Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

С Федота на Якова...

pillat17

С Федота на Якова...

    Икота не хотела уходить, как Яков Силантьевич не силился ее побороть.
    Битых два часа он был мучим не только нежданно накатившей напастью, но и своей досточтенной супругой Верой Афанасьевной, которая считала себя большим знатоком народных рецептов, а потому выдавала предписание за предписанием, хотя ни одно из них так и не помогло.
    Сначала Якову Силантьевичу пришлось выпить несколько стаканов холодной воды при наглухо заткнутых ушах – не сработало. Потом Вера Афанасьевна принудила его очень быстро раскусывать и проглатывать куски сахара, смоченные в уксусе – результат опять нулевой. Затем последовали всевозможные упражнения с глубокими вдохами и выдохами и задержкой дыхания – икоте хоть бы хны.
    - Ик-ик… – казалось, сеансу чревовещания не будет конца.
    - Раз простые средства не помогают, попрактикуемся в йоге, – сказала Вера Афанасьевна, наполняя водой очередной стакан.
    Йогу она имела в виду, конечно же, в переносном смысле. Но определенную сноровку Якову Силантьевичу, человеку в летах, пришлось проявить. На этот раз Вера Афанасьевна попросила супруга встать ноги на ширине плеч, нагнуться вперед, сцепив сзади руки и прогнув спину, и тянуться ртом к стакану, который она держала навесу. Еще один стакан был осушен до дна, и что ты будешь делать – опять осечка.
    - Ну что ж, практически все известные народные средства мы испробовали, – подвела промежуточный итог Вера Афанасьевна. – Остался последний способ, но в нем-то я уверена меньше всего. Какой-то он ненаучный совсем…
    - Ик-ик… – только так и смог выразить свое недоумение Яков Силантьевич.
    - В народе говорят, – продолжила Вера Афанасьевна, – если заела икота, значит, кто-то тебя вспоминает. Если хочешь узнать, кто, перечисляешь имена всех своих знакомых – на чьем имени икота остановится, тот о тебе и думает.
    - Ик-ик… – согласно икнул Яков Силантьевич и начал перечислять имена: – Андрей, Сергей, Руслан, Иван…
    - Женские не забудь, – съязвила Вера Афанасьевна, глянув на супруга, по молодости того еще повесы, изучающе.
    - …Ярослав, Святослав… – продолжил Яков Силантьевич, не придав значения словам жены.
    Тем временем позвонили в дверь.
    - Федот Матвеевич никак пришел. Как и договаривались, к обеду, – прервался Яков Силантьевич и пошел открывать.
    Икоту сняло как рукой, что не ускользнуло от бдительных глаз Веры Афанасьевны.
    - Ну вот, а мы мучились столько, – развела она руками. – А оно вона как.
    
    * * *
    
    Федота Матвеевича ждали. Был он таким же начинающим пенсионером, как и Яков Силантьевич, и тоже из «стариков-разбойников». В отличие от Якова Силантьевича, в прошлом инженера, Федот Матвеевич был гуманитарием, филологом и полиглотом: знал десяток-другой языков и, несмотря на преклонный возраст, не переставал учить новые. Вместе они состояли в городском уфологическом клубе – эта деятельность и занимала большую часть их времени, пока не иссяк еще порох в пороховницах.
    - Несу, что обещал, – с порога известил Федот Матвеевич, помахивая листами бумаги.
    Запустив в дом товарища, Яков Силантьевич затворил дверь.
    - Ждем-с гостя дорогого. С самого утра только о вас и думал, пока треклятая икота не одолела. Ох, и намучился я от нее.
    - Да вы что, Яков Силантьевич? И у меня та же проблема поутру была.
    - Какое совпадение. И как справились с проклятущей? – поинтересовался хозяин.
    - Да как? Так и справился. Жена заговор дала чудодейственный: «Икота, икота, перейди с меня на Федота, с Федота на Якова, с Якова – на всякого!» – как рукой сняло. Опосля только и думал, что о встрече нашей.
    - Так что же это получается? – На Якова Силантьевича снизошло озарение: – Мы с самого утра друг о друге думаем, и проказу эту друг на друга насылаем. Вот и к открытию телепатии вплотную подошли…
    Приятели рассмеялись и прошли в гостиную, где Вера Афанасьевна уже собирала на стол. Обед был своего рода гонораром, который Яков Силантьевич посулил Федоту Матвеевичу за перевод статьи из иностранного научного журнала.
    Заполучив желанный текст, Яков Силантьевич углубился в чтение. В статье говорилось о том, что возле одной из звезд солнечного типа обнаружили планету, размерами и удаленностью от светила похожую на Землю. И вполне возможно, что когда-нибудь на этой планете обнаружат признаки жизни, а то, глядишь, и братьев по разуму.
    Новость уфологов порадовала.
    - Будет о чем и о ком на досуге подумать, – сказал Яков Силантьевич.
    - Вот уж им там поикается, так поикается, – поддержал коллегу Федот Матвеевич.
    Вера Афанасьевна позвала к столу.
    - А ведь отличная идея, – сказал Яков Силантьевич, когда они сели за стол. – Не побоюсь воскликнуть: «Эврика!»
    - Это вы о чем? – уточнил гость.
    - Да как же о чем? – оживился Яков Силантьевич. – Вот смотрите: если бы все жители Земли в одно и то же время стали думать об обитателях той планеты, как вы полагаете, чтобы тогда произошло?
    - Ну-ну, и что же? Не томите, голубчик.
    - Если там обитают подобные нам разумные существа, то наверняка там действуют и такие же телепатические закономерности. И если кто-то о ком-то думает, то это как-то отражается на том, о ком думают. А это значит, что если мы все вместе начнем думать о жителях той планеты, то у них там начнется самая настоящая эпидемия икания. И задумавшись о масштабе явления, они, вполне возможно, как и мы с вами только что, откроют для себя этот необычный вид межзвездной связи…
    - И методом перечисления всех известных их астрономам планет, пригодных для жизни, они вычислят, как и вы меня, кто о них думает, – подхватил идею Федот Матвеевич. – Просто гениально! Но как сделать так, чтобы все люди одновременно подумали о них?
    - А вот тут, Федот Матвеевич, и пригодится ваш талант полиглота. Мы с вами набросаем для широкого читателя какую-нибудь сенсационную заметку про загадочную планету и разошлем ее во все СМИ, какие только есть. Правда, придется хорошенечко потрудиться.
    На том друзья и порешили. Наскоро покончив с обедом, они принялись за работу.
    Оставшаяся часть дня ушла на подготовку статьи. Ближе к вечеру, когда она была готова, Федот Матвеевич перевел ее на все известные ему языки и, засев в интернете, они принялись методично рассылать ее в мировые масс-медиа.
    Глубоко за полночь работа была закончена. Яков Силантьевич проводил Федота Матвеевича до дверей, и они пожелали друг другу спокойной ночи.
    
    * * *
    
    Весь следующий день друзья-уфологи пожинали плоды своих трудов, то и дело созваниваясь и докладывая друг другу о том, что те или иные телеканалы, радиостанции, печатные издания и сетевые ресурсы поведали новость о далекой планете. Вести приходили из всех стран и со всех континентов.
    Лишь два человека на Земле знали, что стоит за всем этим информационным бумом. Хотя, вполне возможно, три – ведь была еще Вера Афанасьевна, если, конечно, она потрудилась вникнуть в то, о чем говорили и что делали ее супруг Яков Силантьевич и его товарищ по увлечению Федот Матвеевич.
    В любом случае друзья были довольны сделанным делом и вечером второго дня легли спать с чувством исполненного долга.
    
    * * *
    
    На следующее утро Яков Силантьевич проснулся от того, что звонил телефон.
    - Ну, кто там так рано? – заворочалась Вера Афанасьевна.
    Открыв глаза, Яков Силантьевич первым делом посмотрел на часы. Время было раннее – что-то около семи.
    Яков Силантьевич поднес трубку к уху, но прижать ее к нему не смог – уши почему-то горели. Не успел он сказать в трубку дежурное «Алло», как услышал голос Федота Матвеевича с того конца провода.
    - Яков Силантьевич, это вы? Я вас разбудил? Или вы уже не спите? – Федот Матвеевич был явно возбужден.
    - Вы меня разбудили, – сонным голосом ответил Яков Силантьевич.
    - Так вставайте же скорее и включайте ваш ящик! Вы даже не представляете себе, что творится по всему миру! – кричал на том конце провода Федот Матвеевич.
    - Да объясните же вы, наконец, что произошло? – раздраженно буркнул Яков Силантьевич.
    - Невероятно! Просто невероятно! По всей Земле наблюдается одна и та же странность – у всех людей… горят уши! Просто какая-то эпидемия «горящих ушей».
    Яков Силантьевич на секунду задумался, приходя в себя. И сразу вспомнил, что и он в первую очередь обратил внимание на свои уши. Интересно, чтобы это значило?
    - И что из этого? – спросил он.
    - Как что?! – кричал в трубку Федот Матвеевич. – Неужели вы не понимаете? Сработало! У нас получилось! Ведь уши горят когда? Вспоминайте…
    - Ну и когда? – все еще не проснувшись до конца, пытался вникнуть в происходящее Яков Силантьевич.
    - Да так же, как при икании, когда кто-то о тебе думает. Разве что с одной поправкой… – здесь Федот Матвеевич перешел на более спокойный тон. – Если горят уши, значит, тебя ругают.
    Наконец-то Яков Силантьевич пришел в себя и понял, о чем речь. Новость настолько его ошеломила, что он вскочил с кровати и устремился в гостиную, включил телевизор и начал щелкать по каналам, ища новости о странной «эпидемии». Правда, этого можно было не делать, потому что новости продолжал изливать ему в трубку Федот Матвеевич.
    А уши и вправду горели, причем сильно. Яков Силантьевич подошел к зеркалу и глянул на свое отражение. Уши были не просто красными, но и припухшими.
    - Ничего себе, – удивился Яков Силантьевич. – Значит, говорите, ругают нас?
    - Ну да. Если, конечно, верить народным поверьям, – отозвался в трубке Федот Матвеевич. – Так что, Яков Силантьевич, откроем миру тайну сеанса космической связи? Глядишь, Нобелевку получим!
    - Вы, Федот Матвеевич, подождите. Не спешите. Нельзя так сразу. Надо подумать хорошенечко, – Яков Силантьевич почесал затылок.
    - А что ждать-то? Что думать? Вы посмотрите – результат на лицо. Точнее – на уши. Но результат ведь.
    - Нет-нет-нет, Федот Матвеевич, вы подождите, – снова осадил товарища Яков Силантьевич. – Вы же сами говорите, если уши горят, значит, ругают. Получается, они злятся на нас что ли?
    - Да, слушайте, ведь точно… – тут же остепенился Федот Матвеевич. – Как-то я об этом не подумал. Нам ведь такие «звездные войны» совсем ни к чему. Что делать-то будем?
    - Что делать? Что делать? Спасать мир будем! – не особо долго думая, принял судьбоносное решение Яков Силантьевич.
    - Это как? – не въехал Федот Матвеевич. – Поясните.

      

    - Давайте-ка, дуйте ко мне. Будем исправлять ситуацию. Напишем какую-нибудь статью, что, мол, гипотеза о жизни на той планете – это полная чепуха. Пусть все забудут про нее, а на самой планете – про нас. Думаю, так будет лучше для всех.
    - Да, видать, не лучший способ общения с братьями по разуму мы придумали, – взгрустнул на том конце провода Федот Матвеевич.
    - Ничего. Нет худа без добра, – подбодрил его Яков Силантьевич. – Зато скорость мысли измерили – и то дело. В общем, жду вас к завтраку.
    На том сеанс связи закончился.
    
    * * *
    
    А вот сеанс межзвездной телепатической связи продолжался еще пару дней, пока два заправских космических «телефонных хулигана», Яков Силантьевич и Федот Матвеевич, выводили человечество из конфуза. Эпидемия «горящих ушей» скоро сошла на нет, так и оставшись загадкой для всего остального населения Земли.
    Яков Силантьевич и Федот Матвеевич не забыли взять обет молчания с Веры Афанасьевны, как единственной свидетельницы столь знаменательных событий. А для себя старики-уфологи решили, что лучше уж «летающими тарелочками» заниматься – спокойнее как-то для всех. И для людей, которые, не подозревая о том, сделали заиками целую планету. И для братьев по разуму, быстро смекнувших, как надрать за это уши, пусть и на расстоянии сотни-другой парсеков.
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн