Главная

     Конкурс 1

     Конкурс 2

     Мастер

     Вход

     Жюри

     Разминка

     Регистрация

     Новости

     Положение

     Оргкомитет

     ЖЖ

     Партнеры

     Линки

     Контакты

Рейтинг@Mail.ru


 

КРЫША

Артмастер

КРЫША

    Рассказ о безусловной пагубности вредных привычек.

    Тот год у Витька Клопанова выдался на редкость неудачным. Вначале, за патологическую нелюбовь к лекциям и пристрастию к «травке», его поперли с дневного отделения института, а как следствие, отлучили и от койки в студенческой общаге. Всю зиму он перебивался случайными заработками, ища на ночь приюта у многочисленных знакомых. Но к весне, ему вдруг несказанно повезло. Какие- то дальние родственники, засобирались на полгода в зарубежную командировку, ну и попросили присмотреть за небольшим загородным домишком. Однако помятуя о похождениях «вольного студента», они первым делом наглухо заблокировали все двери в жилые помещения, предложив Витьку обосноваться в небольшой коморке на чердаке, именуемой новомодным словом «пентхаус». Но скиталец был рад и этому, ведь впервые за долгое время, у него появилась таки своя крыша над головой. Жизнь снова начала понемногу налаживаться и как-то в погожий весенний денек, «на огонек» заскочили старые приятели. Добротно «оттянувшись», вдоволь выпив и курнув, они лишь к утру покинули гостеприимное пристанище.
    
    Витька разбудили мягкие лучики солнца, словно нехотя пробивавшиеся сквозь тусклое запыленное оконце. Он привел ноющее тело в вертикальное положение и томно огляделся. Заметив что в темном углу комнаты кто-то сопит и нервно ворочается, Витек превозмогая слабость и внезапно накатившее чувство тревоги, осторожно подкрался поближе. Приглядевшись, он тут же облегченно выдохнул. Это был Бобо, студент – аграрник из Зимбабве. Его тоже не так давно выперли из института и теперь, перейдя на нелегальное положение, Бобо для конспирации, старался вести исключительно ночной образ жизни.
    
    - Угораздило ж тебя, в самую темень забраться, - пробурчал Витек, расталкивая приблудного гостя.
    
    Тот, с трудом приподнял грузное тело с грязной подстилки, поморгав, разлепил припухшие веки и растянул губы в широченной улыбке, словно пытаясь тем самым выразить свою благодарность, приютившему на ночлег хозяину. Затем, что- то пробормотав на родном наречии, принялся деловито расхаживать по комнате. Витек, плюхнувшись в старенькое кресло, стал внимательно наблюдать за действиями быстро очухавшегося постояльца. Вначале Бобо собрал все окурки. Он, словно следуя некому древнему охотничьему инстинкту, умудрялся отыскивать их даже в самых недоступных местах. Из собранных припасов, ловкий добытчик скоренько смастерил парочку довольно приличных «косячков», а из остатков закуски, приготовил весьма питательный завтрак. Витьку, явно пришлась по душе деловая хватка и хозяйственность гостя и он поразмыслив, предложил тому немного пожить в своем холостяцком пристанище.
    
    Ну а вскоре под гостеприимной крышей, к ласкающему слух слову «травка», стали добавляться неслыханные доселе термины – «культивация», «вегетативный период», «перекрестное опыление». Витек сходу сообразил, какого полезного человека послало ему доброе провидение. На пару с постояльцем, они раздобыли семена голландской марихуаны и следуя всем аграрным премудростям, преступили к взращиванию первого урожая. Прошло совсем немного времени и на свет появилась обильная, добротная поросль. Витек, весь световой день проводил на грядках. Зеленоватый цвет лица и рубашка оттенков «хаки», надежно укрывали его от назойливых взглядов соседей. Ночью же, на вахту заступал трудолюбивый Бобо.
    
    Шли день за днем, плавно перетекая в недели. И чудо случилось! Тонкий научный расчет, заботливые руки аграриев и плодородная российская землица, сделали свое дело. На свет появился, невиданный доселе продукт, отличавшийся мягкостью и поистине убойной силой. Труженики, просто не могли нарадоваться, любовно взирая на собранный урожай. После первого же пробного «косячка», у Витюни, неожиданно взыграла природная русская смекалка. Он решил, что негоже пускать на ветер столь ценный продукт и предложил после каждой затяжки, выдыхать остатки дыма в воздушные шарики, дабы была возможность, вторично использовать благодатные испарения. Здесь пошли на пользу, даже знания полученные на техническом факультете. Из разбитого кальяна, рационализатор соорудил специальное приспособление, которое заметно облегчало и ускоряло процесс заполнения шариков.
    
    Первые же пробные эксперименты, доказали всю правильность расчетов. Вторичный продукт, хоть и был заметно слабее оригинала, однако своих целебных свойств, при этом не терял. Сообразительный Бобо, быстренько смекнул по поводу конкурентоспособности нового товара. А вскоре, поступили и первые заявки, на оптовые поставки, исходившие от владельцев ночных клубов. Работа закипела и дело быстренько пошло в гору. Заказов становилось все больше, зачастую приходилось даже привлекать дополнительные силы. Для этих целей, Бобо приспособил двух своих соотечественниц. Девицы отличались такой огромной грудью и широченными губами, что казалось, они способны в несколько приемов, надуть даже аэростат.
    
    В одну из ночей, когда работы было совсем невпроворот, основательно уставшие друзья, прилегли немного вздремнуть, а девицы меж тем, продолжали нести свою пусть нелегкую, но все же весьма приятную трудовую вахту. И тут случилось непредвиденное. Африканские труженицы явно перестарались и к утру, шариков скопилось такое количество, что они без труда оторвали крышу от здания и та, медленно поплыла над просыпающимся городом.
    
    Обеспокоенные сим невиданным наваждением, бдительные граждане тут же принялись звонить в милицию. Звонков было столько, что пришлось экстренно поднимать по тревоге весь персонал психоневрологического диспансера. А в городе, был объявлен план «паленая водка». Меж тем, часть шариков по дороге лопнула, какие-то выпорхнули наружу и крыша плавно опустилась на садовый участок некой Клавдии Степанюк. Ошарашенная Клава, робко отворила чердачную дверь и вошла внутрь. Незнакомый пряный аромат, приятно защекотал в носу. По телу вмиг разлилась бодрящая теплота, окатив волной неведомых доселе ощущений. Подскочив к окну, она зычно рявкнула в сторону подоспевшей на шум соседки:
    
    - У меня теперь бандитская крыша! Пусть только попробует какая ни будь тварь сунуться!!!
    
    Насмерть перепуганная соседка, перекрестилась и бросилась звонить в милицию. Прибывший вскорости наряд, ввалился в Клавин приют и начал было подозрительно принюхиваться. Но вскоре, глазки у стражей порядка «замаслились» и стали игриво зыркать по сторонам. Не прошло и пяти минут, как вся троица вальяжно расположившись прямо на помидорных грядках, принялась нежно ощупывать чувственные телеса Клавдии. Та весело и кокетливо оборонялась, все больше раззадоривая новоявленных соблазнителей. На запросы начальства, милиционеры бодро рапортовали о том, что проводят профилактическую работу с населением. И действительно, совсем скоро возле крыши, стало собираться и упомянутое ни к месту население.
    
    Первым подоспел местный алкаш Федька, Следом на запашок, со всей округи потянулись и наркоманы. Завидев внутри милицию, они заявили, что дескать пришли с повинной и готовы прямо на месте дать любые показания.
    
    Еще долго под дружный хохот, проходило заполнение протоколов, сопровождавшееся ручным досмотром Клавдии. И лишь нагрянувший под вечер ОМОН, смог проветрить и очистить помещение.
    
    Досталось в тот день и перелетным птицам. Стая лебедей, расклевала по неосторожности несколько шариков и хватанув убойного зелья, резко повернула назад. Покружив над парком, птицы выгнали из фонтана пьяных десантников и устроили там настоящую оргию. Тревожные слухи поползли по городу. Кто-то говорил о новой разновидности птичьего гриппа, кто-то о грядущем конце света, однако знающие люди утверждали, что это типичное для средней полосы явление. Нечто подобное, еще век назад, ярко осветил композитор Чайковский, в своем нетленном произведении «Лебединое озеро».
    
    Но хуже всего, пришлось двоечнику и разгильдяю - пятикласснику Колупкину. Он снял зацепившуюся за дерево, целую связку шариков. А затем, явно из хулиганских побуждений, тут же взорвал один из них. Детский организм, сопротивлялся недолго. Худенькие ножки подкосились, тело вдруг приобрело невиданную легкость и Колупкин, медленно поплыл над тротуаром. Однако шаловливые ручонки, продолжали периодически отстреливать шарики, заставляя и без того невесомое, тщедушное тельце подниматься все выше и выше.
    
    Через пять часов, он был зафиксирован в районе военного аэродрома. Шарики к тому времени уже закончились и худенькая фигурка, одиноко парила над взлетной полосой. Поднятый по тревоге вертолет, прижал вконец разомлевшего Колупкина к бетонке. А подоспевший патруль, без лишних разговоров, доставил воздухоплавателя на допрос к особисту.
    
    Майор Пупыкин, пребывал в азартном, возбужденном состоянии. Со стороны, он больше походил на гончую, которая уже настигла свою добычу и приготовилась издать звонкий, победный лай. Перед глазами, то и дело проплывали полковничьи погоны, а за ними ну как минимум, орден «За боевые заслуги». А как иначе? Ведь ни каждый же день, над стратегическим объектом удается выловить английского шпиона. А сей факт, уверенно подтвердила переводчица Леночка, сказав ко всему прочему, что задержанный, говорит на мягком Йоркширском диалекте и представляется как сэр Поттер, по имени Гарри.
    
    Тут же уселись за составление протокола. Однако сэр Гарри, говорил от чего- то совсем тихо и слушать его приходилось, приблизившись вплотную к изможденному детскому личику. Слова из уст задержанного, выплывали размеренно и плавно, а вместе с ними пробивался сладковатый дурманящий запашок. Его действие, первой ощутила на себе Людочка. Издав томный вздох, она закатила глазки и откинулась на спинку стула. Однако к тому времени, переводчик особисту, был уже без надобности. Он и сам безо всяких проблем, стал вникать в английскую речь, хотя в школе и училище, изучал исключительно немецкий язык, а уж про Йоркширский диалект, до сего дня и слыхом, не слыхивал. Ну а теперь. Теперь без особого труда, стала даваться не только разговорная речь. Майор вдруг осознал, что свободно владеет и английской грамматикой, причем писать он мог, обеими руками одновременно. Сей факт, показался довольно занимательным и особист, вооружившись двумя авторучками, принялся составлять протоколы на родном и иноземном наречии. По левую руку, аккуратно ложились английские вариации, ну а справа, уверенно росла стопочка русских текстов, тем паче что шпиону было о чем поведать.
    
    Когда закончились запасы бумаги, майор смахнув капельки пота со лба, кинулся в соседний кабинет. Он был так возбужден, что даже забыл запереть за собой двери. Легкий сквознячок, ворвавшийся в комнату, подхватил не успевшее набрать вес тело шпиона и Гарри, в один миг выпорхнул в открытую форточку. Особист выскочил на улицу, но разгулявшийся ветер, дувший явно в сторону Англии, уносил шпиона все дальше из виду, ну а вместе с ним и мечты о скором повышении.
    
    А на следующий день, когда начальство разбирало протоколы, майор сожалел лишь о том, что у него отобрали табельное оружие. Но все же как говориться - «нет худа, без добра». Пупыкина уволили в запас. А он, скоренько восстановив в памяти материалы допросов, умудрился издать книжонку в стиле «фэнтези». Ходят слухи, что даже уже готовиться ее английская версия.
    
    
    
    Ну а меж тем, Витек и Бобо прибывали в полном смятении. Подступала зима, а вместе с ней близилось и скорое возвращение родственников. Нужно было срочно возвращать крышу на прежнее место.
    
    Две недели велись тщательные расчеты и прорабатывались все детали предстоящей операции. В дело были вовлечены лучшие студенческие силы, не жалели для этой цели и целебного продукта. Вскоре план был готов. Решено было вновь заполнить чердак шариками и когда тот оторвется от земли, плавно доставить его на место, водрузив на осиротевшие стены. Оставалась только одна проблема, нужно было как-то решить вопрос с хозяйкой участка, на котором и нашла свое временное пристанище неугомонная крыша.
    
    Однако Клавдия, едва учуяв знакомые ароматы, без лишних разговоров влилась в дружный студенческий коллектив. Но видимо лишняя рабочая сила, внесла свои губительные коррективы в тонкие расчеты. И вместо плавного взлета, неожиданно раздался мощный взрыв, в секунды разметав всю крышу по соседним участкам. А сизое облако из благородных испарений, поплыло к реке и накрыло расположенную в ложбинке деревушку.
    
    Поселение замерло. Да и по правде сказать, суетиться там, особо было некому. Все население состояло из четырех древних бабок, двух коров, да деда Ермолаича. Старушки, оказавшиеся под воздействием удивительного зелья, поначалу принялись было неистово креститься и отбивать земные поклоны. Однако довольно скоро освоились и весело щебеча, неторопливо порхали от дома к дому.

      

    
    Неведомая напасть, не обошла стороной и деда Ермолаича. Он бодро впрыгнул в припасенные на скорбный день черные синтетические брюки, хватанул пару стопок ядреного напитка, собственного приготовления и соколом подлетел к разрумянившимся старушкам. От кокетливых взоров односельчанок, кровь в жилах так и закипела, но в животе при этом, что-то подозрительно заурчало и забулькало. Ермолаичь браво выпятил грудь и шаркнул ножкой. И в этот момент, предательские газы нашли выход, а синтетические брюки, как на грех, дали искру. Из-за спины вырвалась реактивная струя пламени и дед, заложив крутой вираж над крышами, унесся в сторону леса.
    
    - Чисто кочмонавт…
    
    - Есть еще порох в пороховницах,- захихикали ехидные старушки.
    
    На следующий день, когда бодрящий туман рассеялся, бабки с трудом доползли до не доеных коров. Те так же в обилии хватанув от «благодати», тоскливо мычали, тараща мутноватые глазищи. Правда молоко полученное в тот день, обладало некими весьма загадочными свойствами. И старушки, выработанной из него сывороткой, весь последующий год умудрялись лечить свои многочисленные хвори. Ну а Ермолаичь, пропустив стопку другую самогона, частенько выходил во двор и подолгу с тоской смотрел в небо.
    
 

  


    Copyright © 2009, Леонид Шифман, Константин Бернштейн