Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Бурёнкин рок

ауранавт

Бурёнкин рок

    Целые сутки (с перерывами, конечно) думал, подойдет ли рассказ под жанр. То, что он - юмористический, однозначно. В этом может усомниться только человек с полным отсутствием чувства юмора. Но вот насчет фантастической основы... А потом решил, что все-таки это - фантастика! :-)

    Серега был молодым и смышленым парнем, а работал ночным сторожем на молочной ферме. Да, да – сторожем и рабочим на ферме! Почему? - спросите Вы. Да все просто – ему нравилась такая работа! Он очень любил животных, а те чувствовали энергию добра и по-своему отвечали взаимностью (ну хотя бы так, что не брыкали его копытами). В будущем Серега мечтал заиметь свою ферму. Сейчас он учился на 3-м курсе Сельскохозяйственного техникума, планировал поступить в институт. Зачем – опять спросите Вы – чтобы быть животноводом и владельцем фермы, оканчивать ВУЗ? Хм. Да затем, чтобы быть грамотным и прогрессивным животноводом! С научным подходом к делу!
    На все летние каникулы он решил устроиться на самую что ни на есть простую и грязную работу в коровнике. Не менеджером в салон сотовой связи и не официантом в летний ресторан! Вот так! Парень хотел, что называется, изнутри, с самого дна, постигнуть свою будущую профессию. Кроме ночных дежурств и присмотра за животными, днем он также зачастую помогал убирать в коровнике и ухаживать за рогатыми подопечными.
    Еще Серега тайно писал книгу, а ночная работа давала замечательную возможность в тишине, покое и уединении (коровы не в счет) сосредоточиться на своих творческих экзерсисах.
    
    На днях хозяин примчался на ферму с музыкальным центром – сказал, мол, видел по телевизору в «Сельской жизни» сюжет о новой методе. Заводишь буренкам классическую музыку – только чтоб более или менее приличного качества звук был – и ждешь, значит, увеличения надоев. Ну это, понятно, не сразу произойдет. Надо бомбить их сеансами классики может несколько дней, или даже недель, пока их коровьи мозги не оценят всю тонкую эстетику предложенного досуга, а в ответ на излишне душевное отношение и заботу – не отблагодарят повышенными надоями. Ну вот. Водрузили, значит, на почетное место аудиоцентр, старательно расстелив под ним газету. Огонечки сверкают – красавец! Весь такой из себя хайтэковский! Доярки в первые минуты его чуть до дыр не затерли. Серега думал – разорвут! После торжественных ощупываний хватились – а ставить нечего. От радио, из-за сильных помех, отказались. Шеф побежал в свой Уаз «Патриот». Вернулся счастливый – с дисками Бабкиной, Добрынина и «Ленинграда». Потом подумал, спрятал последний их них в карман, а остальные бросил на стол:
    - Пока вот эти. Хотя по телевизору именно про классику упоминали. Ладно, завтра утречком съезжу в городской магазин – закуплю пару десятков компактов.
    
    На следующее утро по вновь заведенному правилу, тетки с большой опаской, будто из электронного чрева «сидюка» исходила какая-то скрытая угроза, включали музыку. Они громко галдели, спорили меж собой, постоянно надоедая Сереге с вопросами касательно технологии загрузки диска и прочих премудростей.
    Так прошли две недели, в течение которых звуковым фоном на скотном дворе безраздельно властвовали симфонии, оперы, сонаты. Обычная тишина с периодическим мычанием, щелчками металлических ведерных ручек и ласковыми словами доярок – все это потихоньку стало забываться. А надои действительно поползли вверх и в сумме увеличились процентов эдак на десять!
    
    Ну а Серега вообще-то любил слушать тяжелый рок. Особенно тот – 70-х – начала 90-х.
    Как-то он притащил с собой на работу диск музыкальной рок-команды AC/DC*.
     «Поставить, что ли ночью? Негромко. Какая разница – все равно делать нечего. А так хоть любимую музыку послушаю», - подумал Серега, загружая лазерный кругляшок.
    - А теперь сеанс рок-терапии-и-и! – объявил он и нажал на кнопку «пуск».
    Первые аккорды заглавной «Thunderstruck»** заставили вечножующих коров замереть в ступоре. Симфония всеобщего хруста смолкла, истончаясь последними нотами через вентиляционные отдушины. До того активно шевелившаяся, торчящая из ртов солома также застыла желтым частоколом - изредка, единичными травинками, осыпаясь в стойло.
    Брайан Джонсон*** надрывался вовсю:
    «На-на-на-на на-на на-а-а на-а-а. Тан! Дер! На-на-на-на на-на на-а-а на-а-а. Тан! Дер!»****
    Сереге показалось, что ближайшая корова начала скакать на манер, как знаменитые припрыжки Энгуса Янга***** во время его гитарных пассажей. Сморгнул глазами – нет, показалось, значит. В такт музыке коровы дико вращали огромными глазами и крутили хвостами, отгоняя несуществующих, спящих по ночам насекомых-кровососов.
    На 7-й по счету песне - «Are you ready»****** Серега нутром почуял, что что-то происходит. Хорошее или плохое – он пока еще не понял. Любитель рока заглянул в ближайший к нему отсек – из вымени буренки текла тонкая струйка молока. На полу уже образовалась приличная лужица. Заглянув еще в десяток стойл, он понял, что подобная оказия творится во всем коровнике. Опасаясь, что таким макаром все здание скоро истечет молоком, Серега трясущимися руками нащупал в кармане мобильник и принялся набирать номер начальника. После десятиминутных бесплодных попыток, он наконец услышал заспанный голос. Серега, заикаясь, как мог объяснил суть происходящего, попутно выдвинув резонную версию о некачественном племенном материале.
    Через десять минут на улице послышалось тарахтение – «ага, шеф на своем «Патриоте» явился». Синхронно сопровождая последнюю связную мысль Сереги, в коровник влетел Михалыч, распинывая в стороны попадающиеся на пути пустые ведра. Молча пройдя быстрым шагом мимо Сереги – тот стоял с видом нашкодившего пацана и глупо улыбался, шеф лично осмотрел примерно с треть всех стойл. После чего бросил на Серегу громоподобный и полный какого-то безумного торжества вгляд. Затем рванул к пульту и, недолго думая, врубил «дойку».
    Эта была новейшая, еще не опробованная Михалычем, автоматизированная система, совсем недавно смонтированная в его коровнике. По общей команде с Центра отдельные роботизированные агрегаты с помощью фотоэлементов находили вымя и закреплялись на нем, рапортуя о готовности. Если же какой-либо из них по технических или иным причинам не присасывался куда надо, его работа автоматически блокировалась. Далее, опять же общий сигнал запускал все доильные машины. В процессе дойки информация поступала на пульт, где на мониторе отображалось состояние каждой буренки, количество уже полученного молока и другие данные.
    
    Наутро, в ярких солнечных переливах, начавший более или менее связно рассуждать Серега сидел в конторе, подробно излагая Михалычу те детали ночного происшествия, которые тот проспал.
    - Не упускай ни единой мелочи! Слышишь? Ни единой! – словно в контрразведке шеф выбивал показания из зевающего Сереги.
    После исповеди сторожа главный молча сел в машину и куда-то укатил. К обеду он вернулся, неся в руках пакет. Изнутри его оттопыривала стопка неких твердых угловатых предметов.
    - Вот. Взял все, что у них было из дискографии «AC/DC». Будем работать!
    С тех пор в этом хозяйстве были самые высокие надои молока в регионе! Но «секрет фирмы» они до сих не раскрыли. Кстати, шеф даже посылал молоко на экспертизу – его энергоценность оказалась выше среднестатистического качественного молока аж на 70 процентов!
    А еще Михалыч подумывает прикупить для буренок более дорогую аудиосистему – может тогда удастся выйти и на всероссийский уровень!
    

      

    
    Примечания:
    * Австралийская рок-группа. В пер. с англ. языка – переменный/постоянный ток.
    ** В пер. с англ. языка – как громом пораженный.
    *** Вокалист группы AC/DC.
    **** Несколько вольная русская транскрипция английского слова «тhunder» – гром, грохот.
    ***** Ведущий гитарист группы AC/DC.
    ****** В пер. с англ. языка – готовы ли вы.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн