Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

Мурзик, дом и психоключ

Мурзик

Мурзик, дом и психоключ

     

    Илья давно мечтал о таком доме. Он стал мечтать о нём сразу, как только в газетах появились публикации о зданиях, расположенных одновременно в двух пространствах. Будучи человеком экономным, он сразу смекнул – лет через пять это приобретение себя окупит. Ну, не то, чтобы окупит, но позволит сэкономить деньги, потраченные на туристические поездки. "А может быть, и окупит, – подумал Илья, будучи настоящим дельцом, если не сказать – барыгой. – Если я стану сдавать одну комнату ".
    В офисе "Домострой" Илью снабдили каким-то чудным психоключом, который должен открыть дверь его будущего дома. Из объяснений Илья ничего не понял, какие-то новые технологии. Не откладывая, он решил осмотреть свою предполагаемую жилплощадь. Сотрудник "Домостроя" ждал его на месте.
    – Вы Илья? Будем знакомы. Меня зовут Антон. А это ваш новый дом! – он показал рукой на коттедж, стоявший за невысоким забором. – Давайте войдем во двор, – Антон распахнул широкую калитку и шагнул внутрь. – Идемте, осмотрите свои будущие владения.
    Они обошли кругом двор, оглядели все пристройки, и подошли к одноэтажному дому с двускатной крышей, над которой возвышалась внушительная снежная шапка. Обычный дом, каких много, ничего особенного.
    – Посмотрите, – Антон погладил ладонью поверхность двери. – На дверях нет замков, и открыть её сможете только вы и ваша жена.
    – И как же это? Как работает этот ваш психоключ? Что сделать надо? Сказать "Сим-сим, откройся?"
    Антон снисходительно ухмыльнулся и стал объяснять.
    – Только вы сможете открыть дверь в то измерение, где находится ваше жилище. Как говорится, мой дом – моя крепость. Смотрите.
    Антон взялся за никелированную ручку, и потянул дверь на себя. Она подозрительно легко открылась. "Вот тебе и только вы с женой! – злорадно подумал Илья. – Ох уж мне эти недоделанные новые технологии!"
    Дверь открылась и за ней вместо входа оказалась грубая кирпичная кладка.
    – И что это такое? – с обидой в голосе сказал Илья. – Розыгрыш что ли какой-то? И как же мы туда попадём?
    Антон закрыл дверь, она тихо щелкнула замком.
    – А теперь попробуйте вы. У вас должно получиться.
    – Я не совсем понимаю, – Илья лукавил, на самом деле он совсем не понимал. – Если это просто такой розыгрыш, если где-то спрятана скрытая камера, то это дурацкий розыгрыш. И дурацкая скрытая камера! И дурацкая шутка, в конце концов!
    Подумав, что его могут показать в какой-нибудь юмористической передаче, Илья приосанился.
    – И где тут у нас скрытая камера? – игриво спросил он и открыл дверь.
    Если здесь действительно была скрытая камера, то Илья мог бы лицезреть, насколько смешным бывает его лицо в момент удивления. Кирпичная кладка исчезла, в дверной проём был виден просторный холл.
    – Это и есть ваш новый дом, – сказал Антон.
    – А стена куда делась? – Илья провел перед собой рукой, пытаясь ощупать невидимую стену.
    – Она здесь не для вас. Она для посторонних.
    – Я не совсем… Черт возьми! Я совсем ничего не понимаю! Что это такое?
    – Я сейчас вам все объясню, – терпеливо, как учитель, сказал Антон. – Закройте дверь.
    Илья оттолкнул от себя дверную ручку и услышал, как сухо клацнул замок. Прямо как затвор автомата.
    – Обратите внимание на кнопки звонков, – Антон провел рукой по небольшой панели справа от дверного косяка. – Их здесь четыре штуки. Верхняя – ваша. А теперь позвоните вашему соседу, вы ведь захотите с ним познакомиться.
    Илья нажал на вторую сверху кнопку, и минуту спустя дверь открылась. За ней стоял пожилой мужчина одетый по-домашнему.
    – Здравствуйте, Иван Иванович – сказал Антон. – Что же вы открываете, не спрашивая. А домофон на что? Познакомьтесь с вашим новым соседом. Его зовут Илья.
    Мужчина пожал Илье руку, кивнул Антону.
    Тут до Ильи стало что-то доходить. Это же коммуналка!
    – Мы что, будем жить вместе?
    – И да, и нет, – ответил Антон.– Ваши дома находятся в разных мирах. Одна дверь ведет в разные пространства.
    – А как же звукоизоляция? Жена молодая, сами понимаете.
    – Отличная изоляция, – ответил Антон. – Квартиры расположены в разных измерениях.
    Иван Иванович улыбнулся и закрыл дверь. Когда Илья снова открыл ёё, то внутри никого не было.
    – Надеюсь, теперь вы поняли, в чём тут фокус? – спросил Антон, подталкивая Илью в спину. – По себе знаю, пока своими глазами не увидишь, не поймёшь и не поверишь. Дом рассчитан на четыре семьи, но пока здесь живет только Иван Иванович. Одна дверь – четыре входа.
    – Прямо как вилка, – усмехнулся Илья, проходя внутрь. – Один удар – четыре дырки.
    – Открываете дверь вы – попадаете в свой дом, – не обращая внимания на шутку, продолжил за его спиной Антон. – Открывает Иван Иванович – попадает в свой. То же касается и остальных семей, никто чужой в дом не войдёт. Перед ним возникнет кирпичная стена. Грабежи исключены. Подобные дома строятся уже лет двадцать. А такие двери внедрили в производство только в этом году. Можно сказать, что вы один из первых, кто пользуется ими. Раньше жильцам приходилось набирать сложные коды на дверях, а сейчас все упрощено до предела. Дверь настроена на магнитные излучения вашего мозга. Психоключ, одним словом.
    Илья долго ходил по комнатам в поисках подвоха. Всё было нормально, дом как дом. С балкона открывался вид на море, и это его совсем не удивило. Он знал, откуда на окраине Москвы взялось море. Заметив взгляд Ильи, Антон ухмыльнулся.
    – Приятная неожиданность, неправда ли? Когда я впервые с этим столкнулся, то был шокирован. Если сейчас об этих домах знают все люди, то тогда это было в новинку.
    Илья открыл окно, с моря тянул тёплый влажный ветер, кричали чайки. Нереальность происходящего подчёркивало то, что оба они стояли перед окном в тёплых дублёнках. В этом мире было лето.
    – А можно выйти к морю? – спросил Илья.
    – Вторая дверь находится вот здесь, – Антон провел Илью к двери. – Выход как раз на пляж.
    В доме Илье понравилось, а главное, устроила цена. На следующий день они заключили сделку. Переезд прошёл безболезненно. Илья с женой стали обживаться. Особенно по вкусу им пришёлся вид из окна. Московские улицы были занесены снегом, а здесь господствовало умеренное лето.
    Весь следующий день, а это была суббота, у них ушел на сортировку вещей, раскладывание книг по полкам. Выходить никуда не хотелось. Вечером они сидели у распахнутого окна и наслаждались летним закатом. Солнце было крупнее обычного и заметно красней, за окном не сыпал надоевший за зиму снег.
    – Вот бы туда спуститься, – сказала Ирина.
    – Вот бы, – согласился Илья. – Только как-то… страшно.
    –Фу, какой же ты рыцарь? Моря боишься?
    – Ир, давай завтра, а? Все дела сделали, завтра воскресенье. Прямо утром на пляж.
    – Пусть завтра… только рано утром.
    Они легли спать. Долго не могли уснуть, обсуждая свой новый дом. Всю ночь им чудилось мяуканье котенка. Откуда бы ему здесь взяться, у них сроду живности не водилось. Илья даже несколько раз поднимался и пытался найти, откуда же доносится этот жалобный мяв. Но так ничего и не нашел. Утром Ирина его разбудила. Невидимый котенок молчал. То ли уснул, то ли ночной кошачий концерт им просто привиделся.
    – Завтрак готов. Ты обещал на пляж сходить.
    …Песок не был теплым. Хотя вода показалась не очень холодной. Но, все же, не настолько теплой, чтобы торчать в ней по полчаса. Илья окунулся пару раз и вылез. По коже сразу побежали мурашки. А Ирина плескалась как дельфин и хоть бы хны.
    – Ну ты, мерзляк! – кричала Ирина, и брызгала в него водой. – Идем сюда!
    Илья отползал подальше, очень уж холодными показались ему вдруг долетающие капли. Он смотрел на это море и на полоску желтого песка, и пытался понять, где они находятся. Антон сказал, что на берегу теплого моря. Но только сейчас Илье пришла в голову запоздалая мысль – на берегу какого теплого моря? Что-то он не узнавал этих мест. Пляж отличался от турецких, на которых успела побывать чуть ли не вся Россия, и от алжирских тоже. На Южную Америку тоже не было похоже. А еще странно, что в таком прекрасном месте нет ни одного туриста. Может, это и не Земля вовсе? Мало ли где разместили вторую половину дома эти умельцы?
    – Ирин, выходи! – сказал Илья. – Пойдем, пожуем чего-нибудь, что-то я проголодался.
    – Там все в холодильнике лежит, – отозвалась фыркающая как кит жена. – Разогрей и поешь.
    – Пойдем вместе, – Илья не хотел рассказывать о подкравшейся тревоге, да и глупо бы это выглядело. – Одному скушно.
    – Ну ладно, пошли.
    Ирина вышла из воды как божественная Афродита. У ног ее играли маленькие пенные буруны. Они вернулись в коттедж.
    – Ну, что же ты не ешь? – спросила Ирина, когда они, придвинув стол поближе к распахнутому окну, разложили на нем вполне приличный перекус.
    – Да что-то расхотелось. Разве что чайку попью.
    Есть ему действительно не хотелось.
    Вдруг прочирикал дверной звонок. На той, московской двери, за которой снег и холод. Илья уже и забыл совсем о зиме, но, едва только открыл, как его пробрало до костей.
    На улице стоял Иван Иванович, одетый почти по-домашнему – в легкой курточке, накинутой на майку и в тапочках. Илья впустил его в прихожку, и запер дверь.
    – Простите, Илья, вы случайно не видели моего кота? – спросил Иван Иванович, ежась от холода. – Вернее, котенка.
    – Нет. – Илья обернулся и посмотрел на Ирину. – Не было здесь никаких котов. Хотя, ночью мы слышали…
    И тут Илья его увидел. Маленький рыжий полосатик вышел из спальни, и медленно подошел к Ивану Ивановичу.
    – Кис-кис. Пошли домой, гуляка, – Иван Иванович нагнулся и подобрал его.
    – А как же он попал сюда? – спросил Илья, с удивлением глядя на маленький комок рыжей шерсти в руках соседа.
    – Я не знаю, – ответил Иван Иванович, поглаживая рыжую головку с торчащими в разные стороны антеннами усов. – Иногда исчезает, и я не могу его найти. Потом появляется. Может вдруг на улице оказаться или в гараже. Кошки… кошки всегда читались загадочными животными. Наверно, Мурзик умеет ходить между этими, как их, измерениями.
    – Странно, – сказал Илья и, посторонившись, добавил. – Может, зайдете, чайку попьем? Все ж соседи.
    – Да нет, я занят… – Иван Иванович засуетился, хотел, было выйти, но почти сразу передумал. – Хотя, дела могут и подождать. Не такие уж они и важные. Сейчас, только, Мурзика отнесу.
    – Да зачем относить? – Илья втянул соседа в прихожку и закрыл дверь. – Пойдемте с ним. И ему молочка найдется.
    – Да не удобно… – Иван Иванович даже слегка покраснел. – У вас жена, а я в тапочках… и не при параде. Да еще и с животным.
    – Да бросьте, Иван Иванович, мы же теперь свои. Пойдемте!
    Сосед, скинул тапочки. Смущаясь, и прижимая Мурзика к груди, прошествовал вслед за Ильей.
    – Ой, какой котик, – Ирина протянула руки и погладила Мурзика. – А вы наш сосед?
    – Да, это наш сосед, – сказал Илья, усаживая гостя за стол. – А это Мурзик. Тот самый, который нам спать не давал.
    Чай остыть еще не успел. Мурзик запрыгнул на колени к Ирине, видимо, смекнув, кто угостит его молоком. Илья тем временем поставил на стол бутылку виски.
    – Чай не виски, много не выпьешь!
    – Я, Илья, знаете ли, не пью, – запротестовал Иван Иванович.
    – А мы пить и не будем. Так, пригубим маленько. Как говорится по-английски – уипьем уиски!
    Несмотря на обещание "маленько пригубить", стопки были налиты полными.
    – А вы давно здесь живете? – спросил Ирина.
    Она налила молоко в блюдце и поставила на пол, опустив рядом Мурзика. Котенок, обмакнул в него усы раз, и другой, затем принялся лакать.
    – Нет, я здесь вообще не живу, – ответил Иван Иванович, дождавшись, пока Ирина снова вернется к столу. – Я до пенсии не смог скопить даже на сарай. Это квартира сына. Мне просто ключ сделали временный, – он постучал пальцем по виску, показывая, где у него ключ. – Ромка сам здесь еще и не жил, как купил. Он в командировку уехал и попросил за домом посмотреть. Вернее, за котом и за рыбками. У него там пираньи в аквариуме.
    – Пираньи? – Илья округлил глаза.
    – Пираньи, – Иван Иванович рассмеялся. – Экзотика. Аквариум крышкой закрывается. Такой большой тяжелой стеклянной крышкой. Однажды Ромка, еще в старой своей квартире, покормил рыбок и уехал на работу, а крышку на место забыл поставить.
    – И?
    – Кот решил рыбкой полакомиться и…
    – Бедный котик, – Ирина почесала котенка за ухом.
    – Да нет, это не Мурзик был, – Иван Иванович по команде Ильи взял стопку, и они одновременно их опрокинули. – От того кота только кости и остались.
    – Ужас! – Ирина отодвинула полную стопку. – Я, пожалуй, чуть позже выпью. И вы не боитесь их кормить?
    – Боюсь, а что поделаешь, – Иван Иванович поставил пустую стопку на стол. – Они ж тоже кушать хотят.
    – Не котами, надеюсь, кормите? – Илья фыркнул, довольный своей шуткой.
    Иван Иванович шутку принял всерьез.
    – Там полный холодильник говядины. Пираньи очень любят говядину.
    – Пираньи, это хорошо, – заметил Илья. – А мне вот интересно, как Мурзик у нас в квартире оказался?
    Иван Иванович пожал плечами и надул щеки.
    – Он и раньше это проделывал. То в гараже окажется, то просто на улице. Ничего страшного не происходило.
    Илье вдруг в голову пришла не очень приятная мысль.
    – Э-э, подождите… – сказал он, прихлопнув ладонью по столу. – А эти ваши… пираньи… они не умеют так… ну, как Мурзик? – Илья нервно хихикнул. – Ну, перемещаться. Как-то не хочется однажды проснуться в постели наполовину обглоданным.
    – Да вроде не замечал, – сказал Иван Иванович, почесав макушку.
    Ирина слегка побледнела.
    – В постели не знаю, – сказала она, схватив Илью за рукав, – а вот в ванной с ними оказаться.… И ведь убежать не успеешь.
    – Мне это определенно не нравится. Надо с Антоном поговорить, – Илья взял с подоконника сотовый телефон и стал набирать номер. – Странно, сети нет. Вчера вроде была…. Или нет, я же из дома не звонил, не проверил. Надо на улицу выйти, здесь наверно стены экранируют.
    – Скорее, не стены, а пространство, – заметил Иван Иванович. – Не забывайте, в каком доме мы живем. Достаточно просто перейти к "нашей", "московской" стене и телефон начинает "ловить". Ну ладно, вы звоните, а я, пожалуй, пойду.
    Иван Иванович забрал Мурзика и в сопровождении Ильи прошел в прихожую. Обув свои домашние тапочки, он толкнул дверь. Она не тронулась с места.
    – Забыл совсем, – рассмеялся Иван Иванович. – Откройте, пожалуйста.
    – А что там? А, тоже забыл – кирпичная кладка!
    Илья стал открывать дверь, но ему она тоже не поддалась.
    – Надо же, ни позвонить, ни выйти, – пробурчал Илья, тряся дверную ручку.
    – Что у вас там? – спросил Ирина.
    – Да дверь не получается открыть, – озадаченно ответил Илья.
    Ирина подошла, нажала на ручку, и дверь легко подалась, впустив в комнату зимний холод.
    – Надо же! Открылась! – проговорил Илья, восхищенно глядя на жену. – Перед тобой даже дверь не устояла.
    –Ну ладно, я, пожалуй, пойду. – Иван Иванович влез в свои тапочки. – Пока дверь открыта.
     Он вышел на улицу. Илья, посмотрел на экран телефона – всего только две антенны – и шагнул следом за ним.
    – Я позвонить только, скоро вернусь, – сказал он Ирине.
    На улице шел снег. Надо было куртку одеть, подумал Илья и хотел, было вернуться, но передумал – сейчас он быстро позвонит и сразу домой. Он стал набирать номер Антона.
    – Ну, я пошел, – сказал Иван Иванович, когда Ирина закрыла за ними дверь, и взялся за ручку. – Эх, едрить тебя в квадратный корень!
    Илья оторвался от телефона и посмотрел на открытую дверь. За ней была кирпичная стена. Иван Иванович закрыл и снова потянул ручку на себя. Результат тот же – вход заложен кирпичом. Обычным силикатным кирпичом.
    – Алло, – сказала трубка голосом Антона.
    – Антон, это Илья.
    – Илья? Какой Илья?
    – Коттедж я купил у вас недавно.
    – Ах, да, вспомнил. Ну, как устроились?
    – Хреново. Ваш дом глючить стал.
    – То есть?
    – Сначала меня выпускать не хотел, а теперь Ивана Ивановича не впускает. Наверно, и меня тоже. Сейчас проверю, – Илья отодвинул соседа, захлопнул дверь и снова открыл. Она подалась легко, но за нею была все та же кирпичная стена. – И меня тоже. В общем, мы тут втроем на улице стоим, в тапочках. Я, Иван Иванович и Мурзик его.
    – Мурзик в тапочках? – голос Антона был слегка удивленным.
    – Нет, Мурзик не в тапочках, – ответил Илья, начиная раздражаться. – У Мурзика, между прочим, шкура теплая, а я без куртки. А вообще, я хотел вам сказать, что Мурзик каким-то образом попал в наш дом.
    – Простите, Илья, я ничего не понял. Мурзик к вам в дом попал, а вы туда не можете попасть?
    – Да, и Иван Иванович тоже. Мы с ним на улице стоим. И Мурзик с нами. А жена моя дома. А у Ивана Ивановича пираньи некормленые.
    – Вы там, видимо отмечаете новоселье. Позвоните завтра.
    Антон отключился. Илья стал снова набирать его номер, но Антон вообще перестал отвечать. Потом Илья позвонил жене, сказать ей, чтобы открыла. Телефон Ирины был вне зоны доступа сети. Наконец, он догадался нажать на кнопку звонка.
    – Кто там? – услышал он голос жены из домофона.
    – Я это. Открой.
    – Не могу. Не открывается. Ох, у меня давление подскочило из-за твоего виски. Всего-то стопку выпила, когда вы вышли. Может, сходишь в аптеку?
    – Какую аптеку? Я тут в майке на морозе стою! Открывай!
    – Да не открывается, я же сказала!
    Илья с силой надавил большим пальцем на клавишу "отбой".
    – Попали мы с вами, Иван Иваныч, в рождественскую сказку. Я уж и не знаю, что делать. Ладно, черт со мной. Я могу поехать в отель, или к родителям. А Ирка? Ведь она выйти не может. И, самое главное, Антон мне не поверил. А контора их только завтра откроется. Что делать?
    Иван Иванович провел рукой по кирпичной кладке.
    – Интересно, а если ее кувалдой? – задумчиво спросил он.
    – Сломать стену? – Илья оживился. – А что будет за ней? Ваш дом или мой? Если будете ломать вы, то попадем к пираньям, а если я – то к моей жене?
    – Надо еще кувалду найти, – Иван Иванович выпустил Мурзика, и тот стал прыгать в мягком снегу, гоняясь за летающими пушинками. – И махать ею, скорее всего, предстоит вам, я уже стар для этого.
    – Думаю, стоит поискать в гараже, – заметил Илья, и они направились к воротам стального цвета.
    Гаражная дверь поддаваться тоже отказалась. За нею красовалась неоштукатуренная кирпичная стена. Илья уперся лбом в холодные кирпичи и закрыл глаза.
    – Вот влипли, – прошептал он. – И что ж теперь делать?
    Иван Иванович, притаптывал рядом, пытаясь отогреть замерзшие ноги.
    – Надо к соседям зайти, – сказал он. – Кувалду попросить.
    Илья, не отрывая лба от стены, скосил на соседа глаза.
    – И как вы себе это представляете? Два пьяных дурака звонят в вашу дверь и говорят – "Здравствуйте, мы ваши новые соседи, дайте, пожалуйста, кувалду, нам нужно сломать дверь".
    – Мда, – ответил поскучневший Иван Иванович. – Еще чего доброго милицию вызовут. Хотя, по мне уж лучше милиция, чем околеть здесь.
    Иван Иванович решительно направился к калитке.
    – Да подождите вы! – закричал Илья, оторвавшись от стены. – Дайте же подумать!
    – Что тут думать? – в голосе Ивана Ивановича проклевывалась истерика. – Мне уже холодно! Быстрей надо думать!
    – Придумал, чего уж тут думать, – улыбнулся Илья. – Я сейчас позвоню своему товарищу, и он привезет инструмент. Болгарку, перфоратор, кувалду. Людей привезет, и они в два счета снесут эту чертову стену!
    – А подключать куда? – Иван Иванович оглянулся. – Ни одной розетки.
    – А, точно. Аккумуляторную болгарку нужно.
    Иван вынул из кармана трубку.
    – Алё, Витек, тут такое дело…. Погоди! Черт! Батарейка села! Нет, ну если не везет, то во всем!
    Иван Иванович взглядом философа наблюдал, как взбешенный Илья топчет свой смартфон.
    – А у меня кувалда в гараже стояла, – сказал мечтательно Иван Иванович. – Только тяжелая, я ее даже и с места сдвинуть не пытался.
    – Может, и у меня тоже стояла. Я еще осмотреть гараж толком не успел, – Илья успокоился и перестал втаптывать "Нокию" в снег. – А странно. Перед нами стоит один гараж, а мы думаем, что там два.
    – А подселят еще двоих соседей, и будем думать, что четыре, – добавил Иван Иванович.
    Илья, попрыгав на телефоне, угомонился вовсе. Он стоял на своей "нокии" и задумчиво смотрел на прикрытую дверь.
    – Кстати, куда подевался Мурзик? – спросил Иван Иванович. – Только что здесь был. Ох, котяра неугомонный!
    – Черт с ним, с вашим кошаком! – ответил Илья. – Холодно ведь! Я уже и рук не чую! И ног тоже. Уже и хмель весь прошел.
    Он подошел к двери и со всей злости пнул ее ногой. Дверь медленно открылась. А за ней… Нет, за ней была не кирпичная кладка… И даже не прихожая его нового дома. За дверью волны облизывали желтый песок, то накатывая на берег, то отступая, то накатывая, то отступая.
    – Блин, а где же Ирина? – сказал Илья, осторожно заглядывая внутрь. – Гребаный дом! Куда ты дел мою жену?
    Он вошел внутрь. Сделал пару шагов, увязая ногами в песке, затем еще пару шагов, и вдруг снова оказался рядом с Иваном Ивановичем. Илью словно развернуло, будто вышвырнуло назад, за дверь, в заснеженную Москву. Иван Иванович отпрянул от него как от призрака. Он смотрел мимо Ильи, губы его тряслись, рука указывала куда-то вдаль. Илья оглянулся и увидел… самого себя. Вернее свою спину. Рядом с его двойником шла Ирина. Они приближались к облизывающим берег волнам. Ирина разделась и прыгнула в воду. Двойник Ильи последовал за ней, но, пару раз окунувшись в воде, вернулся на берег.
    – Ну ты, мерзляк! Идем сюда! – кричала Ирина, зачерпывая воду ладошками, и кидая ее на берег.
    Иван Иванович дотронулся до плеча Ильи.
    – Кто это? – спросил он. – Кто это там?
    – Я, – сказал Илья, заворожено глядя на смеющуюся парочку. – Сегодня утром мы купались в море. Это как запись на киноленте. Я решительно ничего не понимаю.
    – Закройте же это! Закройте! – закричал Иван Иванович и захлопнул дверь.
    Илья снова распахнул ее, и увидел обычную прихожку. На порожке сидел Мурзик. Мордочка его была в молоке.
    – Ну, котяра, ты у меня сейчас получишь! – Иван Иванович потянулся к Мурзику.
    – Ирин, ты здесь? – спросил Илья, заходя в дом.
    – Здесь. Ты что так долго?
    – Да так, дверь не открывалась. Гребаный глючный дом!
    – А я, кажется, понял в чем дело, – заметил Иван Иванович.
    – В чем? – Илья остановился.
    – Вся истина в вине. Наш ключ настроен на одни волны, а когда мы вмазали по стопке, то излучение мозга несколько изменилось и ключ перестал работать.

      

    – Возможно. А потом, как хмель вышел, ключ снова стал работать?
    – Думаю, что так.
    – А как же море? Песок? И я с Ириной на пляже?
    – А вот этого я не знаю. Может быть, Мурзик что натворил. Они ж загадочные, эти кошки.
    – Ну что, на посошок?
    – Да я вообще-то не пью.
    – По маленькой.
    – Ну, только чуть-чуть.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн