Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


  шариковые направляющие 1000мм

ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ О ГЛОБАЛЬНОЙ ХОТЕЛКЕ

Мефодий Топонимец

ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ О ГЛОБАЛЬНОЙ ХОТЕЛКЕ

     

    0.
    Пару месяцев назад я открыл всемирный закон хотения и на основе его творческого применения в приусадебном хозяйстве вырастил первую в мире глобальную хотелку. Хотелка получилась на славу – нежно-розовая, как самые сокровенные мои мечты.
    Увы, наше мироздание сконструировано так, что любое мыслящее существо может в нем хотеть по настоящему только семь раз. Поэтому придуманная мной хотелка была, строго говоря, всего лишь семихотелкой.
    В дикой природе хотелки изредка тоже встречаются и носят название семицветиков, но они маломощны и имеют малый радиус воздействия. Моя же хотелка была рассчитана на всю нашу Вселенную – от точечной родинки на кончике моего носа до самых далеких квазаров.
    Для исполнения любой мечты нужно было всего лишь отделить от семихотельного столбца один хотенец – продолговатый цилиндр с закругленными концами, похожий на выкрашенный в розовый цвет огурец, потереть его в ладонях и мысленно произнести набор слов, подробно и внятно описывающих серию сокровенных желаний. Хотенец прямо на глазах разбухал, нырял в какие-то гипер-пупер-пространства и уже оттуда приступал к исполнению востребованного.
    Я человек не тщеславный, за славой не гонюсь, но для блага земной цивилизации решил немедленно ознакомить широкую мировую общественность с моим открытием.
    
    1.
    Процесс презентации я начал с собственной любимой супруги.
    - Дорогая, - сказал я за ужином, - мной создана совершенно гениальная вещь – хотелка. От нее нужно всего лишь отделить один хотенец, потереть его в ладонях и загадать несколько желаний…
    Супруга давно уже привыкла к моей изобретательской деятельности и научным открытиям мирового значения. Поэтому она с легкой улыбкой на устах приняла из моих рук оторванный от ствола хотелки розовый огурец и уверенно пробежалась по его пупырчатой поверхности нежными пальчиками…
    Уже на следующее утро я внезапно проникся глубокой сыновней любовью к собственной теще Олимпиаде Казимировне. Фотографию мамы моей жены я теперь ношу, как самую дорогую ценность в кармане рубашки у самого сердца.
    По вечерам я, высунув язык от усердия, бегаю по магазинам и целыми авоськами закупаю продукты и всякую всячину «для дома, для семьи».
    После ужина я тщательно мою посуду, прибираюсь в квартире и выношу пакет с мусором. Моя любимая в это время смотрит по телевизору российско-мексиканские сериалы, болтает по телефону с подругами или шляется по кабакам, парикмахерским и фитнесам.
    В ночное время – вместо привычного зависания на интернетовских сайтах - я стал педантично и регулярно выполнять супружеский долг. К моему глубокому огорчению, все остальные женщины, кроме моей супруги, перестали для меня существовать как субъекты плотских влечений и страстей.
    - Вот видишь, - с гордостью сказал я жене. – Все эти перемены - результат применения моей хотелки!
    - Ах, мой милый Ферапонтик, - горячо любимая супруга скептически сморщила носик, погладила меня по голове и от избытка чувств чмокнула в щеку. – После пятнадцати лет супружеской жизни ты, наконец, сделался человеком! А говорят, что мужчину нельзя перевоспитать… Твой пример доказывает банальную истину: терпение и труд – все перетрут!
    Она наотрез отказалась верить, что необратимые перемены в моей личности возникли исключительно благодаря использованию плода розовой хотелки.
    
    2.
    Я рассказал о своем открытии лучшему другу, наперснику детских и юношеских забав, писателю Пашке Мухоморову. Пашка как раз с упорством экскаватора, вгрызающегося в плотный и сухой грунт, дописывал восемьдесят шестой том своего будущего собрания сочинений, и жил надеждой, что еще до истечения нынешнего года в каком-нибудь издательстве выйдет, наконец, его первая книга…
    Как-то после напряженного рабочего дня я заглянул к нему домой и презентовал писателю Мухоморову второй экземпляр хотенца.
    - Похоже на очень толстую наливную авторучку, - Пашка повертел в руках розовый огурец и небрежно сунул его в ящик необъятного письменного стола. – Ладно, на свежую голову посмотрю. А теперь пошли на кухню пить пиво!
    Через неделю Пашка вдруг проникся любовью к экзотическим животным и поселил у себя на балконе ярко-рыжую крылатую лошадь.
    Он, наконец, решился покончить со своим статусом закоренелого холостяка и женился на хорошенькой молоденькой женщине по имени Муза.
    Ну, и в довесок ко всем этим чудесам, писатель Мухоморов внезапно сделался лауреатом Нобелевской премии по литературе, имея за душой всего две публикации микроскопического объема рассказиков в многотиражке оленеводческого хозяйства где-то под Нарьян-Маром.
    Тиражи Пашкиных книг, чохом изданных сразу несколькими крупными издательствами, мигом прыгнули за многомиллионные отметки. Толстенькие тома авторства Мухоморова можно было теперь найти в любом человеческом жилище на всех континентах Земли.
    Среди туземцев Экваториальной Африки, которые не знали ни слова по-русски, возник религиозный культ Священной Книги Му-Хо-Моро. После ее прочтения особенно хорошо собирались кокосы, кушались бананы и ловились крокодилы.
    У жителей Крайнего Севера вошло в привычку на ночь класть Пашкины фолианты на голый живот. Местные колдуны и шаманы пришли к выводу, что литературные произведения моего друга способствуют лечению пупковой грыжи, выводу шлаков из организма и радикально предотвращают нежелательную беременность.
    Но особенно полюбилось творчество Мухоморова молоденьким девушкам. В российской глубинке, в бразильских джунглях и на морских берегах далекого Барбадоса одновременно родилось поверье, что книги с Пашкиными опусами можно использовать для гадания. Для этого нужно двадцать один раз наугад открыть любой том писателя Мухоморова и с закрытыми глазами кончиком острой иглы ткнуть в текст. Из полученного таким образом набора букв легко складывались имена и фамилии потенциальных женихов и пламенных любовников.
    - Сработал хотенец с моей хотелки! – ликуя, констатировал я, зайдя в гости к новоиспеченному лауреату литературной Нобелевки.
    - Твой хотенец до сих пор лежит в моем столе, - ответил Пашка и почему-то сразу же отвел в сторону глаза. – Просто народы мира поднялись до понимания великой сущности моих книг. Прониклись крепким духом стихов и прозы писателя Павла Борисовича Мухоморова!
    Он так и сказал о себе - по имени-отчеству и в третьем лице. А меня снисходительно похлопал по плечу.
    
    3.
    Следующим, к кому я пришел со своим великим открытием, был мой непосредственный шеф – начальник отдела в нашем научно-исследовательском институте.
    - Я же просил не беспокоить меня по пустякам? – раздраженно буркнул шеф, на мгновение оторвавшись от ноутбука. Он, - по слухам, улитками расползавшимся по институтским коридорам, - серьезно завяз на шестьдесят восьмом уровне компьютерной «бродилки» «Сталкер». – Что у тебя, Приморейкин?
    - Вот, Федор Иванович, открытие, - робко начал я и протянул ему розовый хотенец. – Мирового значения и гениальное…
    Я вкратце объяснил ему суть дела.
    - Огурец как огурец, - шеф взял хотенец и изогнул полные губы в недоверчивой ухмылке. – Разве что розовый, твердый и без черенка… Хорошо, оставляй, я разберусь. На следующей неделе зайдешь.
    Но зайти на следующей неделе к нему я не смог.
    Шефа уже в понедельник назначили замдиректора института, присвоив докторскую степень без защиты диссертации по итогам каких-то особо секретных научных работ, о существовании которых никто и не подозревал.
    В приемной перед его кабинетом теперь сидит сексапильная стервозно-красивая секретарша с четкой установкой никого не допускать «к телу» Федора Ивановича и не беспокоить его по пустякам.
    В курилках нашего института сложилось общее мнение, что мой бывший шеф неким волшебным образом таки прошел шестьдесят восьмой уровень «Сталкера».
    
    4.
    Четвертой попытке презентовать свое открытие я смело придал городские масштабы. Я записался на прием к мэру нашего города, чтобы при личной встрече вручить ему розовый огурец хотенца. Мэру предстояли перевыборы на второй срок, и он неожиданно сделался открытым и доступным для избирателей.
    - Будем считать это вашим взносом в мой предвыборный фонд, уважаемый Ферапонт Идальгович, - мэр блеснул безупречной «голливудской» улыбкой, принимая от меня продолговатый розовый плод хотелки. – Этот подарок, товарищ Приморейкин, очень символично отражает фаллическую сущность взаимоотношений между властью и народом…
    Он принялся с жаром и энтузиазмом излагать мне свою предвыборную программу: наш районный центр с тридцатитысячным населением станет городом цветочных клумб, парков и фонтанов, начнется массированное жилищное строительство, прольется золотой дождь иноземных инвестиций и под площадями и улицами будет проложена первая ветка метрополитена.
    Я вышел от мэра, вдохновленный на новые научные дерзания и окрыленный светлыми перспективами родного края.
    Мэр с блеском прошел избирательную кампанию и был избран на второй срок.
    После выборов на оппозиционных сайтах в интернете вдруг всплыла информация, что у нашего градоначальника появились квартиры в Брюсселе, Лондоне и Париже, шикарные виллы в Ницце и на Канарских островах, огромный дом в Куршевеле.
    Журнал «Форбс» ни с того, ни с сего включил нашего мэра в десятку самых богатых людей планеты.
    А из самой мэрии через месяц после выборов на мой адрес пришла странная отписка: «Ваша просьба от такого-то числа и за таким-то номером будет удовлетворена в четвертом квартале будущего года при наличии бюджетного финансирования». И чья-то неразборчивая закорючка вместо подписи…
    
    5.
    Я понял, что уровень городского руководителя явно мал для адекватного восприятия открытия всемирно-глобального масштаба, и написал письмо с изложением своего научного достижения председателю парламента нашего края. Спикер всегда казался мне неким интеллектуалом на фоне простых народных лиц наших государственных чиновников. А сам хотенец я отправил посылкой с уведомлением о вручении адресату.
    Уж и не знаю, к кому из референтов председателя краевого парламента попали мои письмо и посылка, но до нужного адресата они все-таки дошли.
    Не прошло и семи дней, как Америка за сущие гроши вернула России Аляску. Аляска немедленно вошла в состав нашего края в качестве Северо-американского района.
    Рейтинг спикера вдруг попер вверх как на дрожжах и к концу месяца достиг стопроцентной отметки народной поддержки в масштабах всей страны.
    Совершенно неожиданно председателя нашего местного парламента по совместительству избрали Генеральным секретарем Организации Объединенных наций. В мировом политическом бомонде шушукаются, что новый Генсек всерьез собирается учредить пост Президента Земли и успешно на него пробаллотироваться.
    Я написал пространное письмо новому руководителю ООН с подробным разъяснением причин случившихся с ним метаморфоз. Несколько дней спустя моей жене кто-то позвонил и приятным голосом с легким английским акцентом вежливо поинтересовался, давно ли я снялся с психиатрического учета. Осчастливленная происшедшими со мной переменами, супруга не менее вежливо ответила, что среди психов я сроду не значился, а если когда-то тайно и состоял на учете в какой-нибудь «душевной» больничке, то к настоящему времени уже полностью и окончательно излечился и в быту проявляю себя, как любящий муж и хороший семьянин. На другом конце телефонного провода неопределенно хмыкнули, и не проронив больше ни слова, положили трубку.
    А в ближайшее же воскресенье после этого телефонного звонка ко мне в квартиру наведался наш участковый Гриша. Я предложил ему выпить чашку кофе, и после того, как мы начали третью бутылку водки, Гриша, разрыдавшись у меня на груди, покаянно сознался, что пришел ко мне не по своей воле, а по приказу высоких милицейских чинов в рамках кампании по борьбе с международным терроризмом.
    
    6.
    Мне хотелось рвать на себе волосы: люди вовсю пользовались плодами моего труда, но не отдавали себе отчета, что исполнение их сокровенных желаний – результат применения хотенцев с моей хотелки. Повторюсь: я не тщеславен и мне не нужна слава, но… Но все-таки мне было до слез обидно!
    Я вспомнил, что хотелка у меня не простая, а глобальная и решил предать шестой попытке презентовать свое открытие в полном смысле слова всепланетный характер. Доказательство, подтверждающее мое научное достижение, должно было стать абсолютно очевидным, просматриваться практически из всех уголков Земли и ненавязчиво напоминать о себе хотя бы раз в сутки.
    Любое серьезное дело лучше всего начинать с понедельника. Я дождался вечера первого дня недели, оторвал от хотелки шестой хотенец, сжал его в ладонях и обратил свой взор на Луну.
    Я нарастил массу естественного спутника Земли, добавив в ее каменное ядро пару наперстков сверхплотного вещества, дистанционно добытого мной из недр нейтронной звезды в центре соседней галактики.
    Я отвел Селену на такое расстояние от Земли, чтобы ее отяжелевшее тело не вредило усилившимися приливами прибрежным районам земных материков.
    Я раскрутил сателлит нашей планеты так, чтобы сутки на его поверхности в точности равнялись земным, а направление оси его вращения обеспечивало обычную для землян смену времен года.
    Я создал на Луне пригодную для дыхания человека атмосферу, разлил моря и океаны воды, посадил деревья и травы и запустил в новый мир самых симпатичных и миролюбивых существ, взятых попарно с лучших планет нашей Галактики.
    Все сделанное мной, я подробно описал в «Открытом письме человечеству Земли» и по электронной почте немедленно разослал его текст на адреса крупных мировых информационных агентств и в самые популярные средства массовой информации.
    После шести дней напряженной творческой работы над ликом новой Луны седьмые сутки я провел в состоянии блаженного покоя и легкой эйфории, предвкушая реакцию безмерно благодарного человечества на мои труды.
    Следующий понедельник выдался тяжелым и не принес мне ожидавшейся радости.
    Человечество не оценило должным образом мою работу. Нет, конечно, происшедшие с Луной перемены заметили все. Еще бы: Селена из унылого пепельно-желтого блина на земном небе всего лишь за неделю стала зеленовато-синим шаром, окуталась белым рваным одеялом облаков, радужно заиграла в солнечных лучах округлым контуром атмосферной оболочки.
    Но все эти изменения светила мировой науки, важно надувая щеки и глубокомысленно морща лбы, приписали естественным процессам эволюции ближайшего к Земле небесного тела. Дескать, в тенистой глубине лунных кратеров давно уже были замечены замерзшие вода и атмосферные газы. Предполагалось, что еще ниже, под лунной пылью и каменными сводами герметично закупоренных матушкой-природой пещер, есть целые пласты воды и сжиженного газа. И вот теперь под воздействием солнечных лучей они, наконец-то, оттаяли и рванулись наружу из подземных хранилищ. А с ними поднялась на-гора и лунная биосфера, которая, оказывается, уже миллионы лет существовала в недрах околоземной планетки.
    Появление в небе обновленной Луны привело к резкому обострению международных отношений. Соединенные Штаты заявили о своем намерении сделать естественный спутник Земли своим пятидесятым штатом – взамен проданной России Аляски - на том простом основании, что американец Нил Армстронг еще в июле 1969 года первым из людей ступил на лунную поверхность и водрузил на ней звездно-полосатое знамя. Вашингтону резко возражала Москва, которая считала Луну территориальным субъектом Российской Федерации, поскольку в сентябре 1959 года – на десять лет раньше американцев! – советская ракета «Луна-2» вонзилась в каменистое тело Селены, доставив на нее пятиугольный вымпел с надписью «СССР». Китай и некоторые азиатские страны громогласно требовали рассматривать Луну как общемировую ценность, а участки на ее поверхности распределять в зависимости от численности населения земных стран.
    Мое «Открытое письмо человечеству Земли» никто всерьез не воспринял. Пара-тройка общеизвестных газет разразилась едкими фельетонами на мой счет, на нескольких форумах в интернете завязалась оживленная дискуссия о роли сумасшедших в истории мировой цивилизации, да еще один шутник отправил написанный мной текст на конкурс юмористических фантастических рассказов имени Ильи Варшавского – вот, пожалуй, и все.
    
    7.
    Я в ужасе обхватил голову руками и задумался.
    Человечество оказалось не готовым принять ни всемирный закон хотения, ни его материальное воплощение – мою хотелку. Мелкое в человеческих душах возобладало над великим. Люди разучились - или же вообще не умели с детства - мечтать о возвышенном, хотеть настоящего большого счастья для всех, а не только лично для себя.
    Конечно, у меня был еще седьмой хотенец, и я мог попробовать исправить все человечество одним махом. Пожелать, например, чтобы все перестали хотеть «по малому» и начали хотеть «по большому».
    Но я не сделал этого по двум причинам.
    Мне было не совсем ясно, что повлечет в физиологическом плане массовый отказ людей хотеть «по малому» и острое желание хотеть «по большому».
    И главное: в решении осчастливить скопом все человечество мне виделось что-то излишне рациональное, принудительное и неестественное. Существуют искусственное оплодотворение, искусственные роды, искусственное кормление… А теперь должно было появиться еще и искусственное хотение. Не станет ли в результате моего вмешательства человек целиком искусственным? Не превратится ли он во вселенского иждивенца, совершенно не способного к самостоятельной жизни?
    Поэтому, поразмыслив, я оторвал от хотелки седьмой хотенец и вычеркнул всемирный закон хотения из перечня мировых законов. Правда, не совсем, а условно – если большинство людей все-таки научатся хотеть не только для себя, но и для других, всемирный закон хотения мигом будет восстановлен в его общемировых правах.
    Применение седьмого хотенца привело к кое-каким незначительным подвижкам в мироздании.
    Астрономы отыскали, наконец, во Вселенной многочисленные островки «темной материи» и мощные выхлопы вакуумной энергии. Земные модницы утверждают, что из космической «темной материи» можно пошить нижнее женское белье очень пикантных фасонов, а вакуумная энергия хороша для разглаживания морщин и борьбы с целлюлитом.
    На Большом адронном коллайдере в Швейцарии физики таки поймали ранее неуловимый бозон Хиггса. Отловленный в научные сети бозон повел себя так непредсказуемо и агрессивно, что его немедленно переименовали в борзон и отпустили от греха подальше.
    В хоженом-перехоженном вдоль и поперек подмосковном бору грибники неожиданно наткнулись на большое племя «снежных людей», никогда не видевшее человеческой цивилизации и жившее по законам матриархата. Мировое феминистское движение воспряло духом и массово ринулось в леса и джунгли строить новое, свободное от мужчин общество.
    Но в целом мир устоял и почти не изменился.

      

    Слегка пострадали только пришельцы из созвездия Цефея, прибывшие на Землю с тайной разведывательной миссией, - что-то в их секретных технологиях было завязано на ставший временно недееспособным всемирный закон хотения. В течение недели рассекреченные цефеяне проводили протестную акцию, выстроив в небе над мои домом свои «тарелки» и прочую летающую посуду, а потом были разогнаны нашим городским ОМОНом с применением сельхозавиации, оштрафованы районным судом за несанкционированный пикет и с позором депортированы на историческую родину.
    
    0.
    Я выпросил у жены большой цветочный горшок, поставил его на балконе и воткнул ствол хотелки в землю. Полил водой и добавил в почву удобрений – гремучей смеси из гормонов мартовского кота, толченой виагры и спиртовой настойки приворотного зелья.
    Через неделю на розовом стволе хотелки обозначилось семь микроскопических бугорков – это росли новые хотенцы. Темп их роста был теперь напрямую увязан мной со способностью человечества хотеть не только личного, но и глобального счастья.
    Я мысленно сравнил размеры появившихся бугорков с габаритами взрослых хотенцев и горько вздохнул.
    Нам, человечеству, предстоит еще изрядно потрудиться над собой…
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн