Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Девять кошачьих жизней

Гантенбайн

Девять кошачьих жизней

     

    Необъяснимая ситуация повторялась уже несколько дней. В одно и то же время Самохин подходил к раскрытому окну офиса и смотрел на стену напротив. Стена была частью здания, построенного, по крайней мере, лет двести назад, и вид старого кирпича с такой же старой кладкой создавали некое подобие успокоенности и приближения к вечности.
    Уже несколько недель над городом стояла медленная тягучая жара. Плавящийся асфальт плавно переходил в переплавку серого вещества мозга. Двухсотлетний кирпич стены, находящейся в вечной тени, да ещё и с загадочным указателем «Убежище», навевал мысль о прохладе этого почти полукрепостного пространства. Тогда же, когда Самохин подходил к окну, из двери в стене выходил странно-разноцветный то ли кот, то ли кошка, кто же их кошачьих разберёт на таком расстоянии. В течение нескольких секунд он смотрел в сторону Самохина, затем мяукал, шипел и медленно с достоинством удалялся во двор по стрелке с надписью «Убежище».
    Увидев кота в первый раз, Самохин не придал этому никакого значения. Ну, кот. Ну, бродит по улице. Ну, мяукает. Он постоял, посмотрел в след четвероногому, подумал, как ему, вероятно, жарко. Какое-то движение в окне на четвёртом этаже здания Самохин заметил сразу же, как только кот скрылся за углом. Он посмотрел вверх и увидел ту же кошачью морду. «Чеширский кот,- подумали плавящиеся мозги Самохина, - сейчас ещё и улыбаться начнёт». Вопреки предположению кот улыбаться не начал. Наоборот он довольно злобно посмотрел в сторону Самохина, не менее злобно мяукнул. И … прыгнул вниз на металлический козырёк над входом в здание.
    Грохот от удара кот произвёл почти громоподобный. Грохот этот сочетался с отчаянным «Мяк», вылетевшим из кошачьей пасти. Ещё более удивительным было то, что кот падал вниз вопреки всем законам всемирного тяготения. Вернее, он даже не падал, он парил, как в замедленной съёмке. Но и грохот и «Мяк» были такими, будто с крыши упал бегемот. Пусть даже и карликовый. «А в глазах у него, наверное, молнии», - неожиданно подумал Самохин, как-то не придав поначалу особого значения ни фактической телепортации, ни чересчур медленному полёту, да и странному поступку животного тоже. В конце концов, это могли быть коты-близнецы, а там на третьем этаже за ним мог погнаться какой-нибудь кошачий враг в лице стаффордширского терьера. Какое-то время кот полежал на козырьке, приходя в себя. Затем неуверенно-скользящей походкой подобрался к окну второго этажа, находящемуся, фактически, над козырьком. С трудом поднял своё разноцветное кошачье туловище в оконный проём и скрылся в прохладных глубинах двухсотлетней постройки.
    На другой день ситуация повторилась. Кот точно также вышел из двери, зашипел на Самохина, ушёл за угол, телепортировался на четвёртый этаж, опять злобно посмотрел в самохинскую сторону, прыгнул на металлический козырёк, издал своё фирменное «Мяк» и вскарабкался на окно. Самохину в голову закралась странная мысль, а уж не сошёл ли кот от этой жары с ума? Это вполне могло быть. Но когда на третий, четвёртый и пятый день ситуация повторилась точно в такой же последовательности, в расплавляющемся мозгу Самохина появилась мысль другая – а уж не сходит ли с ума он сам? И всё происходящее всего лишь плод его разгорячённого больного воображения. Срочно требовался свидетель.
    Следующие суицидные действия кота должны были произойти ровно через сутки. К этому времени Самохин подтащил к окну своего друга Рому, пообещав, что он увидит что-то чрезвычайно интересное. Обещанию не суждено было сбыться. В обозначенное время кот вышел из своей обычной двери.
    - Ну, чего тут у тебя, - спросил Рома.
    - Сейчас, сейчас, - ответил Самохин, - смотри, что сейчас будет.
    Но здесь, с точки зрения Самохина, кот повёл себя несколько неадекватно. Он посмотрел в сторону пялящихся на него друзей. Затем, как показалось Самохину, ехидно улыбнулся и, развернувшись, спокойно вернулся назад.
    Рома с тоской посмотрел на кота, затем с не меньшей тоской на Самохина. Он совершенно не понимал, зачем его притащили к этому окну и заставили смотреть на гуляющего самого по себе кота. Пусть даже на фоне двухсотлетней кладки.
    - Сам ничего не понимаю, - начал оправдываться Самохин. – Он каждый день в это время такое выдаёт…
    - Что он выдаёт? – лениво спросил Рома. – Ну, что может выдавать кот. Он может замяукать, зашипеть, в лучшем случае поймать мышь или крысу. В конце концов, может схватить кошку и долго не отпускать. Но сейчас не сезон. Котам и кошкам жарко. Им не до их кошачьего секса.
    - Нет, Ром, понимаешь.… Как бы тебе объяснить. В общем он … телепортировался…
    - Извини, друг, но как это ни странно звучит – в телепортацию котов я почему-то не верю. Представляешь?
    - Слушай, это ещё не всё, - Самохин понимал, что потерял контроль над ситуацией. Сейчас Рома уйдёт, и ему уже некого будет убеждать в странном поведении кота. - Он телепортируется и прыгает с четвёртого этажа.
    - В отпуск, старик. В отпуск немедленно.- Рома покровительственно похлопал Самохина по плечу.- Хотя… Сколько раз ты говоришь ты наблюдал эту картинку?
    - Пять. Каждый раз в одно и то же время. В 11.11. А что?
    - Ничего. Посмотри туда. – Рома высунулся из окна и показал куда-то наверх. – Там камера наблюдения. Если твой кошачий совершал действия парадоксальные с точки зрения физики и психологии животных, то это должно быть записано. Пойдём, поищем наших секьюрити.
    
    Комната охраны находилась на другом конце коридора. Рома уговорил прокрутить запись прошлого понедельника с 11. 05 до 11.15. Никакого самоубийства кота в записи обнаружено не было. Не было его ни во вторник, ни в среду, ни в четверг. Когда просматривали пятницу, Рома уже сочувственно смотрел на сжимающегося Самохина, дружески положив ему руку на плечо. Поскольку в записи не присутствовали не только телепортационно-суицидные действия кота. Там не было и самого кота.
    - Может, ты время перепутал? – спросил Рома.
    - Нет, - ответил шёпотом Самохин, - Ром, я сошёл с ума?
    - Погоди-ка ещё не всё потеряно. Покажите сегодняшнюю запись.
    На сегодняшней записи кота тоже не было.
    - Но ведь я же его видел, - сказал Рома. – Я его видел, - повторил он ещё раз приободрившемуся Самохину, который осознал, что он совсем не сумасшедший. Просто они имеют дело с котом-призраком.
    Они шли по коридору, а Рома всё не успевал повторять одну и ту же фразу: «Я его видел. Я его видел». Уже у двери кабинета, внезапно остановившись, он повернулся к Самохину и выдал логическое заключение.
    - Ты кота видел? Видел. Я его тоже видел. Ты его видел шесть раз, а я – один. Но всё равно и ты, и я кота видели. Значит, он есть, он существует.
    Они не торопились заходить в комнату, так было совершенно понятно, что этот разговор продолжить за рабочим столом не удастся. Могут принять за окончательно свихнувшихся офисных работников, а таковыми они себя теперь уже не считали.
    Самохин предложил включить логику. Было понятно, что кот – невидимка, призрак или кто он там ещё был на самом деле (если, конечно, само дело существовало, как бы парадоксально это ни звучало), не хотел совершать свои странноватые поступки при посторонних. К посторонним относился Рома. Самохин же почему-то был принят за своего – ближний круг, так сказать. Логические заключения также подсказывали, что в этот день кот никаких действий предпринимать уже не будет – ему, вероятно, требовалось определённое и точное время.
    - Давай так, - предложил Самохин, - я попробую завтра это заснять на мобильник.
    - И чего? – удивился Рома. – Мы ведь уже смотрели записи, его там нет.
    - Смотри, охрана пишет на плёнку. У них техника довольно старенькая. А мобильник даёт цифровой сигнал. Поэтому чем кот не шутит, - пошутил уже в свою очередь Самохин.
    На следующий день друзья подошли к делу основательно. Закрепили незаметно, как казалось, на подоконнике мобильный телефон и оставили Самохина на посту одного. В назначенное время кот вышел по своему обыкновению на свой обычный маршрут и удовлетворённо посмотрел на штатного наблюдателя. Затем победоносно удалился за угол, в следующее мгновение показался в окне и сделал очередной прыжок. «Шесть», - подумал Самохин.
    Дождавшись исчезновения кота Самохин схватил телефон и побежал к Роме.
    - Ну, давай включай, - нетерпеливо сказал тот. В записи мобильника кот делал всё, как и полагалось. Выходил, исчезал, появлялся, прыгал, замедлялся и выдавал своё фирменное, отчаянное «Мяк!».
    - Вот это да, - только и смог сказать Роман.- Что это было?
    - Не знаю, - ответил Самохин, - но это было. Теперь и ты это видел. – Тем временем, в его сознание закралось смутное подозрение, которым делиться он не спешил. Подозрение это заключалось в воспоминании об очень древнем поверье о девяти кошачьих жизнях. Если это так, то кот по неизвестным пока причинам пытался расстаться со всеми девятью. Возможно, в его сознании твёрдо отложилась мысль о некоем переходе по прошествии девяти жизней из кошачьего состояния в какое-то другое. Может быть и человеческое.
    В среду Самохин решил не говорить Роме о том, что происходит. И когда тот вопросительно посмотрел на Самохина, он отрицательно покачал головой и сказал, что ничего не было. Совсем ничего. Мол, кот исчез, мы столкнулись с необъяснимой загадкой, о которой лучше никому не рассказывать, чтобы не считали психами.
    И в четверг, и в пятницу всё шло так, как и предполагал Самохин. Кот действовал по предполагаемому сценарию. В последний день, правда, Самохин провёл в некотором напряжении. Ведь после девятого прыжка должна была последовать та самая трансформация, метаморфоза, которой он ожидал почти две недели с перерывом на выходные. Но ничего не произошло.
    Нельзя сказать, что совсем уж ничего. Кот, судя по всему, уже заметно устал от такого образа жизни. Ему, вероятно, смертельно надоело, как это не парадоксально звучит, прыгать и опять вставать. А может быть, он тоже боялся этого девятого прыжка, потому что тот должен был стать последним.
    Нет. Кот не умер. Он поднялся, посмотрел в сторону Самохина усталым взглядом и неуверенной, но с полным достоинством походкой ушёл. Самохин не видел, что происходило дальше. А дальше происходило что-то совершенно необъяснимое и ещё более невероятное, чем перед этим. Кот просто исчез. Не было ни дыма, ни запаха серы и ничего другого, что могло бы происходить по правилам исчезновения живых существ.
    Самохин продолжал стоять у окна. Внезапно он всё вспомнил и всё понял. Ему почему-то нестерпимо захотелось закурить, когда за своей спиной он услышал стук каблуков. Желание закурить было странным, потому что Самохин просто не мог знать о нём. Он не курил никогда в жизни. В этой жизни. На этой планете.
    - Да, это было сложно. - Сказал женский голос за спиной, и на плечо Самохина легла тонкая женская рука с оранжевыми ногтями.

      

    - Почему у тебя ногти оранжевые?
    - Понятия не имею, - ответила женщина. – Ты задаёшь дурацкие вопросы. Тебе не кажется, что есть более важные дела? Как тебе вообще могло прийти в голову такое? Сбежать на эту планету, да ещё и в прошлое. К тому же в параллельное измерение.
    - Я думал, что меня не найдут. К тому же трансформироваться сюда очень сложно. Ты ведь сама это почувствовала. Мне тоже пришлось через это пройти. Только у меня получилось всё гораздо сложнее. Трансформировавшись в человека, я полностью забыл, что было до этого. Думаю, так происходит со всеми. Как тебе удалось?
    - Спецподготовка. Ладно, как там тебя сейчас зовут? Самохин, Вы арестованы и подлежите экстрадиции. Транспортировка произойдёт немедленно. Есть какие-то возражения, которые могут повлиять на решение Верховного Суда?
    - Самохин! – Послышался сзади голос Ромы. – Познакомь с девушкой. Где ты всё это время прятал такую красавицу?
    - Малыш, - ответила женщина. – Я бы с тобой тоже поговорила. Но ты проходишь по другому отделу. Неплательщиками алиментов занимаются другие, а моя специализация – невыполнение обещаний. Кстати, я сообщу, что видела тебя здесь.
    Последнее что увидел и запомнил Самохин на этой планете – это изумленные глаза Ромы, внезапно понявшего, что скоро и ему предстоит такое же внезапное путешествие. Самохину же предстояло отбывать наказание, назначенное судом в другом времени, на другой планете и в другом измерении. Ему предстояло выполнить всё то, что им было обещано. Судя по всему, процесс предстоял длительный.
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн