Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Круглоглазик

Вера

Круглоглазик

    Привет, девоньки! Вы местные или, как я, залётные? Ищу дорогу – может, подскажете?.. Как это не подскажете?! Что, обязательно объяснять, зачем мне в те края нужно?! Это ж… это ж… прямое нарушение прав личности!.. Ну, ладно, ладно – не галдите все скопом! Поняла, что окрестности кишат всякими злодеями… и что вы народная дружина на страже жизненно важных энергетических артерий – тоже осознала!.. Человек я прямой, камня за пазухой не таю, но, чтобы всё стало ясно, придётся целую историю выкладывать, не заскучаете?.. Ах, вам про меня всё интересно! Ну, тогда слушайте... Парень мне один позарез нужен, а кто он и каков его адрес, не до конца понимаю.
    … Первый раз он зашёл в наш магазин, чтобы пять роз купить. Чайного цвета. Попросил с головками в бумагу запаковать, хотя на улице погода была отличная. Ростом мне приглянулся – заводят меня крупные мужики. Но подумала, что женат или с кем-то встречается. Розы обычно женщинам дарят.
    Через неделю гляжу: опять пожаловал.
    - Выберите, пожалуйста, цветы на свой вкус, чтобы неприхотливые – без света и свежего воздуха подольше стояли, – говорит. – Вы же профессионал, вам виднее, какие покрепче!
    Я ему хризантем небольших собрала, розоватых с лиловыми, свеженьких – с утра привезли. А он возьми и купи ещё орхидею – цветок любви, чтоб его! Я от ревности чуть бракованную ему не подсунула. Только он заплатил и протягивает орхидею мне: в благодарность, мол, за отзывчивость и внимание.
    Тут мы уже окончательно познакомились, обменялись обычными первыми сведениями. Назвался он греком, имя произнёс неожиданное, сходу и не запомнишь. Я, понятно, представилась Галочкой, птичкой-невеличкой, – люблю пошутить, дай только повод. И он руку мне поцеловал – неловко, неумело, но мне было приятно, что старается.
    На первом свидании грек стеснялся себя свободно проявлять. Всё больше молчал и нежно на меня смотрел. Только взгляд у него был странноватый – точно не может одновременно двумя глазами видеть. Ворочал головой на могучей шее, будто это шариковая бронебашня с единственной круглой амбразурой. Сделает поворот – и переключит зрение справа налево. Потом ещё поворот – и слева направо. Ослепший глаз у него при этом пустым делался, словно стеклянный. И придумала я прозвище для него Круглоглазик, чтобы не ошибиться в иностранном произношении.
    Пригласил меня ухажёр в хороший ресторан: показал, что кавалер со вкусом. Рук не распускал, сальностей не нёс. Вот я окончательно и втюрилась – сердце не камень.
    На втором свидании мы поцеловались. Лучше б я этого не делала: мир ушёл у меня из-под ног. От полноты чувств словно оконце внутри приоткрылось, и оказалось, что человека во мне с гулькин нос, зато остального… Ветром неслась я по небу, волной дыбилась в океане. Не было мне предела ни сверху, ни снизу, а грек мой ласковый, исполин могучий, обнимал целиком, заключал в болеутоляющее тёплое гнёздышко… Веселился и дразнил птицей великой Гарпушей – видно, родственная мне натура: как и я, любил пошутить. А может, и русскую Галочку без привычки не очень запомнил и боялся проколоться...
    Ещё пару раз встречались мы с парнем моим по субботам, перегреваясь, точно на солнцепёке, – пора было уже к следующему этапу отношений переходить. Но обмолвился Круглоглазик, что живёт у чёрта на куличках, и дом у него не как у людей: темно и сыро, соседи буйные спать не дают, день и ночь горланят и меж собою дерутся. Потому и забрёл он в наш магазинчик, что затосковал в том аду по живой красоте. Друг, чтобы ему депрессию перешибить, отпустил в отгул – цветов купить, в вазу поставить, нюхать, любоваться да летом упиваться... А тут я встретилась, неописуемая красавица…
    В общем, поняла из его рассказов, что не пригласит меня к себе Круглоглазик, – стрёмно ему. Надо в свои руки инициативу брать. Отпросилась с работы на неделю и увезла грека на дачу: родители как раз в городе задержались, дом остался пустой, в полном нашем распоряжении.
    Выгрузили мы из машины продукты, но до холодильника не донесли. Так и кинули на кухонном полу. Наружный мир для меня исчез – лестница на второй этаж, по которой он в спальню меня на руках нёс, стены, крыша… Время словно киселём застыло: дрожит и никуда не движется. Только мы с Круглоглазиком срастаемся стремительно – он проникает в меня, я в него! Не можем друг от друга отлипнуть, едой подкрепиться и то забываем. Носимся буйной стихией по бескрайнему космосу: то в догонялки играем, то молниями на просторах отплясываем, а устанем – замрём на часок в томном ленивом объятии вблизи какого-нибудь доброго солнышка. Косточки прогреваются, мышцы расправляются, душа светом полнится…
    Но ни одно счастье долго не длится. Явился вскоре к нам любимого закадычный друг. И начали они ругаться. А сами колышутся, форму то так, то эдак меняют… Приглядываюсь повнимательнее, и глазам не верю: дружок-то – сторукий, с пятьюдесятью головами… в общем, чудище страшное. Где только Круглоглазик его откопал! Тут узнала я, что служит Круглоглазик оружейником при тюряге – выбирают же профессии некоторые! – и там же живёт вместе с поднадзорными арестантами. А те беспредельщики всё время норовят власть захватить и вселенскую элиту свергнуть. Поэтому дружок совсем ненадолго моего отпускал, на одну лишь минуточку. Теперь же проведали заключённые, что Круглоглазик вовремя не вернулся и некому оборону держать. На радостях войнушку затеяли. Никак без парня моего не обойтись – гибнут уже целые миры.
    Разъярился Круглоглазик – побагровел, оскалился. А дальше было, как в фильмах-катастрофах, где герой спасает человечество: поцеловал он меня и, пообещав вернуться, исчез, оставил одну-одинёшеньку. Выжатую, как лимон, без чувств, без сил продолжать прежнее существование. Так бы и иссохла я в щепку, сгинула бы на втором этаже семейной дачи, да повезло, мать приехала. По щекам отхлестала, вымыла, причесала, заставила съесть рыбного супа и в город отправила.
    Вышла я через силу на работу, вернулась к привычному быту, но жизнь эта перестала быть моею. Точно сериал по телевизору смотрю про глупую девицу, цветочки в букеты собирающую, ленточками их перевязывающую, в сизаль и плёнку пакующую, денежки от клиентов принимающую… Скукота смертная, суета бессмысленная… Лучше руки на себя наложить, чем в таком убожестве существовать. Чувствую: скоро не выдержу, разнесу лавку и сама удавлюсь! Пора вырываться на свободу.
    Копалась как-то в подсобке и нечаянно услышала, как коллеги за стеной беседуют:
    - Не знаешь, что с Галой приключилось? Была спокойная и улыбчивая, клиент валом валил, продажи росли. А теперь гарпия гарпией! Люди шарахаются, после первого визита магазин стороной обходят. Жалко, конечно, но уволят её как пить дать…
    Вспыхнула я, накинулась на дурищ, наговорила всякого: и магазин мне осточертел, и морды их постные, мороженые, годные только похоронными венками торговать!.. А я хочу на полную катушку чувствовать… мне в их болоте слякотно, настоящего сквозняка не хватает… Выскочила в сердцах на улицу, да и думать о них забыла, хотя бок о бок вкалывали два года. Бегу сама не знаю куда.
    Влетела в парк, бросила себя на скамейку, вспомнила Круглоглазика и заплакала – так мне любви нашей безбрежной не хватает… полёта, птицы великой Гарпуши, ладони огромной шершавой, страстной и усмиряющей… Проклятые беспредельщики – из-за них потеряно счастье!.. И вдруг до меня дошло: так ведь не только коллеги, а и любимый меня гарпией называл, только не в ругательном смысле, а восхищаясь… Может, я гарпия и есть, если человеческую маску снять, которая уже мала? Только что это за тварь – гарпия и как мне с нею уживаться?
    Нашла интернет-кафе, набрала в поисковике слово. Оказалось, ещё древние с ними знались – полуженщинами-полуптицами. Вид у гарпий отвратительный – лицо и грудь человеческие, но тело и крылья грифа, длинные острые когти. Дикие они совсем, связаны с бурей и всяческим буйством – то-то я разгул стихий так полюбила…

      

    Неужели с Круглоглазиком я превратилась в уродку? Вернулась домой, посмотрелась в зеркало: крыльев нет, руки-ноги на месте, внешность обыкновенная, вполне симпатичная. Только глаза безумно поблескивают – от тоски по парню, понятно. Легла спать, а всё кручусь и мучаюсь. Понимаю, что пора решение принимать. То ли вернуться к нормальному существованию, то ли окончательно в гарпию оборотиться. На границе не удержусь – сойду с ума…
    Засыпая, подумала: у каждого своя природа, а если моя людям противна – разве правильно от неё отказаться? Кем без своего бурного нутра останусь? Рваной упаковкой, в которую никто и цветка не завернёт?
    Совершив выбор, вырвалась я на простор… Кончилось горе, воспрянула душа, оконце внутри распахнулось настежь, и понесло меня ветром по небу, волной по океану прочь от тела, как бабочку от лопнувшего кокона... Теперь и без Круглоглазика могу я летать, и нет мне предела ни сверху, ни снизу… Но не обнимает меня никто, не оберегает от себя самой. Страшно от излишнего своеволия – не натворить бы бед: говорят, гарпии детей крадут и души человеческие…
    Вот и скитаюсь по космосу в поисках тюряги с беспредельщиками… Пусть темно и сыро, пусть соседи лихие, но ведь вместе легче с судьбой бороться, правда, подруги?..
    Так вы про моего слышали?.. Радость-то какая!... И про дружка закадычного его?.. Ваууу!.. Циклоп, говорите, и ге-ка… гека-тон-хе́йр в Тартаре живут? Ой, спасибочки! А как отсюда добраться, подскажете?..
    Какие же вы добрые девочки, великие птицы Гарпуши! В стаю приняли, из беды выручили!.. Только не уговаривайте меня любимого бросить! Напрасно галдите – всё одно не соглашусь!.. С милым рай и в Тартаре – лишь бы быть рядом… А со временем вас опять навещу – порезвиться тоже охота, не всё же подвиги совершать…
    Что? Вы сейчас на праздник рождения нового солнца летите?.. Конечно, никогда не видала!.. Ужас, как интересно! .. А далеко?..
    Эх, была не была! Круглоглазик подождёт: сначала с вами, а потом к нему в тюрягу, конечно…
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн