Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Никаких чудес

Кот Мурлыка

Никаких чудес

    1
    Когда дверь в комнату приоткрылась, 6 пар глаз невольно обратились в ту сторону.
     - Ну? – нетерпеливо спросил Володя вновь вошедшего.
    Тот безнадежно покачал головой.
     - Ясно. –констатировал Феликс – Чуда не произошло…
     Вопреки распространенному мнению, Феликс не был ни евреем, ни армянином. Просто родителей его звали Мария Ивановна и Василий Иванович, а потому детей они хотели назвать как-нибудь по-особенному. Вот и получились Феликс и Ирма. Но дети своих экзотических имен не любили и очень стеснялись. Сестру Феликса все называли Ириной, а его самого на американский манер - Фил – и при этом хитро ухмылялись.
     - А какого чуда ты ждал? – вспылил Денис – что эта хрень сама рассосется? Да то, что она взялась неизвестно откуда и вторые сутки висит у нас над головой – это по-твоему не чудо?
     - Чудо – согласился Феликс – да только не люблю я таких чудес. Лучше бы эта хрень испарилась, так же как возникла, и не морочила нам головы.
     - Естественно, - ехидно улыбнулся Васек, известный задира и сквернослов, – главная задача ученого – систематизировать колоссальный материал, накопленный минувшими поколениями исследователей. А тут тебе какую-то неизвестную хрень подсовывают. Начнешь ее исследовать, а она как ё…
     - Да что вы заладили: "Хрень, хрень…". Неизвестная природная аномалия.
     - Тоже мне, природная! – возмутился Васек, - Да где ты видел такие природные аномалии? Эта хренова аномалия явно искусственного происхождения.
     - Вторжение?
     - Сразу "вторжение". Это контакт! – подал голос Костик, в просторечии именуемый Котом за явное портретное сходство.
     - Докажи!
     - Что доказать? – растерялся Кот
     - Что это контакт, а не вторжение.
     - Ну вот еще! Если бы это было вторжение, то маленькие зелененькие человечки посыпались бы нам на голову без предупреждения, а не стали бы вешать этот фонарь, чтоб мы успели подготовиться.
     - А может это у них этика такая: нельзя нападать без предупреждения. Да и как ты тут подготовишься, если не знаешь к чему.
     - Что-то ваша дискуссия завела неизвестно куда. С чего вы взяли, что это вообще пришельцы.
     - А кто же?
     - Может это военные испытывают новый разведывательный зонд.
     - Или наше терпение.
    Все обернулись к Паше. Он так редко открывал рот во время таких вот стихийных диспутов, что о нем часто забывали.
     - Что ты хочешь этим сказать? – спросил наконец Феликс, когда пауза начала затягиваться. Он не одобрял театральных эффектов. Да и вообще, мало чего одобрял, начиная от финансирования и кончая привычками своих коллег. Его часто призывали в качестве судьи в споре, свято уверенные в том, что споров он тоже не одобрял.
     - Я хочу сказать, что эта Хрень явно нарывается. Она неспроста висит именно у нас над головой. Мол, вот она я, исследуйте меня. Я предлагаю разработать программу исследований и начать в оптимально-минимальные сроки.
     - Мне показалось, или ты действительно произнес эту Хрень с большой буквы?
     - Считай, что я дал ей имя.
     - А ты не боишься, что мы начнем ее прощупывать, а она как ё… - снова вмешался Васек
     - Я боюсь, что если мы так и будем попусту молоть языками, то эта Хрень как ё… просто потеряв терпение.
    Все дружно рассмеялись.
    
    2
     - Ну? – этот вопрос уже стал привычным
    Дежурный наблюдатель безнадежно покачал головой. Этот жест тоже стал привычным. На протяжении двух недель Хрень не позволяла себя исследовать: не одно известное излучение не проникало сквозь видимую поверхность Хрени, а датчики емкости и массы не обнаруживали ничего. Пустое место. Хотя это-то как раз было понятно. Хрень не меняла своих видимых размеров и положения, не меняла цвета и яркости. Днем и ночью желто-зеленый шар маячил над крышей института едва не касаясь антенн и уже изрядно действовал на нервы.
     - Эту штуку явно интересует что-то в этом здании.
     - Или кто-то.
     - А вот это исключено. Когда мы уходим домой, она остается на месте.
     - Не правда, в здании всегда остается дежурный наблюдатель.
     - Каждую ночь другой.
     - Тогда сторож.
     - Но днем-то его нет.
     - А виварий.
     - Что ты предлагаешь? Устроить зверюшкам экскурсию за город.
     - А чего в этом плохого? Пусть проветрятся. Да и мы заодно.
     - И голубей захватите заодно, а то повадились под Хренью тусоваться – все приборы засрали.
     - Васек прав, – вмешался Денис. - Надо очистить здание. Давайте проведем учения по гражданской обороне. Или лучше пожарную тревогу. Заодно и приборы помоем.
     - Шеф тебе помоет…
    
    3
     - Скажите, а вы уверены, что это Хрень действительно существует?
    Вопрос застал всех врасплох. За пошедшие 3 месяца все как-то свыклись с наличием этого чуда. Да и чудо, которое 3 месяца подряд маячит на одном и том же месте, превращается в обыденность.
     - А что, по-твоему, у нас коллективная галлюцинация?
     - Очень может быть. Если бы она была там на самом деле, военные давно бы засуетились. Да и по городу слухи ходили бы.
     - Много ты слушаешь! Когда вообще в последний раз в город выходил? Только до общежития и обратно. Да и все мы последние три месяца: домой поспать, а потом бегом на работу.
     - Ну и что? - настаивал Костик, - У меня девушка на набережной живет. Как раз окнами в сторону института. Так она ни разу ничего такого не спрашивала.
     - И у меня жена, кстати, тоже.
     - Ну, так пойдите, позвоните им и спросите, видят ли они что-нибудь особенное над институтом – назидательно сказал Сергей Сергеевич, самый молодой из присутствующих. По имени отчеству его в шутку начал величать Денис, да так и повелось.
     - Ну да – протянул Кот, задумчиво щурясь, чем еще больше увеличил сходство со своим четверолапым тезкой, - чтобы она меня потом всю жизнь спрашивала, а не вижу ли я чего-нибудь особенного у нее над ухом…
    Все дружно потупились, представляя, что им скажут жены или девушки на такой вопрос. Рисковать никому не хотелось.
     - Тогда пусть кто-нибудь пойдет и поспрашивает прохожих на улицах, – не унимался Сергей Сергеевич.
     - И ему быстренько оформят психушку.
     - Ну, почему же? Можно прикинуться приезжим и потереться около вокзала.
    Все заинтересованно посмотрели на него.
     - Вот ты и сходи, - резюмировал Денис – ты у нас самый молодой и наименее известный. Можешь для конспирации усы приклеить или темные очки нацепить.
     - Ага, темные очки… Вот-вот снег пойдет, – обижено огрызнулся Сергей Сергеевич, но встал и пошел одеваться.
    
    4
     Снег медленно струился с неба, обтекая желто-зеленую Хрень, упорно висевшую над крышей института. Казалось, что снежинки рождаются прямо из воздуха и скатываются по выпуклому боку Хрени, образуя небольшой сугроб по периметру. Сугроб уже довольно надежно защищал от ветра голубей, которые не ломали себе голову над загадками мироздания, а использовали их с пользой для себя. Эти голуби и сугроб, могли бы служить свидетельством того, что Хрень действительно существует, если конечно, сами они не были частью галлюцинации.
     - Ну? - 6 светлейших голов института, а может быть и всей страны обернулись к Сергею Сергеевичу. Его растерянный вид мог заставить рассмеяться кого угодно. Но на лицах не было заметно и тени улыбки. Напряженное ожидание, и ничего более.
     - Они считают, что мы изобрели вечный двигатель.
    
    5
     Немая сцена из "Ревизора" не может сравниться по силе и выразительности с немой сценой, последовавшей за этой фразой. Хорошо, что все сидели, хотя Васек так резко выпрямился, что ударился головой об угол полки. Даже то, что он сказал при этом не вызвало обычного недовольства Феликса, настолько все были ошарашены.
     - Они в своем уме? Вечных двигателей не бывает!
     - А такая Хрень, по твоему бывает?
     - Знаете что? Они правы, – задумчиво сказал Володя и надолго замолчал.
     - Кто, они?
     - Ну, обыватели. Горожане. Раз уж мы не можем залезть внутрь этой Хреновины, то давайте использовать ее в мирных целях. Как голуби.
     - Интересно, что они в ней нашли?
     - Ну, самое простое предположение – крышу над головой.
     - Тепла она не дает – это проверено. Интенсивность видимого спектра не велика – тут тоже ничего не нароешь. Может какие-нибудь биополя?
     - Биополе амперметром не измеришь.
     - Да его и датчиком Холла не измеришь. Нужно что-то принципиально новое.
     - Ага – как всегда съехидничал Васек – на базе голубя.
     - Вот и займись, - резюмировал Володя – ты ж у нас каким-то боком биолог.
     - Ага, - фамилия у меня Петров. Как чашка Петри…
     - А что, у тебя еще и фамилия есть? - Притворно удивился Денис. Фамилии, естественно, были у всех. Так же как и отчества. Да только их никто не помнил. Глупо запоминать фамилии в группе из 7 человек. Ладно бы еще все семеро были Иванами. И еще глупее обращаться друг к другу по отчеству, если Володя старше Сергея Сергеевича всего на полгода. Сам Сергей Сергеевич – исключение. Достаточно вспомнить, как он явился на работу в первый день в пиджаке и галстуке. Хотел произвести впечатление. Больше он таких глупостей не делал.
     - Хватит, - одернул их Володя - нам действительно нужны принципиально новые приборы. И принципиально новые идеи. А то в последнее время с этим совсем бедно стало. Может на вас тоже эта Хрень действует?
    
    6
     - Ну? – Костик только пожал плечами.
     - Раздача слонов продолжается – констатировал Феликс
     - А с чего бы шефу не гневаться – задумчиво спросил Володя – кто из вас за последние полгода сделал хоть что-нибудь по своей основной теме? Ладо, сделал - хотя бы сдул пыль с папки?
     - Можно подумать, что сам ты сдувал. Все мы заняты этой Хренью под завязку.
     - И я тоже не сдувал. Даже и не помню, куда я все сунул. Но почему никто не догадался сказать шефу, что сейчас работает над более интересной темой. Шеф умный мужик. Он бы одобрил.
     - Вот ты и скажи.
     - И скажу.
    
    7
     - Ну – привычно спросило общество
     - Шеф велел всем составить краткое описание темы предполагаемых исследований и план работы. Обещал финансирование.
     - Чем же ты его так пронял?
     - Я рассказал ему о нашей идее датчика биополей.
    
    8
     Первая оттепель была встречена ударным трудом на крыше института. Снег и голубиный помет счистили, площадку по периметру Хрени огородили сеткой. Хотя Хрень висела довольно высоко – метрах в 5 над головой, рабочие невольно пригибались. Очень уж давила на мозги огромная туша, висящая над головой.
    Установка приборов происходила без всякой системы. Да и какая может быть система когда каждый старается всунуть в большую, но все-таки ограниченную рабочую зону как можно больше всяких датчиков, принцип работы которых сам плохо понимает. Хитросплетение проводов напоминало абстрактную скульптуру под каноническим названием "Черт ногу сломет". Чтобы рабочие не последовали примеру достославного черта, сверху настелили настил. Но так как установка велась без всякой системы, то его приходилось то и дело поднимать. В результате ноги рабочих находились в постоянной опасности. Завершали картину великого столпотворения клетки с животными, нашпигованными датчиками и электродами плотнее, чем баранья нога чесноком. Какая-нибудь впечатлительная дамочка из общества "зеленых" наверняка упала бы в обморок, увидев, как страдают птички и мышки. Но птички не страдали, поскольку это не входило в планы исследователей. Боль или другое неудобство вносили бы нежелательный шум в результаты наблюдений.
     Но день шел за днем, приборы сменяли друг друга, но результатов не было.
    
    9
     - И чего ты там ищешь – спросил Костик Сергей Сергеевича, остервенело листающего альбом репродукций Микеланджело.
     - Я ищу утешения. Ведь сколько лет или даже столетий человек не понимал природы Бога, а пользовался его услугами. А мы не можем найти способ использовать какую-то летающую Хрень.
     - Бога нет – безапелляционно заявил Денис, сидящий к ним спиной и не менее остервенело вычеркивающий пункт за пунктом из длиннющего списка.
     - Докажи – не поднимая головы от своих расчетов бросил Володя.
     - И доказывать нечего! Вот что Бог лично тебе сделал хорошего? Ничего! И мне ничего.
     - Я ничего и не просил. А ты просил? Может, просто мы не умеем правильно пользоваться этим устройством.
     - Каким еще устройством?!
     - Богом. Подходим к нему с неподходящим разъемом. Или на неподходящем языке обращаемся.
     - Бог – он всемогущ. Должен на любом языке понимать.
     - Ну вот. А только что говорил, что Бога нет.
    Денис слегка смутился, но не настолько, чтобы потерять нить разговора.
     - Ладно, но мы-то имеем дело не с Богом. На каком языке с ним прикажешь разговаривать? На марсианском?
     - А ты хоть на каком-нибудь пробовал?
     - А ты?
     - По-русски и по-английски.
     - Ну? – задали уже привычный вопрос все в один голос.
     - Не реагирует. Но я подумал, может дельфиний язык ему больше понравится.
     - А ты сам-то дельфиний язык понимаешь? – съязвил Васек
     - Вот я и попрошу эту Хрень, чтобы перевела.
    
    10
     - Должен признать, что мы так и не продвинулись – печально заключил Денис покончив со списком, - ни толку от этой Хрени, ни проку.
     - Луна тоже совершенно бесполезно болтается в небе вот уже много миллионов лет и никого это не напрягает. Так почему мы должны мучиться из-за того что еще один бесполезный шарик повис у нас над головой? Не лает, не кусает…
     - Внутрь не пускает…
    Феликс и Денис глубоко задумались
     - Нет, - сказал наконец Фил – Луну по крайней мере исследовали.
     - Когда это случилось? Уже в 20 веке. А до того она разве что служила вдохновению поэтов и волков.
     - А еще календарем для недоразвитых народов
     - Все мы когда-то были недоразвитые.
     - А потом развились и исследовали.
     - Ну так давайте спокойно развиваться и не рвать волосы на голове от того, что развиваемся недостаточно быстро.
     - И что ты предлагаешь?

      

     - Прежде всего, нужно опубликовать все, чего мы до сих пор достигли. И написать подробный отчет для шефа – пусть успокоиться. А там сядем спокойно и подумаем, что дальше.
    
    
    11
     - Это просто чудо, каких успехов достигли наши молодые ученые за последний год, - вещал с трибуны директор института, по традиции подводя итоги работы за год.
     Упомянутые ученые смущенно краснели, а их шеф покровительственно кивал головой, давая понять, что в этом есть и его заслуга. С этим никто не спорил, шеф заслуженно пребывал на пьедестале наравне со своими подчиненными. Ну, скажите, какой еще шеф мог бы с таким пониманием отнестись к их бредовым идеям, да еще и выбить под них деньги?
     В перерыве многие сотрудники сочли своим долгом пожать руку своим молодым коллегам и одобрительно похлопать их по плечу. Тем было немного неуютно вдруг оказаться в центре внимания, принимать поздравления от людей маститых и прославленных. Шеф тоже причестился:
     - Молодцы, ребята, я в вас верил! – сказал он, и перейдя на заговорщический шепот добавил, - А теперь скажите мне по секрету, зачем вы подвесили эту хрень над институтом. От нее же никакой пользы.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн