Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Размер имеет значение

Вискас

Размер имеет значение

     

    У космического путешественника Артемия Надежина были два жизненных принципа: никогда не унывать и ничему не удивляться. Впрочем, его дерзкий до неприличия кибер Рубус неизменно добавлял за хозяина еще один: «И слушаться меня!»
    Вселенную бороздят по-всякому. Один выбирает рубку боевого крейсера, другой — уютную каюту пассажирского лайнера, третий - стремительную спортивную яхту. Но Артемий был не из их числа — он предпочитал странствовать по Галактике на попутном транспорте. Вот и на этот раз сумел договориться со шкипером крошечной посудины, чтобы тот подбросил до Церкопии.
    Шкипер, конечно, поворчал для вида, что у него торговое судно, а не космический извозчик, но в душе был рад. Правда, нахальный кибер-инсектоид не понравился ему с первого взгляда, зато его хозяин внушал симпатию и доверие. Вообще, видно было, что эта парочка успела пройти воду, огонь и медные трубы!
    Пассажирской каюты, разумеется, на кораблике не нашлось, и Артемию с Рубусом пришлось ютиться в одном из вспомогательных отсеков. Но им было не привыкать.
    Половина пути прошла обыденно, если не сказать — скучно. А вот затем...
    Шкипер увидел Нечто, когда готовился к очередному гиперпереходу. Сначала он не поверил собственным глазам и попытался объяснить «глюк» неполадками приборов. Они могли преподнести любой сюрприз, потому что не обновлялись с незапамятных времен.
    Вздохнув, шкипер выключил обзорный экран и принялся диагностировать аппаратуру. У пары блоков выявил позднее срабатывание, но терпимое – почти в пределах нормы. Остальные, несмотря на возраст, были в полном порядке и выкинуть фокус никак не могли.
    Он снова включил экран - и в испуге шарахнулся назад: Нечто красовалось на том же месте, даже слегка приблизилось!
    - Чтоб мне попасть в метеоритный рой! – выругался шкипер. – Чтоб меня разорвало и раскидало на тысячу парсеков! Чтоб мои потроха поджарила Сверхновая… Неужели это… Он?!
    Шкипер, если честно, не отличался несгибаемой силой духа, а попросту говоря, был трусоват. Хорошо капитанам огромных кораблей со спасательными отсеками, шлюпками и прочими прибамбасами! Вообще, большая команда – уже плюс: если что случится – есть кому прийти на помощь. А вот поболтались бы они в одиночку столько лет на старой посудине, которую все никак не спишут в утиль! Первый же метеорит, способный пробить защиту, станет и последним. Хорошо еще, что изредка на борту бывает пассажир - тогда не так страшно. Толку от него, конечно, никакого, но вдвоем все-таки веселее. Когда же ты один, как перст, порой накатывает такое, что хочется биться головой о переборки…
    К счастью, на этот раз он попутчиком разжился. И, бормоча древние заклинания звездных волков, якобы кому-то когда-то принесшие удачу, шкипер поспешил к нему.
    Артемий убивал время, пытаясь одолеть Рубуса в одиннадцатой версии знаменитой игры «Орион против Волопаса». Кибер был ростом с хорошую овчарку, а напоминал ярко-зеленого кузнечика с красивыми черными полосками и светло-коричневыми разводами на боках. «Личико» у него было совершенно фантастическое, но довольно симпатичное и даже, как отмечали некоторые, интеллектуальное. Сделанное из особого полимера, оно могло принимать самые разные выражения.
    Сам Рубус гордо называл себя советником хозяина по выживанию в экстремальных ситуациях — и, действительно, не раз выручал его во всяких передрягах. Но чаще он вел себя так, что Надежину хотелось разобрать дерзкого кузнечика-переростка на запчасти!
    Вот и сейчас, как обычно, кибер безбожно жульничал. Похоже, он тайно завел себе дополнительный корвет сверх четырех положенных – замаскировал среди вспомогательной мелюзги, да еще прикрыл наспех сотворенной туманностью. Когда хозяин пытался его уличить, Рубус клялся в своей кристальной честности, а если тот усиливал нажим — начинал огрызаться. Это он умел! «Ладно, через несколько ходов припру его окончательно, – решил Артемий. – Даже интересно, как будет выкручиваться». Но тут он увидел шкипера и, потрясенный выражением его лица, «зевнул» целый крейсер.
    - Что случилось?
    - Он!.. – почему-то шепотом ответил шкипер.
    Артемий с Рубусом переглянулись. Они-то думали, что до конца полета единственной неприятностью будет теснота в отсеке-«каюте». И вот на тебе: у человека, без которого крошечное суденышко затеряется в космической бездне, поехала крыша!
    - Простите, - осведомился Артемий, - а кто это – «он»?
    Шкипер опасливо глянул себе за спину, словно оттуда могли напасть, и выдавил:
    - Космозавр…
    «Точно, спятил», - подумал Артемий и хотел отступить назад, но забыл о габаритах отсека и уперся лопатками в переборку. Кибер остался на месте, только сморщил свою выразительную мордочку, как человек, отведавший кислятины.
    Космозавры были героями множества баек. Живут, дескать, меж звезд такие диковинные твари, и вакуум им нипочем. Обедать, по понятным причинам, приходится нечасто, поэтому они лопают все, что подвернется. А особым деликатесом считают человечинку, которую то ли шестым, то ли седьмым чувством улавливают с немыслимых расстояний. Находились даже «очевидцы», якобы выжившие после встречи с монстрами. Правда, все они почему-то описывали космозавра по-разному, как будто не могли между собой договориться. То он оказывался настоящим гигантом, то просто «здоровой тушей», то неизменным, то постоянно меняющим форму, то монолитным, как каменная глыба, то разреженным, обволакивающим жертву подобно туману…
    Артемий и сам встречал таких «очевидцев», но их россказням, конечно, не верил.
    - Большой? – спросил он у шкипера, так как слышал, что с психами лучше всего играть в их игру.
    - Огромнейший! - Шкипер машинально развел руки в стороны, но, сообразив, что выглядит смешно, тут же спрятал их за спину. - Да что мы тут время теряем - идемте в рубку, сами увидите!
    И Артемий увидел…
     Космозавр выглядел как пришелец из преисподней. Но не земной с ее примитивной утварью для поджаривания людишек, а межгалактической, предназначенной для всех грешников необъятной Вселенной. Две трети уродливой морды занимала широко распахнутая пасть, утыканная зубищами такой длины, что они не дали бы ей закрыться до конца. Самые страшные, круто изогнутые, напоминали остро отточенные слоновьи бивни. Остальные были покороче, и все же любой из них мог с легкостью проткнуть суденышко насквозь. Глаза у твари оказались не круглые, а продолговатые, и особую жуть им придавало то, что в каждом чернели два зрачка! За головой угадывалось упитанное тело с безобразно отвисшим животом, словно чудовище успело заглотить приличных размеров звездолет. Гигантская туша казалась неподвижной. И только в глубине пасти медленно ворочался жирный фиолетовый язык.
    Увидев эту нечисть, излишне впечатлительный субъект мог свалиться в обморок или попросить лучевик, чтобы застрелиться. Но Артемию, уже повидавшему на дальних планетах немало монстров, было не к лицу дрейфить. Он повернулся к шкиперу:
    - Размеры?
    Тот как будто ждал этого вопроса.
    - Просто жуткие! По данным приборов, длина – свыше полутора километров, высота – примерно пятьсот пятьдесят метров, ширина – почти пятьсот. Прыгнуть в «гипер» уже не успеем. Еще немного – и сами влетим ему в пасть…
    - Подождите-ка… - Артемий поймал себя на мысли, что чудовище какое-то «неправильное». Но в голове словно заклинило, и он не мог сообразить, в чем странность. – Вспомните все, что вы знаете о космозаврах!
    - Да откуда же я могу знать?! – Шкипер был на грани нервного срыва. – Одни слухи… Говорят, что все они людоеды, специально за нами охотятся, гады…
    Вдруг Артемий понял, почему космозавр показался ему подозрительным, и даже поразился, до чего все элементарно. Какая, к черту, зубастая пасть в условиях вакуума? Глупее не придумаешь! А эти нелепые глазищи с двумя зрачками? Зачем они существу, живущему там, где любое солнце кажется точкой? Если оно безошибочно находит добычу среди звезд, то уж, наверное, не с помощью жалких гляделок! Такую зверюгу можно представить в богатом удивительными формами жизни океане Вайаны. Но в космосе ей не прожить и секунды – она бы тут же лопнула от внутреннего давления…
    - Слушай, Рубус, – сказал Артемий, - по-моему, нас примитивно берут на испуг. Присмотрись-ка к этой животине. Что скажешь?
    Из всех вариантов ответа кибер, как правило, выбирал тот, что посмешнее. Он выпрямил корпус, превратившись в карикатуру на человека, и изрек тоном академика:
    - Как ни парадоксально, на первый взгляд данное существо кажется настоящим. Детектор массы подтверждает соответствие заявленным оптическим размерам. Но если копнуть поглубже и применить более тонкие методы, которыми я владею в совершенстве, то вырисовывается совсем иная картина…
    Лицо шкипера страдальчески сморщилось.
    - Да вы что, издеваетесь? – почти простонал он. – Нашли время состязаться в учености! Нас же сейчас слопают с потрохами, и вашего умника заодно, хоть он и железный! Давайте думать, как выкручиваться. Я пока шансов не вижу, но, может, вы что-нибудь…
    Шкипер не договорил: его голос перекрыл другой – мощный и низкий, от которого шли мурашки по коже:
    - Кто вы?
    От неожиданности вздрогнул даже бесстрашный Артемий, а Рубус, только что хваставшийся своими «тонкими методами», вжался в угол. Про шкипера и говорить нечего – он впал в ступор.
    То, что полуторакилометровый охотник за человечиной обладал даром речи, в корне все меняло. Людоеды, конечно, редко поступаются своими принципами, но, если их заболтать, может случиться что угодно. Когда-то Артемий читал руководство по контактам с неизвестными цивилизациями и теперь пытался его вспомнить. Это не то... Опять не то... Ага, вот он, нужный пункт! Там говорилось, что абсолютно все расы Галактики падки на лесть. Поэтому о себе лучше скромно промолчать, а вот собеседником надо живо интересоваться и расточать ему всяческие комплименты. Так узнаешь о нем побольше и решишь, насколько можно раскрыться самому…
    - Кто вы? – вторично вопросило чудище. Пасть его при этом оставалась неподвижной – все так же щерилась зубами-бивнями.
    - Вы хорошо знаете космояз, - вежливо отозвался Артемий, следуя мудрому руководству по контактам. – Просто идеально! Честно говоря, не ожидал.
    - Это совсем не трудно. – Морда космозавра хранила прежнее зверское выражение, но тон чуть-чуть смягчился. – Я знаю язык всех существ, с которыми когда-либо встречался.
    - Восхищен! – продолжал льстить Артемий. - Такие способности — большая редкость. Этих существ, наверное, было много?
    - Очень много. И все меня боялись. Поэтому я до сих пор в поиске.
    «Испугаешься такого! – подумал Артемий. – Но зачем он спрашивает, кто мы, если уже встречался с людьми? И о каком поиске идет речь?»
    - Ищет тех, кто его не боится, – еле слышным шепотом подсказал ему из угла Рубус. – Только не знаю, хорошо это для вас или плохо. Вдруг он именно храбрецов и жрет?
    - С чего бы? - так же тихо прошептал Надежин.
    - Ну, может быть, у трусов в крови образуется какая-нибудь гадость. Испугался — и поперли разные там гормоны. Так недолго себе пищеварительную систему испортить. А вот у героев мясцо отличное, диетическое. Только маловато их, смельчаков, в нашей Галактике. Качественного продукта нигде много не бывает!
    Артемия давно уже не шокировал цинизм Рубуса, но это предположение поставило его в тупик. Как себя вести, если и так, и этак крышка? Можно попытаться изобразить труса, но таких нигде не любят и долго с ними не разговаривают. А если, напротив, геройски выпятить грудь – можно угодить этому страшилищу на обед как изысканное блюдо…
    Впрочем, само страшилище тоже было озадачено.
    - Я размышляю, - призналось оно. – Вас двое. Один повел себя так, как поступали другие представители вашего вида. Они впадают в панику, мечутся, суетятся. А ты сохранил спокойствие. Поэтому я и спрашиваю: кто вы? Я должен понять. Это очень важно.
    «Черт возьми! – подумал Артемий. – Что же делать?» Он вопросительно посмотрел на Рубуса. Тот скорчил уморительную гримасу, как будто с трудом сдерживал смех, и шепнул:
    - А расскажите-ка ему анекдот. Тот самый, про космозавра!
    Порой советы кибера казались совершенно идиотскими. Но этот пройдоха, несмотря на всю свою разболтанность, был блестящим аналитиком и очень редко попадал впросак. Про анекдоты, конечно, в руководстве ничего не говорилось, и все же... Что задумал монстр, пока неясно, а если хочешь протянуть время — почему бы не рассказывать байки? Вдруг эта клыкастая образина не лишена чувства юмора?!
    Анекдот про мужика, который даже в самой гибельной ситуации умудрялся видеть светлую сторону, был настолько «бородатый», что первый его вариант возник, должно быть, еще в каменном веке. Сначала, наверное, в нем фигурировали мамонты, потом – боевые колесницы, еще позже – автомобили и самолеты… Даже сейчас существовало несколько версий, и Артемий выбрал самую ходовую.
    - Летит мужик на одноместной посудине, - начал он. - То еще корыто – латаное-перелатанное, скрипит, да тащится. Вдруг приборы показывают, что навстречу несется метеорит. Здоровенный такой, и курс менять уже поздно. «Ладно, - думает мужик, - одно из двух: или мимо пройдет, или врежется. Если мимо – это хорошо. А если врежется и разнесет корабль, успею запрыгнуть в спасательную шлюпку. Шлюпка у меня – хуже не бывает: дряхлая, ремонт ни разу не делал, только затем и держу, что без нее инспекторы душу вынут. Так что одно из двух: или развалится, или нет. Если нет – хорошо. А если развалится – вся надежда на скафандр. И тогда одно из двух: или меня быстро подберут, или придется недельку повисеть в пустоте. Если быстро – это хорошо. Если нет – приятного мало: кругом рыщут космозавры. И снова одно из двух: или космозавр на меня наткнется, или нет. Если нет – это хорошо. А если наткнется – опять-таки одно из двух: или я сумею его отпугнуть сигнальной ракетой, или он меня сожрет. Если отпугну – это хорошо. А вот если сожрет… Что ж, тогда у меня остается только один выход – через задний проход!»
    Наступила тишина. «Не дошло, - подумал Артемий. - Неужели везунчик Рубус просчитался?» Представив эту почти невероятную вещь, он вздохнул и принялся мысленно «листать» руководство по контактам. Не то, опять не то, совсем не то... Вот тут-то космозавр и выдал взрыв смеха, от которого кораблик завибрировал всеми переборками.
    - Я понял! - самодовольно пробасило чудище. – Смешно. Только нужна поправка. Мне никогда не встречались другие космозавры. Наверное, я один, просто много путешествую в гиперпространстве, и кому-то кажется, что нас несколько. С одной стороны, мне хотелось бы иметь как можно больше своих собратьев. Но с другой… Все они были бы такими же несчастными, как я!
    У Артемия от изумления отвисла челюсть. Эта зверюга, живое воплощение мощи, жалуется на свою горькую судьбу? Ну и дела!
    - Сочувствую, - сказал он. – А что с вами случилось?
    И космозавр поведал ему не просто грустную, а прямо-таки душераздирающую историю. Оказывается, бедное чудовище никогда не знало ни мамы, ни папы. Его даже не вырастили в пробирке, а собрали на молекулярных схемах некие существа, которых оно называло просто Хозяевами. Игрушка получилась что надо: она умела принимать любую внешность, бороздить гиперпространство и делать много других удивительных вещей. Хозяева ее очень любили и неизменно брали с собой в космические путешествия. Порой она удалялась от них на десятки парсеков, но благодаря особым сенсорам всегда находила обратную дорогу.
    А потом разыгралась драма. Дело в том, что Хозяева были очень древней расой и порядком устали от жизни. И вот однажды они решили то ли погрузиться в вечный сон, то ли перейти в какую-то другую Вселенную, чтобы там все начать с нуля. Разделила общую участь и семья, заказавшая себе уникальную игрушку. Расставаться с питомцем всегда тяжело, но выхода не было – и ему даровали свободу. Хотел ли он ее? Не больше, чем верный пес, которого увезли из дома и оставили в дремучем лесу. Правда, благодаря неистощимому источнику энергии будущий космозавр не мог «умереть от голода». Но с тех пор единственным его желанием было найти хоть кого-нибудь из Хозяев. Дьявольски трудная задача! Они позаботились, чтобы этого не случилось никогда: стерли из его памяти не только координаты родной планеты, но даже всю информацию о собственном облике.
    Жестоко? Да нет, Хозяева следовали своим этическим принципам: если любимца семьи нельзя забрать с собой, то пусть он начнет новую жизнь без тягостных воспоминаний. Однако им не удалось начисто вытравить любовь к себе, глубоко въевшуюся в элементы искусственного мозга. И космозавр начал поиски. Брошенный питомец просто не мог поверить, что Хозяева ушли навсегда. Надо только постараться – и он снова станет нужен кому-то из них!
    - Какая пронзительная мелодрама, - прошептал Рубус. - Будь я человеком, разрыдался бы!
    Артемий грозно посмотрел на него и вновь перевел взгляд не сверкающие прямо по курсу зубы-бивни.
    - Отлично вас понимаю, - сказал он. – Вот только метод, который вы избрали…
    Космозавр пояснил. Оказывается, он вбил себе в голову, что Хозяева – самые бесстрашные существа во Вселенной. Вот и готов критерий. Если кто-то из встретившихся на пути не испугается жуткого монстра, то с большой долей вероятности он и есть Хозяин!
    - Убийственная логика, - тихонько прокомментировал Рубус. – Получается, вас можно поздравить. Я даже стишок сочинил: «Он один не испугался и Хозяином назвался...»
    Артемий снова зыркнул на него, и кибер умолк.
    - Так, значит, вы специально придали себе этот устрашающий вид?
    - Совершенно верно, - подтвердил космозавр. – У каждой разумной расы есть образы, внушающие ужас. Мне оставалось лишь принять какой-нибудь из них.
    - Ага! – Рубус никак не хотел униматься. – Помните, полчаса назад вы спросили, настоящий ли монстр? Я только-только хотел доказать, что все это чистая бутафория, как меня перебили…
    На этом месте его перебили вновь – признав предыдущий способ неэффективным, хозяин просто-напросто показал киберу кулак.
    «Что же делать-то? – лихорадочно соображал Артемий. – Мы тоже, бывает, вколачиваем себе в башку странные идеи, но нашего брата всегда можно попытаться переубедить. А это искусственное чудо с пути не свернешь. Не стал заикой при виде его клыков – значит, Хозяин, и точка! Теперь он увяжется за мной, а от такого «хвоста», которому даже «гипер» нипочем, избавиться невозможно. Добром это не кончится: рано или поздно до него дойдет, что я рядом с его Хозяевами даже рядом не стоял. И тогда... Вот напасть!»
    - Я должен все это обдумать, - сказал он. – Но сначала… Так как больше уже никого пугать не надо, мне хотелось бы увидеть вас в первозданном виде. Это трудно?
    - Ничуть! – коротко ответил космозавр. И тут же начал преображаться.
    Сначала подтянулось отвислое брюхо, потом укоротились зубы, за ними – глаза, из которых выпало по одному «лишнему» зрачку. Чудовищная пасть стремительно сужалась, пока не захлопнулась окончательно. Да и сама гигантская туша непрерывно «усыхала», ежесекундно теряя десятки метров по всем направлениям. После того, как космозавр «исхудал» наполовину, у него обозначилась шея. Затем внизу появились какие-то выступы, и еще несколько секунд спустя стало ясно, что это зачатки конечностей.
    Шкипер заерзал на месте, протер глаза и даже несколько раз довольно сильно ущипнул себя за руку. Видимо, хотел убедиться, что не бредит…
    Наверное, космозавр мог сбросить «камуфляж» мгновенно, но он специально затянул процесс, чтобы поменьше шокировать землян. И все же Артемия конечный результат превращений сразил наповал. От страхолюдного монстра, готового раскусывать звездолеты, как орешки, почти ничего не осталось. Этим «почти» был маленький, ни капельки не страшный и даже симпатичный зверек, больше всего напоминающий… котенка!
    Неизвестно, насколько Хозяева любили братьев своих меньших, но космическую «киску» они сработали с душой. Фиолетовые спинка, ушки и «шапочка» на голове, дымчато-голубые бока... А вот мордочка, подушечки лап и самый кончик короткого хвостика были белыми, как снег. Просто картинка!
    Такой метаморфозы никто из троицы и вообразить не мог. Шкипер перестал ерзать, превратившись в сидячий манекен, мордочка Рубуса вытянулась, а Артемию вдруг полезла в голову всякая ерунда: «Надо бы ему кличку придумать. Мурзик? Барсик? Нет, как-то несолидно. Лучше всего – Космозаврик».
    Первым заговорил «котенок». После саморазоблачения у него даже голос изменился – стал намного тоньше и приятнее.
    - Вот таким меня и создали. Если ты действительно один из Хозяев, то должен знать, что этот зверек называется каф.
    «Ну и ну! - подумал Артемий. – «Каф», «кот» - даже названия чем-то похожи. Вот только что мне теперь с этой кисой делать?»
    Он посмотрел на кибера — и понял, что тот уже знает ответ, но гнусный характер заставляет его играть с хозяином в молчанку.
    - Рубус, - тихонько обратился к нему Надежин, - я извиняюсь, что показывал кулак... и все такое.
    Кибер, не отвечая, стал насвистывать припев старинной, но до сих пор популярной песни: «Только, только, только этого мало...»
    «Чтоб ты заржавел!» - подумал Артемий, но вслух произнес совершенно другое:
    - Ладно, ты умница. Выдающийся мыслитель современности Еще мало? Хорошо — ты гений! Ну?..
    Гадкий Рубус все же досвистел мелодию до конца и лишь затем, словно невзначай, обронил два слова: «Эл Загис».
    «Тьфу ты, - подумал Артемий, - ну как я сам не догадался? Разумеется, тут нужен старина Эл!»
    - Решено! – торжественно объявил он. – К сожалению, вы… ты ошибся: мне ничего не известно о Хозяевах. Боюсь, что искать их дальше бесполезно. Но я хочу познакомить тебя с одним своим приятелем. Казалось бы, суровый дядька: работает в службе безопасности пассажирского звездолета, скрутил уже не одного террориста. На самом же деле - добрейшей души человек. Кошек, например, просто обожает! Да вот беда: он все время в полетах, а четвероногих на лайнер не допускают. В общем, страдает ужасно.

      

    - Бедняга, - сочувственно произнес Космозаврик. – Ты думаешь, я могу ему помочь?
     - Еще бы! Космический котенок – именно то, чего ему не хватает для полного счастья. Вот тебе позывные лайнера, а это - личный код моего приятеля. Тому, кто так освоил гиперпространство, наладить связь будет нетрудно. Уверен, вы подружитесь.
    Космозаврик был растроган.
    - Огромное спасибо, - сказал он и, помахивая Артемию лапкой с белой подушечкой, стал отдаляться от корабля.
    - Уф! – выдохнул Артемий, когда космический странник наконец растаял во мраке. – Встреча завершилась к взаимному удовлетворению сторон. Выражаясь проще, и волки сыты, и овцы целы.
    - Подумаешь! – снова влез на своего конька Рубус. – Тоже мне, нашли волка! Да я с самого начала знал, что этот парень насквозь фальшивый. Решил выпендриться по принципу «размер имеет значение». Ну, что бы он нам сделал? Можно было и не церемониться…
    На этот раз Артемий с кибером даже спорить не стал – только рукой махнул. Шкипер же молчал, молчал, а потом звучно хлопнул себя по коленке:
    - Ну это ж надо, чтоб меня в «гипере» вывернуло наизнанку! Другие всю жизнь слухами кормятся, а я сам, своими глазами… Теперь все будут мне в рот смотреть! Капитаны супер-пупер-звездолетов в очередь выстроятся: расскажи да расскажи… Как думаете, - повернулся он к Артемию, - может, мне по такому случаю повышения попросить? По правде говоря, тошнит уже от этого древнего корыта.
    - Просите! – подбодрил его Артемий. – Но не слишком много. Помните об одной старухе, которая тоже начинала с нового корыта…
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн