Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Розыгрыш

Анархист

Розыгрыш

    Если б не было рая и ада,
    Человек бы их выдумал сам

    Хелоуин наша молодежь всегда любила праздновать с размахом, с выпивкой и, разумеется, в карнавальных костюмах, чтоб не хуже чем в задрипанной Америке. Оно и понятно – истосковалась русская душа по Бразильским карнавалам, которые в нашей стране многие годы не приветствовались и не популяризировались. А русская хлебосольная душа праздники завсегда любила, а особенно с какими-то прибамбасами и не упускала случая и возможности себе его устроить. Взять хотя бы к примеру, ряженных на свадьбах. Ну, чем тебе не карнавальное действо? Все ведь присутствует: и карнавальные костюмы, и веселье, и традиции, не говоря уже о крепких, будоражащих кровь и воображение, напитках. Так, что наш народ в плане карнавалов не новичок, и фору многим мог дать, поскольку негласно давно этим делом занимался, и многовековой опыт на сей счет у него имелся.
    Вот и получилось, что чуждый некогда русскому народу американский праздник, с которым он – народ познакомился благодаря их страшилкам и ужастикам, прижился на нашей географической территории, как еще одна возможность повалять дурака, каким-то нетрадиционным способом. А всякие там тонкости и нюансы нашу молодежь мало беспокоили. Типа в честь всех святых этот праздник или избранных, и если святых, то почему же наряжаются во всякую нечисть? Как выражались участники карнавального шоу – главное, чтобы драйв был.
    А уж внуки и правнуки первых отечественных хелоуинщиков и вовсе воспринимали этот, с позволения сказать, праздник как нечто самобытное и исконно русское.
    * * *
     Костя просто обожал розыгрыши, и жить не мог без того, чтобы не поприкалываться над сверстниками. Возможно, именно поэтому и не было у него настоящих друзей, а только заклятые.
    Сказать, что его шуточки всем безумно нравилось и приводили окружающих в умиление, было бы, мягко говоря, преувеличением. Кое-кто был совсем даже не против того, чтобы надавать Костику за его художества по шее, поскольку шуточки эти не всегда были безобидными. К самым невинным относились те, когда он, изменив голос, приглашал кого-нибудь из девчонок по телефону от лица их ухажеров на свидание или в ресторан. Но в его арсенале массовика-затейника имелось не мало и таких, которые граничили буквально с издевательством. Не будь Костя высоким – ростом метр восемьдесят, спортивного телосложения, крепким от природы детиной, то был бы он битым, и не раз. Но до поры, до времени ему все сходило с рук.
    Как известно, любое действие рождает противодействие. А поскольку желающих нанести ответный удар за годы учебы в его окружении накопилось немало, то к концу третьего курса образовалось некое движение или коалиция «мести Косте». Долго думая как же отблагодарить Костика за незабываемые минуты жизни, его заклятые друзья решили не размениваться на детские шутки в стиле «а ля Костя», единогласно осудив их и признав дешевкой. Ну, кого можно было удивить в двадцать втором веке таким примитивизмом, как например, «велосипед», веревкой под простыней, так называемой змеей, приклеенными к полу тапочками, или льющейся жертве розыгрыша на голову водой из таза, когда та входила в комнату. Нужно было придумать что-то эдакое – эпохальное, и проучить шутника так, чтобы ему мало не показалось и запомнилось на всю оставшуюся жизнь.
    Костя и не предполагал, насколько его шутки достали сокурсников, и какие грозные тучи сгущаются над его лихой головой.
    * * *
    Моисей не поверил собственным глазам. Перед ним в мгновение ока возник странный субъект. Он мог бы поклясться чем угодно, что еще секунду назад того здесь не было, и вот те на – стоит, осматривается по сторонам. Кто таков, чего пожаловал, и самое непонятное, как вошел в дом? Главное дело ни дверь не скрипнула, ни шагов слышно не было. Из-под земли, что ли, вырос?
    Персонаж и впрямь был странным, если не сказать большего, да и появился он действительно необычно. Но обо всем по порядку.
    Итак, справедливости ради, следует заметить, что явившийся индивидуум, как это ни странно, материализовался прямо из воздуха. Каким образом и почему, оставалось загадкой. Выглядел он довольно странно: из его черной курчавой шевелюры торчали два костяных отростка, похожие на рога молодого теленка, из того места, на котором люди обычно сидят, у него рос длинный, как у коровы, хвост, а в довершение животноводческого ансамбля, его ноги заканчивались раздвоенными копытами. На этом, собственно, аномалии и заканчивались. Во всем остальном, прибывший походил на человека, причем на довольно состоятельного. Одет незнакомец был во все черное, а его плащ-накидка еще и подбита красным бархатом, что свидетельствовало о достатке, позволяющем иметь подобный малопрактичный, но щегольской наряд.
    От цепкого взгляда Моисея не укрылись все вышеперечисленные физические несоответствия, и он даже подумал: «Как не повезло-то бедняге. Сколько врожденных уродств на одного свалилось». Меж тем, незнакомец, дружески подмигнув Моисею, изрек:
    - Привет, уважаемый. – И поинтересовался. – Как дела?
    От неожиданности Моисей слегка опешил и даже не нашел что ответить в первую минуту, а только пошамкал губами. Но затем, взяв себя в руки, он выдавил:
    - Нормально у меня дела.
    Далее любопытство взяло верх над страхом, и он спросил:
    - А ты кто такой будешь?
    - Неужели не признал? – с вызовом спросил незваный гость.
    - Да, нет. – Как-то виновато ответил хозяин, и пристально присматриваясь, добавил. – Может, запамятовал. А зовут-то тебя как?
    - Вот глухомань. Меня-то и не узнать во всей моей красе и силе. – Возмутился гость и хвастливо заявил. – У меня много имен: Сатана, Везельвул, Дьявол, Князь Тьмы. Теперь понял кто перед тобой?
    - Теперь-то понял. – Радостно ответил Моисей. – Точно не знаю, и не встречались мы с тобой раньше, а то бы я запомнил. У меня память ого-го какая.
    - Тяжелый случай. Так ты что же, ничегошеньки обо мне не слышал? – с нотками негодования в голосе уточнил прибывший.
    - Не приходилось. Я же говорю, что память у меня ого-го.
    Поняв, что хозяин ни сном, ни духом ни о его существовании, ни о его выдающихся способностях и возможностях не ведает, явившийся бесцеремонно уселся на стул, обдумывая с чего же начать.
    Подумав пару минут, гость поинтересовался:
    - Тебя самого-то как зовут? Чем занимаешься? Что это за место, где народ такой непросвещенный? И какой сейчас год?
    - Меня Моисеем звать. Пастух я. – Ответил хозяин, скромно умолчав о том, что до этого сорок лет прожил во дворце египетского фараона и даже считался его приемным сыном. – Местность наша Мадиам зовется. А год сейчас одна тысяча четыреста тридцать пятый.
    Дав исчерпывающие и лаконичные ответы на все поставленные Сатаной вопросы, Моисей с интересом взирал на гостя.
    - Мадиам, говоришь. Весело. – Подытожил прибывший персонаж услышанное и добавил, не то уточняя, не то констатируя. – А летоисчисление у вас, вероятно, ведется еще до рождества Христова?
    Подтверждения или опровержения своей последней фразы он так и не услышал, поскольку вопрос был непонятен Моисею, как и то – было ли сказанное вопросом? А затем гость пристально уставился на бедного пастуха таким взглядом, словно хотел прожечь на нем дыру, и спросил так, будто пытался в чем-то уличить:
    - А не тот ли ты Моисей, что свой народ сорок лет по пустыне водил?
    Моисея такой вопрос несколько обескуражил. Даже не сам вопрос, а то, каким тоном он был задан.
    - Во дворце у фараона, было дело, жил. – Несколько сконфуженно сознался Моисей. А затем с обидой в голосе произнес. – Но никого я никуда не водил. Не было такого.
    Опровергнув огульные обвинения в свой адрес, хозяин поинтересовался:
    - А с чего тебе подобное в голову-то взбрело?
    - С того и взбрело, что сходиться все. – Ответил Сатана и резюмировал. – Не водил, значит, будешь еще. Какие твои годы.
    * * *
    - Может зря мы все это затеяли? – с сомнением в голосе спросил Стас.
    - Начинается, – возмутился Егор. – Я так и знал, что в самый ответственный момент начнутся душевные колебания.
    - Да ладно тебе. – Огрызнулся Стас. – Завязывай подначивать.
    - Вот и ты завязывай с нытьем. Нужно быть последовательными. Раз уж решили проучить наглеца, то назад дороги нет. Или ты уже забыл, как он зимой тебе в сапоги воды налил и выставил их на балкон? Ты же из-за этого раздолбая тогда на занятия не пошел, и чуть стипендии не лишился. Да еще и с простудой слег на неделю. Весело тебе тогда было?
    - Да помню я все, – буркнул Стас, – но одно дело воду в сапоги налить, а другое – то, что мы задумали.
    - Не ной Стасик. Ничего с ним не случиться. Наш Костя еще все себе на пользу обернет, попомнишь мои слова. – Поддержала Егора Светка. – Я из-за этого козла, два часа под рестораном, как последняя дура, простояла, а потом еще с Серегой поссорилась. Никогда ему этого не прощу.
    - Еще у кого-то какие-то сомнения, предложения или пожелания будут? – поинтересовался Егор.
    Собравшиеся в тесной комнатке общежития жертвы розыгрышей Костика безмолвствовали.
    - В таком случае, пусть все идет своим чередом так, как было задумано. – Подвел итог совещания Егор. – Тем более, наш Костя совершенно добровольно на это согласился.
    - Мы же его не посвятили в детали. – Не унимался Стас.
    - Он нас тоже не посвящал в детали своих шуток, поэтому будем считать, что тут мы с ним квиты.
    * * *
    Прибывший непонятно откуда гость оказался занятным малым. Он рассказал Моисею массу интересных фактов из своей насыщенной событиями биографии. И начал с того случая, как однажды уговорил в каком-то Эдемском саду какую-то Еву попробовать плод с древа познания, что категорически нельзя было делать.
    Моисей внимательно выслушал эту поучительную историю, после чего заметил: «Ну, это не в нашем селении было. У нас ни сада такого, ни женщины с таким именем нет».
    Реакция Моисея слегка озадачила рассказчика. Тогда гость начал втолковывать ему, что существуют такие места, как рай и ад, правда, без географического уточнения, где именно, они находятся. Зато он красочно описал, что и как в этих местах происходит. Далее гость дал краткую историческую справку о сотворении Богом мира и рода человеческого. В своем стремлении поднять личный авторитет в глазах Моисея, Сатана поведал, что он всемогущ, как Бог, но только у них существует негласное территориальное разделение. Бог главный в раю, а он – Сатана является властелином ада, и занимается тем, что собирает по земле заблудшие грешные души, формируя, тем самым, коалицию своих приверженцев. За согласие стать рекрутом своего воинства, в далеком будущем – после смерти, Сатана готов исполнить самые заветные желания оппонентов уже сегодня. В доказательство этого он предложил выполнить любое желание Моисея, заявив, что может мгновенно сделать его богатым, скептически осмотрев убогое убранство хижины.
    Выслушав все это, Моисей наконец-то проявил некий интерес к гостю, и неожиданно спросил:
    - А два желания сможешь выполнить?
    - Ну, только для тебя, в виде исключения, – обрадовался гость, что
    ему таки удалось растормошить скептически настроенного клиента, который хоть как-то отреагировал на его агитацию. – Говори, чего желаешь. Сегодня работаем по льготному тарифу – два в одном.
    - Раз ты можешь все, - лукаво прищурился Моисей, - то сделай мне золотую монету, которую никто не смог бы поднять.
    - Легко. – Улыбнулся главный черт. И поинтересовался. – Только зачем тебе это надо? Ведь ты же и сам не сможешь ее поднять.
    - А чтобы убедиться, что ты не врешь. – Продолжал улыбаться Моисей.
    - Ну, как скажешь. – Не стал спорить с ним гость и принялся творить.
    Процесс этот оказался весьма занятным, хотя и быстротечным. Черт демонстративно вытащил из кармана какую-то штуковину, внешне похожую на обычную авторучку. Оглядевшись по сторонам, Сатана навел свой прибор на деревянное колесо – размером около метра в диаметре, стоявшее в углу хижины. На глазах у Моисея, колесо стало покрываться золотом, превращаясь в огромную золотую монету, которая под своим весом сползла по стене и шмякнулась на пол, подняв облачко пыли. Монета вышла что надо. Такую смог бы поднять только подъемный кран, коих в текущем времени человечество еще не придумало.
    - А какое у тебя второе желание? – спросил Дьявол у клиента уже почти заложившего ему бессмертную душу, любуясь своим творением.
    - Подними эту монету, раз ты все можешь. – Хитро улыбнулся Моисей.
    Это был удар ниже пояса, и последнее, что успел услышать Костя, до того, как оказался в комнате общежития в карнавальном костюме черта, по случаю хелоуина, совершенно обалдевший.
    * * *
    Когда университетские друзья Егор и Светка с факультета пространственно-временной разведки предложили уже подвыпившему Косте, в разгар карнавала, вместе с ними отправиться на полчасика в будущее, тот не раздумывая, согласился. Интересно ему было взглянуть как там – в будущем потомки хелоуин празднуют. Так почему бы, спрашивается, не воспользоваться таким случаем?
    При этом Костя на всякий случай решил экипироваться, запихнув в ухо преобразователь речи или говоря попросту – электронный переводчик и захватив с собой преобразователь материалов (авось пригодится). На факультете алхимии и минералогии, где он учился, такие приборы считались обычным рабочим инструментом будущих специалистов, вроде штангенциркуля, который имелся у любого уважающего себя токаря.

      

    И хотя почему-то вместо обещанного будущего, где должен был оказаться с сокурсниками, он совершенно один угодил в далекое прошлое – одна тысяча четыреста тридцать пятый год до нашей эры, но с преобразователем не прогадал.
    «Классически меня сегодня развели, ничего не скажешь. Причем дважды. – Подумал Костя. – Ладно, свои. Тут хоть и обидно, но еще можно как-то смириться. А вот, что меня развели во второй раз за один вечер, это уже перебор. И кто? Какой-то темный как ночь крестьянин, который даже не знал о существовании Бога, Сатаны, происхождении мира и человека, пока я его не просветил». – Психовал специалист по розыгрышам.
    И тут в голове у Кости вихрем пронеслось несколько жутких мыслей. Когда они выстроились в стройной последовательности, оформившись, наконец, в целостную цепь причино-временных связей, он с ужасом осознал что натворил…
    Попав к Моисею, Костя сообразил, что его сокурсники подшутили над ним, отправив вместо обещанного будущего, в далекое прошлое. Прошлое оказалось не просто далеким, а настолько, что люди в нем еще даже не создали религию, называемую христианством и дошедшую до тех времен в которых жил Костя. И угодил он то ли случайно, а то ли по злому умыслу своих товарищей именно к человеку написавшему Библию, который, правда, еще не ведали об этом, как и о существовании Бога и Дьявола. Выяснив, куда и к кому попал, Костя, в свойственной ему манере, чтобы как-то развлечься и скоротать время, решил поприкалываться. А теперь он с ужасом сообразил, до чего привели его шуточки.
    «Это что же выходит? – растерянно думал он, стоя посреди комнаты студенческой общаги, в полном оцепенении. – Что благодаря, исключительно, моему трепу, дурацкому карнавальному костюму, и, созданной мной здоровенной золотой монете, человечество узнало о существовании такого персонажа как Сатана, Дьявол, Везельвул в образе которого я предстал перед представителем рода человеческого – нашим далеким предком. Он ведь до этого, знать не знал, и ведать не ведал ни о нем, ни о его силе, делах и возможностях, которые я – идиот такой, ему продемонстрировал. Еще и рассказал, вдобавок, о его подвигах. А на самом-то деле выходит, что никакого Сатаны никогда не существовало. Все это только миф и выдумка, которую именно я подарил человечеству. А этот самый Моисей, помня об этой нашей встрече и моем трепе, потом – когда водил свой народ сорок лет по пустыне, взял да и написал о Сатане и его проделках в Библии. Обалдеть можно».
    * * *
    «Какая неслыханная наглость, дерзость и несусветная глупость. Надо же, что о себе возомнил, паршивец. Совсем крышу сорвало от избытка впечатлений. Будет теперь жить в плену иллюзий и самообмана. Ну, ничего. Там всем все зачтется. И воздастся каждому по делам его». – Думал в это время вездесущий Господь Бог.
    
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн