Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Обмен опытом

Немец

Обмен опытом

    нет

    Начальник оперативного отдела межгалактической полиции – полковник Иван Сергеевич Кудашев, с самого утра был в дурном расположении духа. Причина далеко не радужного настроения объяснялась тем, что вчера один из его нерадивых подчиненных – лейтенант Кузьмин умудрился получить травму при исполнении и даже угодил в больницу. Этому вопросу и было посвящено внеочередное совещание.
    - …я бы еще мог как-то понять, если бы Кузьмин пристрелил этого гершкула. Конечно, это превышение полномочий, и все такое… Но позволить себя оплевать?! – негодовал полковник. – Это, уже ни в какие ворота.
    - У этих гершкулов дальность плевков до пяти метров, а точность попадания как у снайперов. И плюются, сволочи кислотой. – Попытался вступиться за товарища майор Гаврилов.
    - А это все потому, что Вы пренебрегаете техникой безопасности, господа офицеры. – Не скрывая раздражения, продолжал Кудашев. – А она, между прочим, написана кровью. Чтобы сегодня же провели внеочередной инструктаж и все расписались в журнале! Вечером лично проверю! Взрослые люди, а ведете себя как дети малые. Сколько раз Вам можно талдычить, что осторожность и бдительность превыше всего? И сколько раз повторять, что перед проведением операции Вы обязаны до мельчайших подробностей изучить все особенности физиологии и специфику поведения инопланетян. Когда же Вы, наконец, это усвоите и проникнитесь чувством ответственности?
    Сергей Моргун смотрел на шефа отсутствующим взглядом, слушая в пол-уха его тарабарщину, и думал: «Опять завелся с самого утра. О какой бдительности он лопочет? Мы что ему здесь, пацаны желторотые? Ну, прокололся Кузя, с кем не бывает. Так стоит из-за этого бучу поднимать? И почему если начальник, то обязательно какой-нибудь дуболом? Клонируют их что ли, для работы на руководящих должностях? Или это только нам так «повезло»?»
    - … я, между прочим, не из праздного любопытства вам все это
    повторяю. – Поучительным тоном гуру вещал полковник.
    «Вот это уже чисто по-нашему, из серии «у вас своя голова за плечами»». – Внутренне улыбнулся Сергей.
    Вероятно, его внутреннее состояние души зеркально отразилось на лице, и не осталось незамеченным со стороны начальства.
    - И вообще, у меня складывается впечатление, что кое-кому просто не интересно слушать то, о чем я здесь распинаюсь. – Продолжал сыпать «перлами», радуя подчиненных шеф. – Правда, капитан Моргун?
    Услышав сквозь размышления свою фамилию, Сергей поднялся со стула и, пожав плечами, ответил:
    - Не могу знать, господин полковник, поскольку внимая каждому Вашему слову, не имел возможности наблюдать за присутствующими здесь офицерами. Но Вам-то виднее. Возможно, кто-то из них и проявил недопустимое в данной ситуации невнимание и преступное легкомыслие, утратив бдительность?
    Кто-то из коллег не сдержался и тихонько пырснул, пытаясь сдержать смех.
    - Садитесь, Моргун. И хватит паясничать. Дослужились до капитана, а ведете себя как школяр. Уверяю Вас, что отличный послужной список еще не повод для того, чтобы язвить начальству.
    Сергей возражать шефу не стал, помня народную мудрость, гласившую: «с начальством спорить, что против ветра плевать». Быть оплеванным ему не хотелось. Поэтому не оставалось ничего другого, как выполнить приказ и покорно опуститься на стул.
    В этот момент мелодично запел видеофон внутренней связи, и знакомый всем голос генерала, не терпящий возражений, произнес: «Полковник Кудашев, зайдите ко мне». Кудашев поднялся с кресла, давая тем самым понять, что совещание окончено. Господа офицеры поспешно покинули кабинет шефа, переместившись к себе в отдел.
     * * *
    Кудашев вернулся от генерала с невозмутимым, как обычно, выражением своего чисто выбритого лица, на котором невозможно было прочесть что-либо определенное. Войдя в отдел, полковник бодрой походкой прошествовал между столами к окну, и остановился перед ним, взирая на окружающий мир через прозрачное стекло. Говоря откровенно, ничего заслуживающего внимания за окном не наблюдалось. Взору открывалась лишь глухая стена дома напротив, исписанная граффити, да, сидящая на проводах стайка нахохлившихся воробьев. Именно их полковник разглядывал несколько минут пристально и с таким неподдельным интересом, словно видел впервые в жизни. Кудашев, разумеется, не мог не заметить, что в отделе воцарилась гнетущая тишина, но не спешил ее прерывать. Вдоволь налюбовавшись на пернатых, полковник уселся за свободный стол, отсутствовавшего Гарика Кузмина, и, поинтересовался:
    - Надеюсь, все присутствующие знакомы с программой взаимодействия?
    Все тут же дружно и утвердительно закивали головами в ответ, что призвано было убедить полковника в знании подчиненными этого аспекта их деятельности, хотя бы теоретически.
    - Дабы не мучить Вас неведением, сообщаю господа офицеры, что к нам прибывает, нет не ревизор, Моргун. – Бросил полковник испепеляющий взгляд на Сергея. – А наш, с позволения сказать, коллега- инопланетянин, для проведения совместной операции. Вот, собственно говоря, такая новость. Коллеге с планеты Вега предстоит работать совместно с нашим отделом. У них там произошла какая-то мутная история. Если коротенько, то один индивидуум, наворотил там каких-то противозаконных дел. А местные ребята дали ему возможность улизнуть. Как все уже догадались, преступник драпанул прямехонько к нам – на Землю. На его поиски и отправили представителя мегапола с Веги. А я, в свою очередь, поручаю сотрудничество с ним капитану Моргуну. Вопросы есть?
    - И почему именно я должен этим заниматься? – с вызовом, в котором звучало негодование, вопрошал упомянутый капитан Моргун. – У меня работы и без этого выше крыши. Я еще дело с лунными хакерами не закончил, так Вы мне еще одно задание подкидываете. Нехорошо это, неконструктивно.
    
    - Приказы у нас не обсуждаются, господин капитан. Это, во-первых. Во-вторых, никуда твои хакеры не денутся, тем более, что ты их уже отловил и засадил куда следует. Ну, посидят пару дней эти гаврики без твоего повышенного к ним внимания, глядишь, потом еще сговорчивее будут. В-третьих, я тебе, Сережа, не развлекать инспектора поручаю и не по барам и дискотекам водить, а оказать ему посильную помощь в проведении совместной операции по поимке особо опасного преступника. Ну, прокололись там ребята – упустили бандюгу, с кем не бывает. Надо помочь его отыскать, и исправить недоработку. Таким образом, тебе предоставляется великолепная возможность заняться своими непосредственными обязанностями и в очередной раз доказать свой профессионализм, утерев, тем самым, нос инопланетянам.
    - И где прикажете его искать? Это равносильно поиску иголки в стоге сена. – Продолжал негодовать Моргун.
    - Ну-ну, не стоит так уж сильно сгущать краски и драматизировать ситуацию. По данным наших коллег, следы беглеца еще теплые. Так, что далеко удрать он не успел.
    - Может они еще знают и то, где он сейчас скрывается, если вообще не драпанул с Земли?
    - То, что этот тип находится здесь – факт. И могу объяснить почему. – Хвастливо заявил Кудашев, прищурившись. – Его появление на Земле, совпало с одним неприятным, но полезным, в данной ситуации, событием. Благодаря твоим «подопечным» хакерам с лунной базы, которые своими вирусными атаками вывели со строя сервер космопорта, там сейчас объявлена чрезвычайная ситуация со всеми вытекающими последствиями: все вылеты временно задержаны, и введен карантин для инопланетян прибывающих на Землю. Так, что круг поисков сужается. На терминале этот беглец сейчас парится, к гадалке не ходить.
    - Вы же не хуже меня знаете, что на терминале сейчас не сто и не двести инопланетян париться, а вся тысяча. Мне и месяца не хватит, чтобы его в этой толпе отыскать.
    - Месяца на поиски у нас нет, ты сам это не хуже меня понимаешь, как и то, что результат операции непременно должен быть положительным. Не можем же мы ударить в грязь лицом перед коллегами-инопланетянами? То-то. А если еще принять во внимание тот факт, что большая часть гуманоидов совершенно не похожа на людей, то круг поисков сужается еще плотнее.
    «Сейчас он вообще скажет, что дело это плевое, выеденного яйца не стоит, а меня объявит саботажником, и приговорит к расстрелу через повешение». – Грустно подумал Моргун. Лицо полковника в этот момент приобрело весьма озабоченное выражение, словно тот пытался в уме перемножать два трехзначных числа. Но уже через какую-то минуту оно озарилось сиянием, свидетельствующим о том, что Кудашеву это таки удалось.
    - Таким образом, дней пять, пожалуй, на проведение операции я вам, так и быть, выделю. – Огласил он результат своих арифметических подсчетов. – Уверен, что за это время вы вдвоем управитесь. И не мне тебя учить, как такие дела делаются. Проанализируете с коллегой всю имеющуюся информацию о беглеце, прогоните его данные через компьютерную базу таможни. Глядишь, он и отыщется.
    - Через ту базу, которая, в настоящее время, выведена со строя и не работает? – уточнил Моргун, не скрывая сарказма.
    - Это уже не мои проблемы.
    - И ежу понятно, что мои. – Огрызнулся Моргун.
    - Придумаешь что-нибудь, Сережа. За то тебя и держим.
    - Всенепременно.
    - И согласись, ну кому я еще могу поручить столь деликатную и ответственную миссию, как не тебе? – расплылось в ехидной улыбке лицо полковника. – Ты же у нас дипломат по образованию, стало быть, тебе и карты в руки, поскольку ты лучше нас разбираешься в тонкостях общения с инопланетянами, и знаешь что, по чем, и как. Так что принимай шефство над этим самым «вегетарианцем» и не бухти.
    - Вегарийцем. – Механически поправил шефа Моргун.
    - Поменьше разглагольствуй, а выдвигайся-ка ты лучше в космопорт встречать гостя. – Недовольный замечанием строптивого подчиненного, осадил его полковник. – В общих чертах ты уже посвящен суть дела, а подробности изложит при встрече коллега. Возникнут проблемы, подключайте к своей группе ребят из аналитического отдела. Еще вопросы есть?
    - Никак нет. Разрешите выполнять? – строго по уставу отчеканил Сергей, после грозного напутственного слова начальника.
    - Так бы сразу, а то начал, понимаешь, устраивать мне здесь дискуссионный клуб. – Смягчился Кудашев и добавил ласково. – Выполняй.
    * * *
    Выйдя из кабинета, Сергей отправился прямехонько в космопорт, для встречи прибывающего на Землю брата по разуму и по оружию с планеты Веги. Подобные совместные операции практиковались в мегаполе давно, но для землян они были в диковинку, поскольку и сам отдел межгалактической полиции был сформирован недавно. Среди высокопоставленных чиновников ведомства бытовало мнение, что такое сотрудничество несет громадную пользу, поскольку призвано сплотить правоохранительные силы разных Галактик в их праведной борьбе с преступным элементом, который все же «кое-где у нас порой…». Сергей придерживался по этому вопросу собственной точки зрения, но поскольку его мнением на сей счет не интересовались, то он, соответственно, знай себе, помалкивал в тряпочку.
    Вегарийца звали Гроху. Внешне он мало чем отличался от землян, разве что маленькими ушами с острыми кончиками вверху. Его желтоватый цвет кожи, монголоидные скулы и узкий разрез глаз придавали Гроху сходство с представителями азиатских народов, да и имя было подходящее. Сергей организовал ему оперативное беспрепятственное прохождение таможни и карантинной зоны, а затем отвез в гостиницу. По дороге Гроху поведал подробности происшествия, которое привело его на Землю. Оказалось, что разыскиваемый субъект по прозвищу Джокер, благодаря своим гипнотическим способностям, путем мошенничества обчистил ряд игорных заведений Веги на кругленькую сумму, а затем как угорь, буквально выскользнул из рук местной полиции. История была занятная, но у Сергея сложилось впечатление, что Гроху чего-то недоговаривает. Все рассказанное было, без сомнения, правдой, но, несмотря на это, возникал целый ряд вопросов. Во-первых, стоило ли ради обыкновенного мошенника, пусть даже и галактического масштаба, сломя голову мчаться за тысячи парсеков? Не проще ли было выслать его фотографию и приметы, чтобы того тихо мирно спеленали при выходе из звездолета? Во-вторых, не простой видать был этот Джокер, раз уж ради его поимки затеяли целую межгалактическую операцию. Чего-то Гроху явно не договаривал. И Сергей решил, во что бы то ни стало, выяснить что именно.
    Еще до прилета вегарийца, Моргун связался со своими осведомителями из обслуживающего персонала космопорта, и договорился с ними о встрече. Добравшись до гостиницы, Сергей помог Гроху поселиться и, как радушный хозяин, пригласил его на ужин в ресторан. Тем самым, он надеялся убить сразу двух зайцев: оказать своему новому временному напарнику знак внимания и земное радушие с гостеприимством в придачу. А так же встретиться там с осведомителями, надеясь, что хоть кто-то из них возможно обладает нужной информацией, которой непременно поделиться, что в свою очередь поможет сэкономить время и силы на поиски того типа, ради которого сюда прибыл вегариец. Гроху принял предложение, и Сергею удалось воплотить оба свои замысла в жизнь. Вот только с радушием он слегка переусердствовал...
    * * *
    Проснувшись утром в гостиничном номере, Сергей так и не смог вспомнить каким образом он здесь оказался, а уж о том, как прошел вечер – и подавно. Войдя в ванную комнату, Моргун от неожиданности шарахнулся было назад в дверной проем, но подавив в себе минутную слабость, замер на пороге, рассматривая прикованного к полотенцесушителю длинноволосого лохматого субъекта в ковбойской шляпе, надвинутой на лицо, мирно похрапывающего на полу. Что показалось Сергею странным, так это не то, что гуманоид был прикован к трубе, а то, что он был полуголым, а его торс и спина были покрыты кляксами краски, словно он попал сюда после игры в пинбол, которую явно продул.
    Осторожно переступив через спящего узника, стараясь не потревожить его мирный сон, Сергей аккуратно добрался до умывальника, и подставил голову под кран с бодрящей холодной водой. Сказать по-правде, лучше ему от этого не стало. Голова продолжала трещать как орех, и складывалось впечатление, что внутри нее сидит какой-то маленький монстр с кувалдой, которой лупит ее со всей дури в виски и лоб. Сергей долго и пристально всматривался в свое отражение в зеркале, стараясь вызвать в памяти хоть какие-то воспоминания о вчерашнем вечере. Воспоминания начали было всплывать, но получались какие-то отрывочные, туманные и нечеткие. А от ударов пресловутой кувалды, они просто таки разлетались на куски, так и не сформировавшись в целостную картину событий.
    Отчетливо вспомнилось лишь начало вечера, как они с Гроху сидели за столиком и болтали о всякой ерунде.
    - Тебе сколько лет? – поинтересовался Сергей.
    - Не знаю. – Ответил тот, чем слегка озадачил Моргуна. А потом, видимо сообразив, объяснил. – Мы не ведем учет времени как вы. У нас несколько иные – отличные от ваших, взгляды на время.
    «Нормальный ход. – Подумал Сергей. – Впрямь как в той песне «…на проклятом острове нет календаря…». А вслух спросил:
    - А как же у вас обстоит дело с пенсией, например? Как узнать когда тебе идти на заслуженный отдых?
    - У нас каждый работает до тех пор, пока чувствует в себе силы выполнять возложенные на него обязанности. Если потенциал иссякает, он проходит медицинское обследование и комиссия дает заключение о его профнепригодности.
    - Прикольно. Стало быть, счастливые часов не наблюдают. – Резюмировал Сергей, и поинтересовался. – Кстати о часах. Они-то у вас хотя бы есть?
    - Зачем они нам нужны?
    Вопрос Гроху застал Моргуна врасплох.
    - Ну, как это зачем? Да мало ли? Чтобы следить за временем и знать, например, когда начало рабочего дня, когда конец, когда обед, чтобы не опоздать на поезд или самолет, в конце концов.
    - Мы чувствуем и знаем все это без всяких подсказок, это все заложено в
    нас, как и в вас, природой. Только мы используем эти способности, а у вас они атрофировались.
    - Занятно вы там у себя живете. Все экстрасенсы и телепаты, как я погляжу, а какого-то мошенника упустили. – Не смог отказать себе в удовольствии поехидничать Моргун.
    - Это отдельная история, Сергей. – Стойко воспринял его издевку Гроху, и невозмутимо продолжил. – А вот наш образ жизни, он, действительно, несколько отличается от вашего. Нельзя ведь запрограммировать восход или закат солнца, цветение и увядание деревьев по каким-то определенным дням, часам или минутам. Все это происходит само собой и в свое время. Так какой смысл в том, чтобы следить за временем, вести учет прожитым дням, годам, часам и думать о том, сколько их тебе отведено и сколько осталось? Мы просто живем и наслаждаемся жизнью, без всякого учета.
    - Везет Вам. – Улыбнулся в ответ Сергей.
    А Гроху продолжал свой монолог, все больше удивляя собеседника:
    - Эти ваши механические устройства, называемые часами – это ведь пожиратели времени. Вы сами создали себе проблему, придумав их. И даже не замечаете как стали покорными слугами времени. Вы следите за движением стрелок на ваших механических часах и покорно следуете их безмолвным приказам: когда и сколько вам спать, есть, отдыхать, работать. Вы подвергаете себя ненужным стрессам, переживая, что куда-то не успеваете, что осталось мало времени для чего-то, и томитесь ожиданием нужной минуты.
    - Возможно, ты в чем-то и прав. – Улыбнулся Сергей, вспомнив, как ненавидел в детстве будильник.
    И было ведь за что. Тот поднимал его каждое утро с постели своим противным звоном, и заставлял идти в школу в любую погоду – в дождь и снег. В то время, когда в комнате под одеялом было так тепло и уютно, и так не хотелось просыпаться и куда-то идти. Тогда маленький Сережа действительно чувствовал себя рабом будильника, всецело подчиняющимся его воле, и даже неоднократно намеревался разбить тикающего монстра, «нечаянно» уронив на пол. Удерживал его от этого лишь праведный гнев родителей, который непременно обрушился бы на его маленькую пятую точку. Но все это было давным-давно, и выглядело теперь так по-детски смешно и наивно. А Гроху своей пламенной речью удалось пробудить в нем – суровом борце с преступностью галактического масштаба, эти забытые воспоминания.
    - Возможно, ты и прав, – Задумчиво повторил Сергей. – Но с другой стороны, мы так привыкли к этим тикающим «монстрам» сопровождающим нас по жизни, что без часов, наверное, наступил бы полный хаос в обществе.
    - Это только так кажется. – Улыбнулся ему в ответ Гроху. – А насчет телепатии, ты совершенно напрасно иронизируешь. Это заложено природой в каждом из нас, и в тебе в том числе. Все дальнейшее зависит от желания.
    - А я-то полагал, что подобное явление – это дар свыше.
    - Ты в школе физкультурой занимался?
    - Занимался. – Подтвердил Сергей и поинтересовался. – А при чем здесь это?
    - Мы все занимались физкультурой, но не все стали спортсменами. А какую-то закалку, навыки и способности все равно получили, что потом стало полезным в жизни.
    - Ну, и к чему ты клонишь?
    - Здесь так же. Телепатия, что-то типа того. У нас в школах ее преподают детям. Разумеется, не все ней овладевают профессионально, но навыки получает каждый. Азы – это общение на расстоянии. Те, кто осваивает эту науку глубже, способен как читать чужие мысли, так и блокировать чужое проникновение в собственные. Вот Джокер, например, профессионал в этих делах – заблокировался наглухо. Не могу его нащупать, хотя и чувствую, что он где-то рядом.
    - Это дело поправимое. Для того нас и объединили, чтобы мы совместными усилиями его разыскали.
    - Будем надеяться, что это сотрудничество даст положительный результат.
    - Можешь даже не сомневаться. – Хвастливо сказал Моргун.
    И тут Гроху, вероятно, чтобы наладить полный контакт и доверительные отношения с новым напарником, сказал:
    - Обучиться телепатии не так сложно, как ты думаешь. Могу это доказать.
    - Не думаю, что из твоей затеи выйдет какой-то толк. Я, если ты заметил, слегка вырос из школьного возраста...
    Дальнейшие воспоминания обрывались, словно их корова языком слизала с жесткого диска памяти. И как капитан Моргун не напрягал память, она безмолвствовала.
     * * *
    Гроху появился только через час веселый и бодрый после утренней пробежки. Он прямо таки излучал энергию и жизнерадостность.
    - Что это там за узник совести в ванной опочивает? – поинтересовался Сергей.
    - Так это же наш беглец, подозреваемый в махинациях связанных с игорными заведениями – мошенник по кличке Джокер. – Несколько растеряно объяснил Гроху.
    - Значит, попался-таки голубчик. – Обрадовался Моргун, хлопнув в ладоши и потирая руки. А затем спросил: – А почему он здесь, а не в отделении отдыхает?
    - Так ты же вчера сам сказал, что нафиг людей ночью беспокоить. Сдадим его утром куда следует.
    - Логично. – Согласился Моргун. И уточнил на всякий случай. – Так это мы, его взяли?
    - А ты подозреваешь, Сережа, что это он сам к нам пришел и сам себя к трубе наручниками приковал. Конечно, это мы его взяли, благодаря информации твоего осведомителя. – И поинтересовался. – Ты что же ничего не помнишь?
    - Ладно, Гроху, не наезжай. Что-то я сегодня не фонтанирую.
    - Это как? – поинтересовался инопланетянин.
    - Ну, не в форме я, в общем. Соображаю плоховато, и голова побаливает. В памяти провалы, а воспоминания о вчерашнем дне какие-то отрывочные.
    - Это у тебя похмельный синдром. – Сочувственно сказал Гроху.
    - Да ну? – изобразил удивление Сергей, но прочитав по невозмутимому лицу инопланетянина, что его шутка не прошла, не стал отрицать очевидного, и обреченно подтвердил. – Он самый.
    - Я ведь тебя предупреждал вчера, что не стоит налегать на спиртное.
    - И что я тебе на это ответил?
    - Что-то типа того, что чем-чем, а количеством принимаемого на душу объема алкоголя, вы еще способны удивить инопланетные цивилизации.
    - Ну, и как, удалось?
    - Не столько этим, сколько тем, как метко ты стреляешь в таком состоянии. – Сознался Гроху.
    - Значит, есть еще порох в пороховницах, раз смог тебя чем-то удивить. – Обрадовался Сергей, что таки не ударил в грязь лицом перед инопланетянами, а потом поинтересовался. – Так мы вчера еще и стреляли?
    - Было дело.
    - То-то я смотрю этот Джокер весь в краске. Мы что с ним в пинбол вчера играли?
    - В основном ты. – Улыбнулся Гроху. А затем объяснил. – Ладно, не буду водить тебя за нос. Ты все допытывался вчера, что за птица этот Джокер, что ради отлова его персоны пришлось устроить совместную операцию. А когда один из твоих осведомителей поведал, где именно видел похожего на Джокера типа, и ты рьяно ринулся на его задержание, не было смысла от тебя что-то скрывать.
    - Так что это за субъект и чем он знаменит, кроме того, что грабит игорные заведения?
    - Если коротко, то дело в том, что один ученый на Веге изобрел сыворотку невидимости, а работал он на военное ведомство. В то самое время наш приятель Джокер служил в этой конторе. Думаю, ты понимаешь, что все разработки были засекречены. Джокер как раз и обеспечивал охрану той самой лаборатории, а затем добровольно согласился стать участником эксперимента по испытанию сыворотки.
    - И теперь он способен превращаться в невидимку. – Догадался Сергей.
    - Более того, после успешного испытания сыворотки, Джокер
    хладнокровно убил ученого, и завладел формулой сыворотки. Понятно, что обладая способностью становиться невидимым, он беспрепятственно скрылся от преследования и наказания. Теперь Джокер монополист по части невидимости, что позволяет ему грабить не только казино, банки, но и любые другие финансовые учреждения, причем без усилий и жертв.
    - Вот в чем тут дело. – Обрадовался Сергей, разгадав хитроумный план мегапола, и подумал про себя: «Опять эта большая политика, основанная на полном недоверии и попытке использовать помощь братьев по разуму вслепую». А вслух поинтересовался. – И кто из нас предложил при задержании обстрелять этого типа краской?
    - Скажу честно, что я бы до такого не додумался. – Ответил Гроху.
    - То-то же! – С нескрываемой гордостью произнес землянин.
    * * *
    Полковник Кудашев внимательно выслушал доклад Моргуна о блестяще проведенной и победно завершившейся совместной операции по поимке зловредного Джокера, после чего произнес:
    - Вот это результат. Ну, просто таки молодцы – меньше чем за сутки управились. Ведь можете, Сережа, если захотите. У меня просто нет слов.
    - А и не нужно. – В свойственной ему ироничной манере, ответил на восторги шефа Сергей. – Небольшая премия в конце месяца будет ярчайшим доказательством Вашей ко мне лояльности, Иван Сергеевич.
    - Подумаем о таком варианте. – К удивлению Моргуна, с легкостью согласился шеф, вместо того, чтобы, как обычно, начать долгий и печальный рассказ о тяжелой финансовой ситуации в ведомстве.
    Это сразу же насторожило Сергея. «Не иначе, появилась еще какая-то работенка, которую сейчас взвалят на мои плечи», - подумал он, и не ошибся.
    - Ты себе даже не представляешь, Сережа, насколько вовремя появился. – Радостно сообщил ему полковник Кудашев, переходя с просто доверительного на совсем уже дружеский тон. – У нас тут такое завертелось.
    - К Земле летит эскадра инопланетян, с целью поработить нашу мирную планету?
    - Ну, опять ты со своими шуточками. А мне с самого утра не до шуток.
    Сегодня уже дважды у генерала на ковре побывал. – Сказал Кудашев, запрокинув при этом, голову верх и указывая глазами на потолок. – К нему пожаловал его старинный друг, который по совместительству или трагическому стечению обстоятельств, я уже даже и не знаю, занимает должность мэра нашего города.
    - И Вы там все вместе дружно за встречу?.. – съязвил Сергей.
    - Если бы, – с сожалением произнес шеф, не обратив внимания на очередную колкость подчиненного, – не поверишь, Сережа, как меня этот мэр с самого утра достал, хуже горькой редьки.
    - А что у них случилось? Мэрию обокрали инопланетяне?
    - Хуже, Сережа. Акт вандализма. Причем в самом центре города – в здании мэрии.
    - Да, Вы что? – изобразил удивление Моргун, подумав про себя: «Кому сдалась эта мэрия с ее пыльными бумагами»? Но из приличия поинтересовался, изображая заинтересованность на лице. – И что там?
    - Не спрашивай. – Отмахнулся Кудашев.
    - Ну, а нам-то до этого, какое дело? Пусть там менты разбираются что к чему и почему.
    - Оно-то так. Но генерал очень уж просил в целях эффективности расследования подключить к этому делу кого-нибудь из наших. А просьба генерала, сам понимаешь, негласный приказ. Так, что езжай на место, там все своими глазами увидишь, и подключайся к расследованию.
    - А почему опять я? Других людей что ли нету? – по инерции начал препираться Моргун. – Вы же мне пять дней на поиски Джокера дали. Имею право на законные отгулы в счет досрочно завершенной операции.
    - Давай так, Сережа, разберешься с этим вандалом, а потом отгуляешь пару дней. – Примирительно сказал Кудашев, но заметив, как на лице подчиненного возникло выражение недовольства, и тот начал было открывать рот, чтобы это озвучить, опередив его, гаркнул. – Плюс премия! И не начинай ты снова эти свои дискуссии, Бога ради. Или тебе в кайф доводить меня до каления?!
    - Никак нет. Разрешите выполнять.
    - Совсем другое дело. – Облегчено вздохнул Кудашев, тронутый пониманием подчиненного и избавленный от необходимости проводить с ним утомительную воспитательную работу. – Выполняй.
    * * *
    Уже подъезжая к площади, Моргун почувствовал какую-то смутную тревогу. Действительность превзошла все ожидания, обнажив перед его взором суровую и неприглядную правду жизни.
    Факт вандализма был налицо. Видеокамеры со здания мэрии были нагло и цинично срезаны лучеметом, и их покореженные останки покоились на земле. Стрелки городских часов замерли на отметке «три часа», пришпиленные к циферблату кучно проложенными, как под линейку, двумя линиями из пуль, начертившими на циферблате прямой угол. «Специалист работал. – Решил Сергей, оценив увиденное безобразие. – И следует заметить, что в смысле геометрии никаких претензий, рисунок безупречный, а угол – прямой».

      

    Продолжая осматривать место преступления, он анализировал в уме факты, подозрения, предчувствия и догадки. И вдруг Моргуна осенила гениальная мысль. «Вот Кудашев-то обрадуется, – подумал Сергей, – когда узнает, что вандал уже пойман и дезактивирован. Это же на Веге все патологически ненавидят часы, как сознался вчера Гроху. Вот Джокер, видимо и не удержался, при виде этих «курантов», от искушения расстрелять их. Он ведь и на Веге не был законопослушным гражданином, а здесь ему сам Бог велел. Ну, а кому бы еще могла прийти в голову подобная идея? Правда, он теперь наверняка станет отпираться. Но, думаю, что мы с Гроху, совместными усилиями, сможем раздобыть неопровержимые улики, и предъявить ему обвинение в акте вандализма, совершенном под покровом ночи и маской невидимости, которая помогла ему незамеченным покинуть зону карантина. А там глядишь, вандал раскается в совершенном преступлении, и напишет чистосердечное признание».
    Бросив прощальный взгляд на часы, Сергей улыбнулся чему-то своему и подумал: «А все же линия на моей стрелке ровнее, чем на стрелке Гроху, хотя этот малый из идейных соображений палил, а я так – по пьяни
    хулиганил».
    И в этот момент от неожиданности он просто подпрыгнул на месте.
    «Ну, и хвастун ты, Сергей. – Раздался у него в голове голос Гроху. – Хотя идея относительно Джокера не лишена логики и смысла». Поймав кончик невидимой волны, как учил Гроху, Моргун проследовал по ней до источника излучения, а затем мысленно, с обидой в голосе, спросил: «А почему с утра не напомнил о моих новых способностях»? «Пары алкоголя мешали пробиться до твоего сознания». – Услышал он в ответ ехидный смешок. Несмотря на издевку Гроху, Сергей вынужден был констатировать, что вопреки его ожиданиям и скептицизму, сотрудничество с инопланетянином оказалось до такой степени конструктивным, что теперь они могли понимать друг друга без слов и общаться на расстоянии.
    Продолжая мысленный диалог, он послал вопрос собеседнику: «Как считаешь, после всего совершенного на Родине, такая мелочь, как расстрел часов не окажет существенного влияния на решение Вашего суда по делу Джокера»?
    В ответ, до сознания Моргуна, сквозь треск и писк, похожий на радиопомехи донесся голос, гневно вещавший: «Размечтались. Да, вот фиг вам, а не чистосердечное признание, вандалы».
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн