Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Пинг-понг

Кампутер

Пинг-понг

    Была ночь. Яркий свет прожекторов заливал космодром, расчеркивая его крупными штрихами теней от стоявших на нем ракет и штрихами поменьше – от марширующих батальонов марсианских солдат. Тени солдат колебались и дрожали, но сами солдаты были полны решимости и гнева, странным образом смешивавшегося с весельем, и яростно чеканили шаг в такт выкрикиваемым словам строевой песни и крепкому словцу сержантов. Руки их сжимали оружие, глаза горели несокрушимой силой, и были они сплочены как никогда и неудержимо шли вперед, и не было среди них трусов и сомневающихся. Настал тот день, когда непонятно откуда взявшиеся земляне получат по заслугам, и больше не будут нагло висеть над головами марсиан! Солнечная система должна принадлежать Марсу! И серебристые ракеты, дрожа раскаленными дюзами и вибрируя обшивкой, приподнимались над космодромом на злобно ревущей струе пламени, чтобы затем рывком устремиться к ненавистной вражеской планете. Всю ночь взлетали они, потом рассвело, пошел дождь, но ракеты продолжали пронизывать низкие облака, проделывая в них огромные отверстия выхлопами двигателей. И когда взлетела последняя ракета, опустел Марс – так уж получилось, что кроме пилотов и солдат, а также их начальников, на планете не было больше никого: ни стариков, ни женщин, ни детей, ни обслуживающего персонала. Воевать – так воевать, а в рассказах забывают и про более значительные вещи.
    
    Прибывшие на Землю марсиане были красивы и грозны. Были они также смуглые и золотоглазые, но быстро поняли, что это на самом деле недостаток, поскольку ошибка штаба при планировании высадки привела их корабли на окраину Москва-сити, откуда они, перегруппировавшись, начали, путаясь в развязках, продираться сквозь многоуровневые пробки Садового кольца и были приняты за несанкционированную демонстрацию мигрантов. С учетом опыта ОПОНа в таких делах применить оружие успели лишь единицы, сразу же горько об этом пожалевшие, зато их пример подтолкнул остальных, не мешкая, выбросить оружие, что в итоге позволило обойтись малой кровью. Усаженных в автобусы захватчиков развезли по отделениям составлять протоколы, а тем временем их корабли практически растворялись в воздухе, расползаясь своими деталями по скупкам цветмета. Почти та же судьба ждала и марсиан – они приняли участие в работе металлообрабатывающей отрасли, но уже за Уралом. Некоторых за хорошее поведение отпускали из закрытых лагерей на поселение, где они и оседали, обзаводились семьями и спивались, ностальгируя по былым временам славы Марса. Так приняла и поглотила Земля нашествие чужаков.
    
    У американцев подготовка экспедиции на Марс проходила скромнее, без особой помпы. Поскольку не было доказательств наличия разумной жизни на красной планете, корабль решили выслать только один, но на всякий случай космонавтов все-таки вооружили. Состав экипажа при этом напоминал о классических фильмах ужасов про психологическую несовместимость группки людей, оказавшихся в замкнутом пространстве и вскоре начинавших грызть друг друга уже не фигурально. Кто-то пил, кто-то больно умный, кто-то не поднимал сиденье унитаза перед тем, как отлить. Тем не менее, с шутками и остротами команда погрузилась в корабль и отправилась навстречу неизвестности.
    
    По мере того как в иллюминаторе вырастал изъеденный космическими ветрами красный диск Марса, капитана охватывало беспокойство. Как примет их планета? Ее жители, если вдруг окажется, что планета населена? А как примет планету его команда? Второй помощник уже заявил, что главной своей задачей считает забраться на самую высокую башню и плюнуть с нее. Непонятно, с чего он решил, что на Марсе вообще есть башни, но у вторпома был железный аргумент – раз есть каналы, значит, есть мосты, а если есть мосты, то есть и башни. Перед такой логикой капитан только разводил руками и оставлял вторпома спорить дальше со штурманом – штурман заранее защищал любую красоту, которую они встретят на Марсе. Накануне вылета он посмотрел «Аватар» и спецэффекты как-то слишком сильно вдарили его по голове. Теперь он кричал, что они американцы – с этим, в общем, никто и не спорил, но вот дальше начиналась уже полная чушь. Штурман клялся, будто бы слышал по самодельному приемнику сообщение «Би-би-си» – что грядущая экспедиция НАСА на Марс является воплощением древнего хищнического инстинкта жителей Америки: набег, захват территории и полезных ископаемых, ну и, чтоб не скучно было, истребление местного населения. Что задачей экспедиции является составление точной карты Марса с тем, чтобы потом переименовать все города и улицы, зарыть каналы и повернуть реки, и потом всем сказать, будто так и было. Команда гоготала, слушая эти бредни, потягивала виски и сплевывала на пол. В общем, полет проходил в привычном ключе, спокойно и без неожиданностей.
    
    Когда осела красная пыль, поднятая кораблем при посадке, члены команды осторожно вышли наружу, держа оружие наготове и сняв шлемы – чтобы лучше видеть и точнее прицелиться, если что. К их удивлению, оказалось, что среди ржавых дюн есть и каналы, и мосты, и даже башни – не говоря уже о городах, напоминающих какой-нибудь курортный город Земли в период кризиса туристического рынка: частично обвалившиеся серебристые высокие дома с обилием стекла в конструкции, обезлюдевшие уличные рестораны и закусочные, причудливые переплетения пустынных дорог... И ни одного жителя. Марс был пуст и холоден, он был сам по себе и не нуждался в такой мелочи, как люди, и космонавты стояли на площади с ощущением своей ничтожности и чужеродности. Они чувствовали себя пришельцами, марсианами – марсианами на Марсе. И даже бдительный штурман, следивший за тем, чтобы кто-нибудь не разбил окно или не сунул в карман вилку из чистого серебра – даже штурман потерянно замолк, пробормотав лишь «здесь же некого убивать…». Кто-то что-то буркнул под нос, другой сплюнул и растер плевок ногой. Текла вода в каналах, солнце отражалось в гранях стеклянных башен и слепило глаза. Оправившись от шока, команда отправилась на разведку. Предварительный осмотр местности показал, что марсиане вымерли от эпидемии. На Земле, узнав об этом, сказали «мы с вами свяжемся в ближайшее время» и отключились. Потрясенные космонавты снова впали в шоковое состояние, теперь уже надолго и гораздо сильнее, но штурман все-таки застрелил вторпома, плюнувшего с башни.
    
    Через пару лет возмущенные налогоплательщики вконец достали правительство вопросами – куда делись бюджетные деньги, отпущенные на освоение Марса, и когда уже можно будет получить там свои шесть акров в пользование. Требования объяснений становились все настойчивее, поднимался шум в печати, к тому же близились выборы и вот-вот готовы были опустеть насиженные кресла в разноуровневых учреждениях. И тогда, понадеявшись на то, что от скосившей марсиан заразы – о которой правительство мудро умолчало – ничего не осталось, НАСА построило ракеты, которые и набили семьями будущих поселенцев. Выкинув возмутителей спокойствия с Земли, члены правительства вздохнули с облегчением и решили, что теперь-то уж о Марсе они не услышат. Однако их ожидания сбылись даже быстрее, чем они предполагали – уже через две недели после посадки улетевшие перестали отвечать на видеозапросы, ограничиваясь короткими радиосообщениями, а потом и от этого отказались, пробулькав напоследок что-то невнятное. Никто не понял, что было сказано и стоит ли отнести это на свой счет, но теперь уже и правительству стало интересно – не пора ли списывать эмигрантов на непредвиденные потери. Организованной в спешке спасательной экспедиции наспех прочли подготовительный курс о том, с чем там они могут столкнуться, а поскольку сами инструкторы не знали – что же там на самом деле такое – в курс попало практически все подряд, начиная от уроков вождения танка и заканчивая невесть как попавшими в библиотеку отряда космонавтов книгами Эдгара По и Уильяма Шекспира. Дикая смесь информации оказала на спасателей должное воздействие – тайком на корабль протаскивались кресты и амулеты, фосфорные гранаты и выдержанный виски. Разъяренный капитан поклялся, что собственноручно сожжет на Марсе всю эту дрянь, которой напичкали его экипаж на занятиях, и загрузил в трюм еще и кучу вредных, по его мнению, книг.
    

      

    На Марсе экспедиция, к своему немалому удивлению, обнаружила самых настоящих марсиан – высоких, смуглых и золотоглазых. Дни свои они проводили в заплывах по каналам, облицованным керамической плитко й, чтении книг – капитана при виде их затрясло, дегустировании разных видов какой-то местной сивухи из травы, похожей на одуванчики, и выращивании странного вида брюквы. Вежливый вопрос – а куда, собственно, делись поселенцы? – вызвал только пожатие плечами. Марсиане не понимали, о чем их спрашивают, а земляне не понимали, что их не понимают, и продолжали спрашивать дальше, пока не решили, что марсиане уже достаточно громко высказались о незнании сути проблемы. Развязав собеседников, спасатели решили выяснить судьбу переселенцев самостоятельно. Примерно треть отправилась на поиски производства горячительных напитков, еще четверть принялась гоняться за марсианскими женщинами, а оставшиеся зажарили пару подстреленных домашних животных, похожих на свиней, на костре из книг, выкрикивая отрывки из тающих в объятиях костра страниц с золотыми буквицами. На следующее утро они посмотрели друг на друга и поняли – что же случилось с переселенцами. Глаза их уже начинали желтеть, кожа потихоньку темнела, похмелье быстро проходило и хотелось брюквы. Ужаснувшись, космонавты собрались было известить свое начальство о страшном открытии, но их уже окружали вчерашние чужаки, неведомо как освободившиеся из сарая, куда их загнали вчера вечером – чтобы не портили праздник. О, теперь-то земляне хороши их понимали. И от того, что они поняли в речах своих недругов, будущее их окрасилось в довольно мрачные тона.
    
    После захоронения останков спасательной экспедиции организовался стихийный митинг, на котором марсиане били себя в грудь и кричали, что не допустят к себе такого неуважительного отношения. Немедленно запустили найденные бродившими по холмам читателями древние фабрики по производству оружия и космических кораблей, а также организована военная подготовка. Ярость кипела в груди марсиан и чем дальше, тем сильнее. Немногие пытавшиеся отговорить собратьев от самоубийственной атаки на Землю были торжественно казнены в знак неумолимости марсианского миролюбия. Остальные дружно шагали в колоннах на космодром и глаза их горели несокрушимой силой.
    
    В этот раз они все-таки высадились в Америке. Подлинная история этого происшествия неизвестна, но статую Свободы пришлось строить заново, а Манхэттен решили не восстанавливать. Произошедшее событие, предсказанное в столь многих фильмах, не обрадовало ньюйоркцев, однако снятый по мотивам тех событий сериал «Ангар-19» шел пять сезонов и побил все рекорды популярности. Вскоре стало известно, что на Марс готовится экспедиция…
    
    ***
    
    Тем временем, пока происходило все это, на орбите Плутона завис корабль инопланетян, с недоумением взиравших на экраны наблюдения. Их время текло иначе, чем на Земле, и, с точки зрения пришельцев, все эти перелеты с планеты на планету выглядели как прыжки блохи на горячей сковородке. Случаи вторжения в их собственной истории отмечались так давно, что степень достоверности сведений об этих событиях практически приближалась к нулю, и постепенно упоминания о столь трагических событиях превратились в сказки. Так что они совершенно не понимали, что все-таки происходит, чем заняты местные обитатели и с кем, в конце концов, вести переговоры – хотя бы сказать, что они пришли с миром. Немного устав от попыток решения этой проблемы, пришельцы решили подождать. В конце концов, должны же обитатели планеты – какой-нибудь из двух – успокоиться и наметить хотя бы подобие стабильности. Времени имелось достаточно и они стали ждать. Но такова уж человеческая натура, что ждать им пришлось довольно долго. Может, они ждут до сих пор.
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн