особе своего пола. А вот на тебе – шахматистка-блондиночка опровергает все сложившиеся представления об инопланетянах.
    К сорок первому ходу Вадим уже не смотрел на доску. Он заворожено взирал на своего новоиспечённого идола. За исход партии он не беспокоился. Всё уже просчитано и ошибки быть не может. Эндшпиль несложный. Вообще-то в таких случаях партию сдают и непонятно, почему партнёрша не видит очевидного. Но это даже хорошо, ведь он уже и не хочет, чтобы партия быстро закончилась. Он хочет смотреть и смотреть на свою «центурианочку» и строить волнующие планы. Некоторые неудобства, типа развода с Надеждой и проблемы переселения на чужую планету (он почему-то сразу решил, что рванёт заграницу, тьфу ты – на другую планету) его не сильно беспокоили. Главное – чтобы блондиночка приняла его предложение земной руки и самого пылкого во всей солнечной системе сердца. А она обязательно примет – вон с какой страстью она тоже смотрит на него. Эти глаза-озёра. Эти губы-кораллы. Волшебные волосы, подобные великолепию млечного пути. О счастье!
    ***
    Внезапно, нарушив мечтательное состояние Вадима, металлический голос электронного судьи сообщил, что партия окончена победой представителя планеты Центурия-2, госпожи Центуры сто пятьдесят третьей. Окончена в связи с истечением времени, отведённого на партию шахматисту планеты Земля.

      

    До Вадима сразу даже и не дошло. И когда, наконец, он понял, что турнир проигран, он вынужден был перевести взгляд на те самые механические шахматные часы. Флажок его часов упал. Неужели прошло три часа. Обидно. Ну, да ладно. Ему теперь всё равно, главное в жизни не шахматы, не родная планета, а его ненаглядная теперь уже межгалактическая чемпионка. Вадим без особого сожаления отвёл глаза от часов, чтобы снова смотреть и смотреть на свою Любовь. И в этот момент землянин чуть не потерял сознание. В голове взорвался вулкан, к горлу подкатил комок, живот скрутило, руки судорожно задёргались. Он не верил своим глазам. Перед ним сидела уродливая очкастая мымра, даже отдалённо не похожая на его первую школьную учительницу. Партнёрша уже не улыбалась, а строила какие-то чудовищные гримасы, что всегда сопровождало акустическую речь центуриан, изо рта при этом выделялась зеленоватая слюна, ноздри безобразно расширились, а уши начали шевелиться, подобно хлопающим от ветра форточкам. Возможно, она на своём центурианском языке, как и принято в межгалактическом шахматном кодексе, благодарила Вадима за сыгранную партию.
     Прибор, лежащий по правую руку страхолюдины, горел красным огоньком, то есть был полностью дезактивирован.
    И Вадим всё понял. До его сознания, наконец, достучалась разгадка той технической, вернее психологической новинки, которую в течении всей партии применяло это отвратительное инопланетное существо. Ему вспомнилась народная мудрость - влюблённые часов не наблюдают!
    
    сентябрь 2010
    
    * (прим. правильнее было бы сказать – «в будущий», но для понимания пусть будет «в прошлый»)
     ** (спец прим. для международного конкурса юмористической фантастики: израильтянам можно читать как «Иерусалим», американцам - «Нью-Йорк», украинцам - «Киев» (захiднiм – «Львiв») и т.д.)
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн