Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Курортный роман Васи Б.

Панков

Курортный роман Васи Б.

     

    Вася Б. не тщился выправлять заграничный паспорт, не прельщался пляжами и «шведскими столами» Египта или Турции. Как привык ездить летом на пару недель в Евпаторию, так и ездит.
    И модными отелями пренебрегает мужик, недаром ведь дома хранит, не выкидывает значок «Турист СССР». Знает, что по-настоящему можно отдохнуть только в Старом городе, морские утехи разбавляя приключениями, вольный дух которых витает вокруг твоей койки у частника во дворе. Ливень ли ударит среди ночи, и придется, скатав постель, укрываться в хозяйской прихожей, коты ли, истошно завывая, сойдутся в битве на крыше сарая, сосед-курортник явится ли на свою раскладушку вдребезги пьяный – всё мило душе заядлого «дикаря»… Тем более, что вот уже несколько лет он становится на квартиру в одном месте, у Говзманов на Караимской. Рулит там энергичная, с черными усиками, Роза Марковна, а с мужем её, стареньким Михаилом Яковлевичем, Вася Б. по-настоящему подружился. У них даже совместный обычай устаканился. По приезде Вася Б. устраивает роскошный стол для Михаила Яковлевича, Розы Марковны и всех квартирантов, оказавшихся к исходу дня в их уютном дворе и желающих присоседиться, а в последний вечер перед отъездом, когда в кармане у Васи Б. остается вошь на аркане, а кредитную карточку банкомат выплевывает с молчаливым презрением, уже Михаил Яковлевич ставит Васе Б. бутылку со скромной старосветской закусью.
    Сегодня как раз и настал предпоследний день отпуска Васи Б., последний его евпаторийский, а стало быть, и застольная беседа с Михаилом Яковлевичем вечерком предстоит. Но прежде требуется ему другое, не столь приятное дело провернуть – с девушкой Ксюшей проститься. Если честно, то можно бы и сэкономить на прощании толику драгоценного курортного времени, однако Вася Б. чувствовал ко Ксюше, какой бы она ни была, искреннюю признательность. Вот за то только, что была. Ведь Вася Б. – холостяк, и незаметно догулялся до сорока с хорошим хвостиком. Правду сказать, в прошлый свой отпуск ему так и не удалось никого закадрить, только даром прошатался по пляжам, изображая укротителя тигров на отдыхе. (Можно подумать, у него, у страхового агента, работа такая уж безопасная). А с какой минусинской коровушкой случился курортный роман в позапрошлом году, самому стыдно вспомнить…
    И вот сейчас, в шортах и в последней чистой футболке (для плацкартного купе и на вторые сутки сойдет), перескакивая раскаленным по послеполуденному времени тротуаром из одной спасительной тени в другую, Вася Б. старался припомнить о туповатой Ксюше одно только хорошее, чтобы расставание получилось душевным, ни для кого не обидным. Совесть щемила немножко, потому что, убалтывая на интим, наобещал он Ксюше по полной программе, нагородил, как водится, всякой чепухи, а вот теперь придется дать задний ход.
    Убежали назад улочки Старого города, оставалось с километр шагать по самому солнцепеку, сперва вдоль пыльного кладбища, а потом к заброшенным соляным выработкам. Там Ксюша, еще большая «дикарка», чем сам Вася Б., поставила свою палатку – из новых, с готовыми ребрами жесткости в ткани, высокую такую, коническую. Ни пресной воды, ни удобств так называемых поблизости. Внутрь она Васю Б. никогда не приглашала, ну и бог с нею. Ксюша – девушка, хоть и не совсем уже молодая, за тридцать, однако серьезная, и у неё там вполне может оказаться ребенок или старый больной муж. Когда, после долгих трудов ухаживания, ему удалось уговорить её, они провели вместе пару ночей на пляже через дорогу. Романтики хватило и здесь. Нет, морская граница теперь охраняется не столь усердно, как во дни цветущей юности Васи Б. Не бродят ночным пляжем патрули пограничников, не цепляются к парочкам, ищущим дешевого ночного уединения. Однако ближе к рассвету по-прежнему проходит вдоль берега сторожевик, ощупывает прожектором пляж – и если уж вас нащупает, такие матросские пожелания да советы гремят через мегафон, что уши вянут. А ведь рядом, как ни как, дама.
    В первую ночь, сколько ни разливался соловьем Вася Б., куда только не протягивал руки, ничего у него не вышло. Словно Ксюша и понятия не имела, зачем ложатся бок о бок с мужиком на песок. Зато в следующий раз… У Васи Б. сложилось даже впечатление, что накануне она проштудировала «Камасутру», и показалось ему, будто по той самой книжке, картинкам в которой изумлялся он лет двадцать тому назад. А на ложе так усердствовала, что едва не сломала ему спину. И хоть случился под утро у него приступ радикулита, на акробатку не держал за то обиды.
    А вот и палатка Ксюшина, яблочным семечком чернеет на ослепительно белых под солнцем соляных грядках. Только полез Вася Б. за мобилкой, сообщить, что явился, не запылился, как сама Ксюша появилась у палатки и, надо же, махнула рукой: заходи, мол. Не чинясь, откинул он полог и шагнул вслед за Ксюшей вовнутрь. Что жарко будет в палатке, это предугадал, не полный же дурак, но такой душной вони не ожидал, и в голове у Васи Б. помутнело и закружилось…
    Очнулся он пристегнутым к сиденью, будто в дорогой тачке. Запах остался, хоть и ослабел, однако горячо теперь было только ногам, точнее ступням в сандалиях. Вокруг же стояла прохлада, скорее даже холод – замечательно работал в палатке кондиционер!

      

    Протер Вася Б. кулаками глаза, осмотрелся вокруг – и остолбенел. Потому что слева от него голая Ксюша неподвижно распростерлась на стене, разрезанная аккуратно от грудей до пониже пирсинга на пупе, и внутренности у неё виднелись в разрезе странные – пестренькие какие-то, сине-бело-зеленые. Прямо перед ним и точно так же, словно приклеенная к гладкому пластику, висела её одежка: сарафан, купальник, джинсы, блузка… А вот справа – там на забойном компьютере играло в простенькую космическую бродилку уж вовсе немыслимое создание, не то осьминог, не то иная такая же тварь с длинными щупальцами. Тут отвлекся Вася Б., потому что прямо перед его носом проплыла по воздуху песчаная черепаха средних размеров с панцирем, перевязанным, будто коробка конфет, красной атласной ленточкой.
    – Эх, Ксюша, Ксюша! И кто же это тебя так? – пробормотал он, как только снова сумел сосредоточиться.
    Тварь у компьютера ткнула голенастым щупальцем в край экрана, лежащего перед нею вместо клавиатуры, как в смартфоне, а Ксюша вдруг распахнула глаза и проговорила, аккуратно округляя накрашенный ротик:
    – Оклемался? Тут у вас рядом Станция космической связи, по всей вселенной рассылают приглашения познакомиться. Вот и надо было разведать, нет ли какой подставы.
    – А я, я-то при чем? – взвыл Вася Б.
    – Разве не ты предлагал мне улететь к звездам, чтобы среди них соединиться навеки? Вот и…
    Вася Б. закрыл глаза. Ну и опростоволосился же он! Выходит, ухитрился всё-таки сперва чирикнуть с Михаилом Яковлевичем, а уж потом потащился на свидание. Да еще жара…
     2011 г.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн